$ 63.3968.25$53.89
21 января 2016 года в 13:30

Автор бренда «Жиртрест»: «Мне всё равно, на кого нападать»

Анатолий Аронов о бизнесе на троллинге

Автор бренда «Жиртрест»: «Мне всё равно, на кого нападать»

В апреле прошлого года предприниматели начали бороться за права на бренд «Вежливые люди». Сразу несколько компаний, включая «Военторг», подали заявку в Роспатент на регистрацию соответствующего товарного знака. Однако в базе Роспатента на тот момент уже появились две совершенно одинаковые заявки, поданные ещё в марте некими Василием Петуховым из Москвы и Михаилом Семченко из Киева. «Мы пробивали этих людей через базы, таких предпринимателей нет в природе, — рассказал тогда в интервью Forbes один из бизнесменов. Президент Первой патентной компании(ППК) Анатолий Аронов сразу сообщил СМИ, что Петухов и Семченко не только «абсолютно реальные» предприниматели, но и его клиенты, хотя сами они напрямую ни с кем общаться не стали.

Упоминания Первой патентной компании регулярно встречаются в новостях о новом вызывающем бизнесе — Аронов рассказывал о создании клуба для бывших заключённых «Владимирский централ» и баров «ДНР» и «ЛДР» для выходцев из самопровозглашённых республик, о турах по местам жительства коррупционеров и поездках в Сирию. Что происходит с проектами Аронова после того, как о них написали СМИ, почти всегда остаётся загадкой.

В среду, 20 января, его имя вновь оказалось на слуху — предпринимательница Светлана Золотая в интервью агентству городских новостей «Москва» заявила, что намерена открыть кафе для людей весом больше 100 кг под названием «Жиртрест». Вслед за её рассказом в заметке приводятся слова её консультанта Анатолия Аронова. Позже выяснилось, что концепция заведения «Жиртрест» — его рук дело, а будущее кафе туманно.

«Секрет» поговорил с известным концептуалистом и понял, что бизнесмен выкидывает в информационное пространство несколько безумных идей для малого бизнеса в месяц и ждёт отклика потенциальных инвесторов. Он рассказал, как зарабатывает на этом.

— Анатолий Борисович, во всех интервью говорится, что кафе «Жиртрест» открывает Светлана Золотая. При этом вы утверждаете, что идея ваша. Чья же это всё-таки компания?

— Мы всё вместе делаем. Светлана — инвестор. Она финансист, работала в США в Goldman Sachs. Заработала там денег, а в этом году вернулась на родину, к родителям. А тут как раз кризис, ни у кого денег нет, а у неё есть скоплённые $300 000. Мы старые друзья, вот она и пришла ко мне, попросила придумать, куда вложить деньги. Сама она крупная женщина, весит 120 кг, и я ей сказал: «Ты толстая, тебя всё время в школе обижали, называли толстой, свиньёй, жиртрестом. При этом в США много полных, но это нормально, никто из них не стесняется себя. Тебе надо сделать в России клуб для полных, чтобы раскрепостить людей». Зачем мне ей врать, что она худая? Мы же старые друзья — я её называю «три стула».

— Вы придумали концепцию, но владелец компании всё-таки Золотая? Она же деньги вкладывает.

— У Светланы деньги. Моя задача — всё рассказать. Она не основатель, она просто инвестор.

— На кого тогда компания зарегистрирована?

— Будет на меня. Она же американка.

— То есть компании пока нет?

— Светлана сейчас уже ездит и смотрит помещения в разных торговых центрах. Открытие планируем весной.

— Недавно вы также рассказывали о том, что собираетесь организовывать туры в Сирию. Что в итоге стало с этой задумкой?

— Мы уже делали это, съездили два раза. Люди, которые с нами ездили, набрали много фотоматериала.

— А почему поездки прекратились?

— Понимаете, этим надо заниматься постоянно, у меня нет времени. Мы ещё делали экскурсии в ДНР и ЛДР, открывали бары «ДНР» и «ЛДР». (В сентябре прошлого года газета «Известия» сообщила, что в Москве на Луганской и Донецкой улицах в конце года откроются бары «ЛДР» и «ДНР». Имени основателя СМИ не назвало, но заявило, что он участник боевых действий на стороне ополченцев, вероятно, бежавший в Россию. Ни один из баров так и не был открыт. — Прим. «Секрета».) Моя задача — придумывать идеи и делиться ими, рассказывать, как всё сделать, а уже потенциальный инвестор решает, хочет он заходить в бизнес или нет.

— В декабре вы обещали запустить Corrupt Tour по местам, где жили и работали известные коррупционеры. Что с этим проектом?

— Мы провели эти туры, за декабрь — четыре. К нам приезжали Russia Today и газета «Метро».

— А в этом месяце проводили что-то?

— Да что в этом месяце, ещё никто из отпуска не вернулся.

— В начале января вы уже успели заявить о новом проекте «Сиськи бар», куда официанток будут отбирать по размеру груди. С ним что?

— Это тоже зависит не от меня. Вы поймите правильно, моя задача — придумать, рассказать и показать, где там можно деньги заработать. А уже инвесторы...

— Как часто вы придумываете идеи, которые воплощаются в жизнь?

— Я думаю, в половине случаев идеи воплощаются. Я придумал кафе «В темноте», например, а ещё отель «Замок снов» в Домодедове — это самый крупный и эксклюзивный экопарк в России.

— А ещё что?

— Парк «Пространство любви» — тоже в Домодедове, кафе «В темноте».

— Это вы уже называли.

— Так, сейчас ещё скажу, что у нас есть, что работает до сих пор. Вот интернет-кафе «Одуван-Варлам» будет работать, скорее всего, с сентября месяца. Знаете же этого блогера? Мы забрали у него название (Илья Варламов узнал о создании бренда «Одуван-Варлам» в январе этого года. О намерении открыть кафе заявлял некий Алексей Моргунов. При этом в интервью разным СМИ комментарий давали исключительно юридический представитель Моргунова и Анатолий Аронов, чья Первая патентная компания осуществляла консультирование по вопросам регистрации этого бренда. — Прим. «Секрета»).

Моя задача — придумать такую идею, которая требует нулевого вложения капитала. Если вы мне скажете: «У меня есть 100 рублей, как с их помощью закрыть Секрет Фирмы?», я вам придумаю за пять минут такое медиа, которое будет более конкурентным. Вот «Секрет Фирмы» сейчас не продаётся в бумаге, потому что это дорого. А я знаю, как можно было бы сделать так, чтобы журнал всё равно продавался.

— Эти некие инвесторы приходят к вам и платят за ваши идеи?

— Мне за идеи не платят. У меня другой бизнес — у нас самая крупная патентная компания в России. Моя задача — не заработать на идеях, а найти клиентов для себя. Это возможность коммуникации с теми людьми, кто потенциально является моими клиентами по бизнесу. Понимаете?

— То есть вы придумываете идеи, эти инвесторы берутся их реализовывать и первым делом обращаются в Первую патентную компанию?

— Абсолютно верно. Смотрите, чтобы заработать деньги, нужно постоянно работать. Я придумываю идею, выбрасываю её, если она вдруг станет интересна какому-нибудь человеку, он придёт ко мне, я ему расскажу, как её реализовать. В это время я оцениваю, интересен ли гость мне как клиент. Если интересен, я затягиваю его в свою сеть, а если нет — отпускаю.

— Вы генерируете десятки идей, но они очень редко реализуются.

— И что? Я же ничего на этом не теряю, потому что ничего не трачу. Устройте мне любое соревнование с любым предпринимателем, будь он хоть Олег Тиньков, хоть кто-либо ещё. Поставьте нас рядом и решите, кто лучше придумывает, у кого живее идея, как лучше заработать. Я один к ста предпринимателям. Никто не может так быстро придумать.

— Считаете, что вы одни из немногих, кто придумывает лучшие идеи на рынке, которые можно реализовать за копейки?

— Я такой единственный. Когда у вас бюджет большой, нет смысла придумывать — лучше эти деньги в банк положить. Зачем вкладывать большие деньги во что-то, а потом переживать и думать, как ты их вернёшь? Это неправильно. Я работаю с малым бизнесом.

— Расскажите всё-таки подробно, как вы свою активность монетизируете. Какой сейчас оборот у Первой патентной компании?

— 1 млн рублей в день.

— За счёт чего?

— Мы единственная патентная компания, которая всех атакует вместо того, чтобы жить за счёт рекламы. Три года назад у нас было всего 3% рынка, сейчас — 7%. Люди приходят ко мне, потому что знают, что я для них могу сделать. Вот есть, например, «Амур и Тимур» — они наши клиенты.

— «Амура и Тимура» не вы придумали.

— Но сделали-то мы. Мы забрали у них знак и теперь с ними работаем. Мы монетизировали «Амура и Тимура». Они там только начали об этом говорить, а мы уже всё сделали, и в итоге «Амур и Тимур» к нам прибежали и стали нашим клиентом. (В январе этого года Приморский парк подал заявку на регистрацию товарного знака «Амур и Тимур». Как сообщал «Интерфакс», до этого заявку на регистрацию товарного знака «Амур и Тимур» уже подала «компания из Москвы», однако директор парка подчеркнул, что мифическая московская компания сделала это специально для них, «чтобы никакие мошенники не смогли воспользоваться моментом и перехватить инициативу». — Прим. «Секрета».)

Ещё мы делаем знак Национальной системы платёжных карт «Мир». Мы — их единственный партнёр в России.

— Они к вам пришли, чтобы запатентовать знак?

— Нет, потому что я на них напал.

— В смысле?

— Всё просто. Я читаю газеты и интернет. Вижу там: НСПК объявила конкурс на создание бренда. Но они же тупые. Знаете почему? Потому что тратят не свои деньги, а значит, тратят расточительно. Я им звоню и говорю: «Вы дураки, вы объявили конкурс, его кто-то выиграет, но вы не сможете это зарегистрировать. А я смогу и сделаю это бесплатно». А знаете, почему бесплатно?

— Почему?

— Потому что так мы становимся их партнёрами, ставим себя рядом с ними. А теперь сравните НСПК и нас. Мы букашка. За счёт них мы становимся рядом с большими дядьками. Потратили мы на это ноль рублей. Так мы и работаем — кто-то нам платит, кого-то можно так обслужить.

— Вы нападаете на крупных игроков всегда?

— Мне всё равно, на кого нападать. Я сижу и думаю: на кого бы напасть? Ну давайте на этого.

— И всё-таки, что приносит вам больше всего денег?

— Вы приезжайте ко мне в офис, и я вам покажу, как на ровном месте деньги зарабатывать. И если после нашей встречи вы заявите мне: «Я не могу заработать», я вам дам 10 000 рублей. Я зарабатываю за счёт того, что знаю то, чего не знает никто. Это старое еврейское знание — как обмануть людей и чтобы тебе за это ничего не было.

Фотография на обложке: Первая патентная компания

Обсудить ()
Новости партнеров