$ 63.3067.21$53.89
23 декабря 2015 года в 15:57

Гавриил Леви («Дневник.ру»): «Мы берём на себя функции государства»

Цифровые технологии в школах

Гавриил Леви («Дневник.ру»): «Мы берём на себя функции государства»

Раз в две недели интернет-предприниматели и руководители интернет-компаний заходят в гости на часовой разговор к Максиму Спиридонову, сооснователю и гендиректору образовательной компании «Нетология-групп». Так создаётся подкаст «Рунетология». «Секрет» публикует самые интересные выдержки из этих интервью.

33-летний Гавриил Леви окончил факультет международных отношений СпбГУ и Колумбийский университет. С 2004 по 2009 год участвовал в создании одной из крупнейших брокерских онлайн-контор «Кэпитал Маркет Сервисез». После завершения карьеры в финансах основал и возглавил социальную сеть «Дневник.ру» для школьников. Увлекается футболом, женат. Живёт и работает в Санкт-Петербурге.

Запись интервью с Гавриилом Леви и другими гостями Спиридонова можно найти на сайте «Рунетологии».

— «Дневник.ру» — это по сути CRM или ERP для школы?

— Это комплекс трёх систем. Первая предполагает автоматизацию всех школьных процессов: выставление оценок, домашнее задание, расписание. Вторая — это социальное взаимодействие через личные сообщения, форумы, группы, страницы, школьный портал, классный портал и порталы по проектам между родителями, учителями и учениками. Третья — это дистанционное обучение. Сюда входят различные инструменты, которые позволяют либо полностью, либо частично переводить процесс обучения в онлайн. Это онлайн-тестирование, веб-конференции и ряд других инструментов.

— Вы стремитесь оцифровать как можно больше направлений в рамках средней школы?

— Да, в рамках «Дневника.ру». Но у нас есть целый ряд других продуктов — например, модуль записи в детский сад, модули для начального и среднего профессионального образования. Если «Дневник.ру» — это облачное решение, то модули — коробочные. Все продукты поставляются отдельно, но по мере необходимости взаимодействуют с «Дневником.ру».

— А эти модули стыкуются с госуслугами?

— Естественно. «Дневник.ру» тоже стыкуется с госуслугами в части информирования о текущих оценках и учебных планах.

— Как вы определяете, какие модули разрабатывать?

— Мы прогнозируем спрос. Пытаемся понять, какие тенденции будут наиболее актуальны в следующие несколько лет. Ну и не забываем о бизнес-составляющей. Хотя у нас есть продукты, которые мы запускаем по просьбе учителей. Они им очень нравятся, но не несут никакой бизнес-ценности.

— Какой процент школ уже перешёл на программные комплексы, подобные вашему?

— Ситуация на самом деле не очень радужная, потому что на цифровые рельсы перешли всего несколько тысяч из 48 000 российских школ. У нас зарегистрировано 30 000, но 80% активности генерируют 3000 школ, 10% от всех зарегистрированных. С одной стороны, это значит, что у нас есть ещё огромное пространство для роста. С другой стороны, хотелось бы, чтобы всё шло быстрее.

— Ты меня удивил. Я знаю, что в Москве процесс внедрения электронных дневников идёт активно и большинство школ уже отказались от бумажных.

— В Москве — да. На самом деле главное, чтобы школы отказывались от бумажных журналов. Иначе учитель выполняет двойную работу. Ему нужно сначала заводить оценки в бумажный журнал, потом копировать в электронный. Это не автоматизация, а шаг назад.

— Сложно ли психологически учителям старшего возраста не бэкапить электронную версию бумажной? Большинство из них наверняка уверены, что без физического носителя ненадёжно.

— Бэкапить никто не запрещает: это можно делать физически, распечатывая журнал раз в неделю. Это гораздо быстрее, чем вводить данные от руки. Что касается безопасности, я думаю, бумажные журналы гораздо более подвержены различного рода рискам, чем всё, что хранится онлайн.

— Ты доволен развитием проекта как бизнеса? На вас сказывается кризис?

— Доволен. Кризис пока особо не сказывается, потому что и выручка, и расходы в рублях. Но общеэкономическая ситуация на нас влияет, как и на всех российских предпринимателей.

— По рынку ходят разные слухи. Кто-то говорит, что «Дневник.ру» глубоко убыточен. Это так?

— Я не имею права разглашать интимные детали по нашей финансовой ситуации. Но скажу, что последние три года, включая 2015-й, мы постоянно удваиваем нашу выручку. У нас работает более 130 человек.

— Редакторы «Рунетологии» нашли в одной из статей о вас утверждение, что оборот компании составляет несколько миллионов долларов.

— Раз твои редакторы это где-то раскопали, значит, какое-то время так оно и было. С тех пор хуже не стало точно.

— Раз не чувствуете непосредственно влияния кризиса, у вас должна быть хорошая динамика по увеличению пользовательской базы?

— Мы увеличиваем количество школ, которые пользуются нашими продуктами. Во многих регионах сейчас остро стоит вопрос об экономии бюджетных средств. Поскольку мы работаем в том числе в формате государственно-частного партнёрства, мы берём на себя ряд государственных функций. Государство решает свои задачи по информатизации образовательного процесса, а мы взамен получаем возможность работать в регионе и коммерциализировать ресурсы, созданные для региона.

Фотография: Дмитрий Серебряков/ТАСС

— Это как в том кейсе, который вы делали в начале осени с «Ростелекомом» для Московской области?

— Абсолютно верно. Это был первый кейс, где информационная система была поставлена в регион не в рамках обычной процедуры закупки лицензии, а в рамках инвестиционного соглашения. Был открытый конкурс. В нём победила компания «Ростелеком». А затем уже мы выиграли в тендере «Ростелекома» на поставку программных и информационных решений.

— А что конкретно вы сделали для Московской области?

— В нашу продуктовую линейку, помимо самого «Дневник.ру», входит ещё порядка семи других продуктов — запись в детский сад, в первый класс. Часть этих коробочных решений вошла в проект. Ещё мы добавили для Московской области кабинеты министра и муниципалитета, где доступны различные отчёты, позволяющие видеть всю статистику регионов.

— А почему «Ростелеком», а не вы напрямую участвовали в тендере?

— Там были довольно жёсткие требования по объёму инвестиций в размере 57 млн рублей, обширные требования по лицензиям. Поэтому в рамках инвестиционного контракта мы являемся субподрядчиком.

— А в чём новация такого рода взаимодействия? Чем это отличается от обычных госзакупок, когда государство заявляет о своих нуждах и объявляет тендер?

— Различие в том, что государство не тратит деньги из госбюджета на информационную систему и лицензию, а получает от инвестора систему бесплатно. Более того, бесплатно проводится обучение и внедрение. Взамен государство предоставляет инвестору возможность коммерциализировать созданный продукт в течение действия инвестиционного договора. Это выигрышная ситуация для всех: государства, инвестора и пользователей.

— В феодальные времена давали области на откорм. А как выглядит коммерциализация в рамках современного государственно-частного партнёрства?

— Есть очень жёсткий контроль со стороны Минобрнауки, Минэкономразвития и ряда других ведомств. Они тщательно проверяют бизнес-модель, согласуют все типы коммерческих продуктов, которые будут запущены в рамках инвестиционного контракта.

— Какие это продукты?

— Первый сервис — это центр приложений, где партнёры смогут выставить свои образовательные приложения, разработки, сервисы. Это решебники, задачники, подготовка к ЕГЭ, поиск репетитора, аналитика оценок, покупка путёвок в лагеря и т. д. Второй сервис — это школьный интернет-магазин товаров и услуг. Конечно, никто не заставляет родителей и школы им пользоваться. Но за счёт интеграции со школьным порталом школа имеет простой инструмент, который может позиционировать как что-то полезное для родителей и учеников. Со стороны это выглядит как маркетплейс, а конечные магазины — это партнёрские компании.

— Сколько у вас подключено поставщиков для этого решения?

— На сегодняшний день порядка 40. Это крупнейшие магазины, лидеры в своих сегментах, что гарантирует качество товаров, обслуживания и доставки. В будущем мы будем подключать и локальных поставщиков, потому что иногда они эффективнее крупных федеральных игроков.

— Вы получаете партнёрские отчисления от тех продаж, которые проходят на маркетплейсе?

— Да, мы получаем отчисления от всех продаж. Ещё мы планируем запустить проект школьных платежей. В партнёрстве с одним из крупных федеральных агрегаторов предложим родителям удобный сервис, чтобы любые типы платежей, которые сейчас им приходится делать через наличный расчёт, перевести в онлайн. Школа получит возможность выставлять инвойсы и отправлять уведомления о появлении новых, видеть, кто оплатил, а кто нет. То же самое сможет делать и родительский комитет. Если это какая-то третья организация, которая занимается поставкой питания или охраны, то они тоже смогут собрать средства онлайн.

— Государство само подталкивает школы к переходам на электронную отчётность?

— Зависит от региона. Там, где руководители реально видят для себя в этом какую-то управленческую пользу, всё идёт быстрее. Например, руководитель хочет видеть реальную статистику, что у него происходит с очередями, с качеством образования, и требует, чтобы эта информация была доступна в онлайн-режиме. В тех регионах, где руководителям это не неинтересно, переходы не приобрели массового характера.

— То есть при прочих равных должна прийти директива сверху?

— Примерно так. Мы это видим на примере той же Московской области, где на второй месяц после запуска школьный портал стал самым посещаемым государственным ресурсом Московской области. Сейчас там порядка 200 000 человек.

— А там обязали?

— Да, там предоставление электронной информации обязательно, потому что на её основе строится целый ряд отчётностей. Данные реально смотрят люди, которые принимают решения, — министр в том числе, они появляются на планёрках у губернатора. Это очень важно. Более того, с нашей помощью можно проводить опросы населения. Как раз сейчас идёт опрос, по пяти- или шестидневной системе учиться. Уже 300 000 человек поучаствовали, оставили своё мнение. Какой ещё инструмент обеспечит такой быстрый и точный фидбэк?

— С точки зрения бизнеса получается, что вы всё больше смещаетесь в сторону компании-разработчика. При этом вы развиваетесь во многом за счёт денег, которые вам даёт «Ростелеком»?

— «Ростелеком» даёт нам аванс, на который мы запускаем регион, как в случае с Московской областью. Инвестиционный план составлен на семь лет. Для запуска проекта нужно 57 млн рублей. План по выручке за эти же семь лет составляет 250 млн рублей. Эти деньги делятся между «Ростелекомом», «Дневником.ру» и Московской областью.

— Теперь понятна структура. И дальше в идеальном варианте это будет повторяться снова и снова и разные регионы будут подключаться к этому программному комплексу.

— Да.

— А не помешает вам в такой платной интеграции с государством то, что вы до сих пор остаётесь кипрской компанией? В мае 2015 года у вас были проблемы, связанные с хранением данных за границей.

— На самом деле персональные данные у нас всегда хранились в России. Мы в облаках хранили только тяжёлые видеофайлы, аудио и фото, которые не имеет смысла на своих серверах хранить. Что касается инкорпорирования, сейчас у нас есть холдинговая структура, которая включает в себя ряд компаний, в том числе «Дневник.ру». Но мы всерьёз думаем о выведении «Дневника.ру» за пределы холдинга, чтобы ни у кого не было даже мысли нас обвинить. Хотя все адекватные люди и так понимают, что компании, которые привлекают венчурное финансирование, работают через офшоры.

— Для многих российских чиновников это не звучит резонно.

— Есть такая вещь, как законодательство РФ. Оно не запрещает гражданину России владеть кипрской компанией. Более 50% нашей кипрской компании принадлежит гражданину России. Соответственно, никакие законы не нарушены. Остальные проценты, кстати, тоже у российских компаний и инвесторов.

— Но владеют они, скорее всего, через офшоры.

— Закон это не запрещает.

— Формально всё верно, но мы же с тобой понимаем, что нужно будет переехать в Россию, чтобы полноценно войти в реестр российского ПО.

— Переезд для этого не нужен. Мы соответствуем всем законам, которые требуется исполнить для вхождения в реестр. Но мы сделаем деофшоризацию, чтобы не было почвы для каких-либо инсинуаций.

— Холдинговую структуру вы применили в том числе, чтобы выводить «Дневник.ру» на западные рынки. Как с этим обстоят дела?

— Мы запустили два международных проекта, сейчас прорабатываем ещё несколько, но в другом формате. Если раньше мы просто продавали лицензию нашему партнёру, а дальше он с этим делал то, что считал нужным, то теперь мы хотим распространять на другие страны наш опыт государственно-частного партнёрства. Это прорывной формат не только для России, но и для многих других стран. Они даже не подозревали, что так можно делать.

— А какие страны в планах?

— Я не могу озвучить конкретные страны, так как идут переговоры. Европа пока на паузе по целому ряду причин, а на все остальные рынки мы активно смотрим. «Дневник.ру» не хуже, а в чём-то даже лучше таких западных систем, как Blackboard, Edmodo и других. По аналитике, по автоматизации госорганов мы ушли далеко вперёд. Сейчас внутри компании мы сделали отдел, который будет заниматься локализацией и адаптацией наших решений под нужды тех или иных стран.

— Как ты смотришь вообще на происходящее в области цифрового образования мире и в России? Что тебе наиболее интересно?

— Интересно, как будет меняться информатизация процесса обучения в связи с тем, что почти каждый ребёнок, родитель и учитель получили доступ к персональному мобильному девайсу. По мере того как мощность и производительность этих девайсов будут расти, продукты, решения и процессы, которые есть сейчас, должны будут либо подстраиваться под новую структуру потребления информации, либо изначально строиться вокруг них. Мы сами готовимся к тому, чтобы импортировать большую часть нашего функционала на мобильные устройства.

Фотография на обложке: предоставлена пресс-службой «Дневник.ру»

Обсудить ()
Новости партнеров