$ 63.9168.50$53.93
21 декабря 2015 года в 13:42

Владимир Милов: Люди перестают верить, что станет лучше

До серьёзного раздражения — один шаг

Владимир Милов: Люди перестают верить, что станет лучше

«Секрет» подводит итоги 2015-го и делает прогнозы на 2016-й. Владимир Милов в 1997—2001 годах работал в Федеральной энергетической комиссии России и занимался регулированием деятельности монополий вроде «Газпрома», РАО ЕЭС и других. В 2001 году начал работать в Министерстве энергетики, был заместителем министра энергетики России (с мая по октябрь 2002 года). Сейчас Милов — директор Института энергетической политики. Он объяснил «Секрету», как текущие экономические проблемы могут повлиять на политическую ситуацию в России.

До очередного падения цен на нефть у представителей власти, предпринимателей, граждан и СМИ была надежда, что экономика выкарабкается и снова пойдёт вверх — как это случалось после предыдущих кризисов.

Мне кажется, события конца этого года — это точка очень болезненного психологического перелома. Теперь большинству придётся признать, что это — надолго, что быстрого выхода ждать не стоить, что нет никакого дна, о достижении которого нам рассказывали с марта этого года.

Базовая вещь — курс рубля. Мы же так и не смогли ничего сделать с зависимостью от импорта, и на него всё ещё приходится половина потребительской корзины. Если брать в расчёт не только готовую продукцию, но и сырьё — даже больше половины.

Ключевая составляющая всего, что с нами происходит, состоит в том, что государство доминирует в экономике — его доля в ВВП достигла 60%. Перераспределение ресурсов через государственные институты является основным экономическим механизмом. Реакцией властей на предыдущий кризис было увеличение расходов. Они заливали деньгами финансово-промышленные группы, увеличивали различные выплаты населению. Если в начале 2008 года расходы федерального бюджета составляли 6,5 трлн рублей, то после окончания кризиса — уже 12–13 трлн рублей.

Сейчас возможности резко увеличить расходы нет — пока что стратегия на ближайшие пару лет заключается в том, чтобы их как минимум не сокращать. Будут тратить средства Резервного фонда, потом — Фонда национального благосостояния. Затем государство перейдёт к денежной эмиссии. Но падение стоимости барреля нефти марки Brent сильно ниже $50 очень быстро исчерпает потенциал этих мер. Если цены останутся на сегодняшнем уровне, уже на горизонте ближайших 12 месяцев возможно серьёзное урезание расходов.

Как именно будут развиваться события, предсказать сложно. Дело в том, что при Владимире Путине резкого сокращения расходов ещё ни разу не случалось. С 2004 года мы, наоборот, поступательно двигались в сторону резкого огосударствления всего и вся, превращения государства в основного агента развития. Соответственно, очень сильно разрослись группы, которые зависят от получения благ и ресурсов из рук государства. Чьи расходы решат резать в первую очередь, определится в результате большой лоббистской драки, но в любом случае сокращение бюджета даже на 1 трлн рублей будет иметь очень глубокие социальные последствия.

На самом деле некоторые с сокращением ресурсов уже столкнулись. Это, например, дальнобойщики, которым увеличили налоговую нагрузку. Это учителя и врачи, которым в последнее время увеличивали базовые зарплаты, одновременно урезая надбавки. Или «майские указы». Их пока старались выполнять, но платой за это было увеличение дефицита региональных бюджетов. В регионах воспроизводили обычную путинскую тактику — грабили муниципалитеты, отбирая у них доходы.

Какой будет реакция общества? К активным протестным действиям наше население массово вряд ли перейдёт даже в результате очень серьёзного ухудшения уровня жизни. В пользу этого говорит пример тех же дальнобойщиков. Они очень сильно сопротивляются политизации своего протеста, боятся, что это ухудшит их положение. Если торговаться по экономическим вопросам, есть вероятность, что им что-то дадут. Попытки перевести всё в политическую плоскость не только ничего не дадут — ещё и посадят. Собственно, эти соображения до них доносили и переговорщики со стороны государства.

Я активно работаю с малым бизнесом, поэтому не удивлён. Такую же реакцию со стороны бизнеса я наблюдал, когда в Москве массово закрывались киоски. Их владельцы прямо говорили, что они категорически против политизации их требований. Люди ещё верят, что можно отстоять свои интересы, что-то выторговать, составляя открытые письма и посещая разные кабинеты.

Хотя недовольство экономической политикой государства быстро переродится в политический протест, хорошая новость в том, что фундаментальное отношение к власти меняется. Люди перестают верить, что станет лучше. От этого до серьёзного раздражения — всего один шаг. Они не будут ничего не делать активно, но фигу в кармане затаят. Мы ровно с этим столкнулись в декабре 2011 года, когда «Единая Россия» провалила думские выборы — это была прямая реакция на кризис 2008–2009 годов. В нашей стране федеральные выборы — это единственная возможность высказать отношение к системе.

С началом масштабного сокращения государственных расходов тлеющее недовольство будет разгораться. К сентябрю радикальных изменений ждать, наверно, не стоит, но президентские выборы уже точно пройдут в условиях, когда очень многие люди будут понимать, что что-то совсем уже плохо стало.

Но и на думских выборах возможны сюрпризы. Вспомните губернаторские выборы в этом году. В Иркутске впервые за десять лет победил условно оппозиционный кандидат. В четверти регионов губернаторы проиграли областные столицы — Архангельск, Благовещенск, Йошкар-Олу, Омск и так далее.

Потеря прямого контролируемого большинства, всегда голосующего по команде, изменит многое, создаст другую атмосферу для принятия решений. Если в Думе появится ещё какая-то независимая от Кремля фракция, ей, допустим, вряд ли удастся найти союзников в Думе по вопросу внешней политики, но по экономическим темам — вполне. Обратите внимание, как в этот раз принимался бюджет — тяжелее, чем когда бы то ни было: всего лишь 240 голосов при 226 необходимых. Мне кажется, это важный симптом.

Итоги года — 2015

7 самых дорогих зрелищ и представлений 2015 года

Самые быстрорастущие стартапы 2015 года

Реформаторы, менявшие мир в 2015 году

Как изменится наша жизнь в 2016 году: Главные экономические тренды

Это провал: Главные бизнес-неудачи года

Владимир Милов: Люди перестали верить, что станет лучше

Андрей Мовчан. Почему Россия прокрастинирует и чем это кончится

Предприниматели года в России

Россияне, поразившие мир в 2015 году

Предприниматели года в мире: 2015

10 бизнес-скандалов года

Самые успешные герои поп-культуры — 2015

10 изобретений, поразивших мир в 2015 году

Фотография на обложке: Eric Brissaud / Gamma-Rapho via Getty Images

Обсудить ()
Новости партнеров