$ 63.9168.50$53.93
20 января 2016 года в 18:15

«Нас называли оккупантами»: Как российские компании работают на Украине

Два года после Евромайдана

«Нас называли оккупантами»: Как российские компании работают на Украине

После начала конфликта России и Украины прошло два года. Страны ввели взаимные санкции, но некоторым компаниям удалось сохранить своё присутствие на соседствующем рынке. «Секрет» выяснил, как российские компании работают на Украине.

Александр Ким
Основатель сервиса бронирования экскурсий Sputnik8

Изначально мы работали только в Петербурге, но весной 2013 года начали расширяться и запустились в Киеве. Киев — это третий русскоязычный город мира, очень популярный среди российских туристов. По благосостоянию он находился на уровне Петербурга. Мы делали большую ставку на Киев и Украину в целом.

Летний сезон 2013 года прошёл хорошо, а осенью начались проблемы. Из-за протестов россияне перестали ездить в Киев, считая это небезопасным. Тем не менее они всё ещё были готовы ездить в Крым. В конце 2013 года мы решили подготовиться к летнему сезону в Крыму. Но весной 2014 года Крым стал «наш», и туризм там тоже заглох. До этих событий около половины туристов в Крыму были украинцами и половина — россиянами. Сегодня остались только россияне. После Донбасса россияне и украинцы окончательно перестали ездить друг к другу туристами.

Из-за геополитических конфликтов отношение к нам резко изменилось. Мы часто получали гневные и неадекватные сообщения от туристов и работающих с нами украинских гидов. Туристы не хотели платить как российской компании, так и в российских рублях. А разгневанные гиды в Крыму отказывались сотрудничать с оккупантами.

Перспектив нашей работы на украинском рынке нет никаких. Мы решили прекратить вкладывать какие-либо средства в это направление, но местные гиды всё ещё могут использовать нашу платформу. У них ещё бывают какие-то заказы от местных жителей и случайные от иностранных туристов, но с таким средним чеком они не имеют никакого веса.

Туристы с Украины обеднели ещё сильнее российских — средняя зарплата украинцев снизилась до уровня стран третьего мира и на прежний уровень поднимется нескоро. Закрытие авиасообщения вконец убило даже транзитный туризм. Спустя два года после Майдана осталась куча проблем, но новых возможностей не появилось. Надежд на восстановление туристического рынка в Украине и в целом экономики страны в ближайшие три-пять лет у меня нет.

Владимир Ивлиев
Основатель системы для поиска тендеров FindTenders

Наш бизнес связан с государственными и коммерческими тендерами. В России государственных тендеров намного больше, чем открытых закупок частных компаний. А на Украине в 2013 году, когда мы туда выходили, было наоборот: намного больше было закупок энергетических и металлургических компаний. Большинство таких предприятий базировались на востоке страны. На тот момент на Украине у нас практически не было конкурентов: местные компании, работающие в этой сфере, отставали от российских аналогов года на три-четыре. После событий на Майдане начались проблемы как раз в тех регионах, которые вносили основной вклад в украинские тендеры.

У украинских поставщиков возникло две проблемы. Первая — общая нехватка денег, в том числе и на покупку нашего программного обеспечения. Заказчики перестали платить поставщикам даже по уже выполненным заказам, и компании переставали принимать участие в торгах. Вторая — малое количество тендеров в программе. Так как основные площадки отвалились из-за событий на востоке Украины, то общее количество ежедневно публикуемых заказов уменьшилось в разы. И, как следствие, уменьшилась потребность в услугах агрегатора.

Ситуация начала меняться во второй половине 2015 года. Для увеличения прозрачности госзакупок в стране группой общественных активистов было внедрена бесплатная аналитическая программа «Прозорро», через которую можно отслеживать происходящее с закупками госкомпаний, которые по каким-то причинам не публикуют информацию на официальном сайте госзакупок Украины. К ней подключилось несколько торговых систем, конкурирующих между собой за ведение закупок того или иного государственного учреждения. Мы добавили данные системы в нашу поисковую программу, и вторая проблема практически разрешилась. Но первая проблема до сих пор актуальна. Хотя в целом на рынке наблюдается некоторое оживление, появилось ощущение света в конце туннеля.

Предвзятого отношения к нам нет, так как мы не афишируем, что мы изначально российская компания. У нас все сотрудники местные, юридическое лицо тоже местное, сайт на украинском домене, программа работает на двух языках. Но российское происхождение мы не афишируем не из-за страха, просто с локализацией работать легче.

Ульф Шнайдер
Генеральный директор консалтинговой компании Schneider Group

У нас есть офисы как в России, так и в Украине, и в последнее время мы сталкиваемся с более формальным отношением со стороны государственных органов обеих стран из-за бюджетных проблем. Например, налоговые службы России и Украины стали проводить более частые и внимательные проверки.

Также в последние два года мы действительно столкнулись со сложностями в различных направлениях деятельности. В первую очередь, к примеру, мы заметили, что коллегам из наших офисов в Киеве и Москве стало сложнее общаться друг с другом. Тогда мы организовали поездку для наших московских сотрудников в Киев, где они вместе со своими киевскими коллегами провели приятные выходные. Также мы организовали велопробег для наших коллег из киевского, минского и московского офисов по району пересечения границ Украины, Беоруссии и России. Эти меры очень помогли нам вновь сблизить наших коллег, а взаимодействие между нашими офисами в Киеве и в Москве улучшилось.

Что касается украинского рынка, большинство клиентов нашего киевского офиса продолжают работать на нём, но они сталкиваются с серьёзными экономическими вызовами. С другой стороны, некоторые западные компании именно сейчас задумываются о выходе на украинский рынок. Им интересны и информационные технологии, и центры общего обслуживания, включая кол-центры. Тем не менее нельзя сказать, что это массовое явление, так как большинство из этих проектов пока находятся на этапе планирования.

В подготовке материала принимала участие Елена Останина.
Фотография на обложке: Jessica Rinaldi / The Boston Globe via Getty Images

Обсудить ()
Новости партнеров