$ 64.1568.47$54.46
26 ноября 2015 года в 17:49

«Связи решат проблемы, но бизнес за тебя не сделают»

Основатель «Островка» Кирилл Махаринский о новых проектах и старых ошибках

«Связи решат проблемы, но бизнес за тебя не сделают»

Кирилл Махаринский вырос в Англии, закончил Оксфорд, а потом начал заниматься бизнесом: переехал в Кремниевую долину, познакомился с известными предпринимателями и инвесторами. Его самый знаменитый проект — сервис бронирования Ostrovok.ru — рассчитан на российский рынок. Ему удалось привлечь $50 млн от крупных фондов. Долгое время сервис работал в убыток, и инвесторы начали отказываться от своих долей. Ушёл из компании и сам Махаринский. Теперь он создаёт обучающее приложение для разработчиков Enki, ориентированное на западный рынок. Накануне запуска проекта «Секрет» поговорил с Кириллом Махаринским о его новых надеждах и об уроках «Островка».

— Какой ваш главный бизнес-навык?

— Понимание других людей: во что они верят, какие у них мотивации, какие у них проблемы, что им нравится или не нравится. На меня повлияло моё детство: мы уехали из России, когда мне было пять. Я пошёл в школу с плохим английским. Пришлось ориентироваться в сложной, непривычной среде. Позже я учился в самых разных школах Англии — от бесплатных до престижного Итона. Чтобы выстраивать отношения с разным окружением, нужно было понимать других людей. Это сильно на меня повлияло.

— Многие говорят, что ваш главный талант — это вовсе не понимание людей, а монетизация связей.

— Хорошие связи могут упростить доступ к определённой информации, процесс решения разных проблем, но они не могут построить бизнес за тебя. Связи — отличный инструмент, чтобы решать конкретные проблемы. Например, при приготовлении еды любому шефу помогут острые ножи, но даже при их наличии можно всё испортить.

— Чем занимались ваши родители?

— Мои родители познакомились на Физтехе, оба были учёными. Отец был физиком, мама занималась математикой. Когда отец защитил докторскую, он понял, что его больше интересует бизнес. Сначала он нашёл работу в Северной Ирландии — в химической компании Dupont, а потом уже в Англии он создал свою консалтинговую компанию. Сейчас он директор и инвестор инженерной компании IMS Group.

Несмотря на непривычную среду, у меня было достаточно счастливое детство. Не то чтобы мы очень часто путешествовали, но раз или два в год мы могли позволить себе съездить куда-то, и это очень позитивно на меня повлияло. И родители активно поддерживали мои занятия вне школы: музыку и спорт. Все мои близкие друзья в школьное время появились благодаря тому, что я активно занимался спортом — теннисом и регби.

— Расскажите, как вы впервые заинтересовались технологиями.

Я поступил в Оксфорд в 2003 году, тогда я не знал точно, чем хочу заниматься. Сначала меня интересовала только теоретическая сторона бизнеса: я прочёл много бизнес-книжек и биографий успешных бизнесменов. Спустя два-три месяца было мероприятие Silicon Valley Comes to Oxford, туда приехало несколько очень известных интернет-предпринимателей: Макс Левчин, Рид Хофман и другие. Я со всеми познакомился. Они помогли мне нащупать, чем я хочу заниматься. После этого я начал читать книжки конкретно об интернет-бизнесе, писать код и строить свои первые интернет-продукты. Я поддерживал связь с Максом Левчиным. В 2006 году, когда я закончил учиться, он пригласил меня в Долину. Я переехал в Сан-Франциско три дня после моего последнего экзамена, чтобы работать в компании Slide. Макс — идеальный руководитель и ментор.

Фотография: Patrick Williamson / «Секрет Фирмы»

— Кажется, что ваша карьера складывалась идеально. Может, было место ошибкам и промахам?

— Жалею, что боялся совершать ошибки и заниматься чем-то необычным. Я создал первую компанию, когда мне было 18 лет, а начал писать код, когда мне был 19. Было бы здорово, если бы я начал двигаться в этом направлении лет в 12. Это первое.

Второе — упущенный опыт работы в Facebook. Когда я приехал в Кремниевую долину, у меня была возможность присоединиться к компании: не было формального оффера, но я близко дружил с руководителем команды, который отвечал за аналитику. Конец 2006 года — отличное время там работать.

А опыт предпринимателя — это постоянный поток удач, неудач и ошибок. Распространённая ошибка на старте — создавать бизнес только ради денег. Это опасно. Надо строить компанию, если ты по-другому не можешь. В этом плане у меня было всё хорошо, я стал предпринимателем, потому что я не мог и не хотел больше ничем другим заниматься. Но моя проблема на старте была в том, что я точно не продумывал, какие продукты я хочу строить долгосрочно.

— Это вы про «Островок»?

— В том числе. У меня не было долгосрочной мотивации строить конкретно тревел-проект. Конечно, несколько лет можно чем угодно заниматься, и ты привыкаешь. Но такой общий вывод: нужно долгосрочно смотреть на свои планы и проекты. Я считаю, что 90% людей мыслят только краткосрочно, и это никак не связано с интеллектом.

— Судя по всему, и некоторые инвесторы «Островка» тоже не продумывают всё до конца. Расскажите про выход General Catalyst и Accel Partners.

— До их выхода произошло несколько вещей. Во-первых, политическая ситуация в России усложнилась, и в тот момент «Островок» не был прибыльным и терял много денег каждый месяц.

Во-вторых, инвестор Джоэл Катлер от General Catalyst был в нашем совете директоров, но он ни разу не ездил в офис «Островка». Он, конечно, участвовал в принятии решений и помогал во многих моментах, но он потерял связь с компанией. Возможно, у них есть свои версии произошедшего, но я на это смотрю так.

В-третьих, General Catalyst привлёк больше $1 млрд, чтобы инвестировать в американские компании, они не могли и не собирались инвестировать в российские компании. Они вышли из нашего бизнеса без финансового профита, но на самом деле они очень сильно помогли нам.

— Значит, «Островок» стал прибыльным?

— Есть несколько определений прибыльности, но на самом деле компания уже в середине этого года начала зарабатывать больше, чем тратит. Летом был оборот $15 млн в месяц, и, соответственно, выручка и расходы были в районе $1 млн в месяц. В данный момент все главные показатели растут в два-три раза. Сейчас годовой оборот — в районе $200 млн. Надеюсь, что в следующем году будет $500 млн.

Фотография: Patrick Williamson / «Секрет Фирмы»

— Чем вы теперь будете заниматься?

— Моя страсть — образование. Сейчас в этой сфере происходят важные вещи. Я считаю, что самый масштабный образовательный продукт сейчас — это, как ни странно, «Твиттер». Он не нацелен на образование, но очень эффективно строит платформу для обмена информацией. Если подобный сервис персонифицировать и направить в образовательную плоскость, то всё изменится. Этим мы собираемся заниматься в Enki.

Всё, что существует в онлайн-образовании, просто переносит офлайн в онлайн. Библиотеки курсов, библиотеки книжек… Никто не нацелен на мобильные устройства. Мы хотим строить компанию, которая является экспертом именно в мобильных продуктах.

— Всё равно Enki — не единственный игрок. Grovo делает адаптированные для компаний программы, есть Elevate с мобильным продуктом для улучшения когнитивных способностей.

— Курсы Grovo нацелены только на сейлзов, а приложения вроде Elevate нацелены на улучшение субъективных показателей работы мозга, но они не лучше каких-нибудь видеоигр — доказано, что они тоже улучшают когнитивные процессы. Мы нацелены только на профессиональных разработчиков.

— Есть ли у вас какие-то клиенты?

— Да, у нас есть пока несколько сотен пользователей, но пока мы в основном работаем напрямую с разработчиками. Большинство из них используют продукт ежедневно. В основном наши пользователи из Америки и Англии: от разработчиков никому не известных стартапов до сотрудников Facebook, Google, Palantir и других. Пока мы тестируем только бесплатную версию. Мы ещё определяем, какой контент будет в платной версии.

— Вы уже привлекли инвестиции под это?

— Мы уже привлекли деньги, которых хватит на два-три года работы. В основном инвесторами стали 15 ангелов, c которыми у меня был контакт до этого, но есть и пара американских фондов. Каждый ангел вложил в среднем от $50 000 до $100 000. В нашей команде сейчас восемь человек.

– Насколько вы можете вырасти за эти пару лет?

— Смотрите сами: у нас сейчас прототип, который мы построили за несколько месяцев. Мы никак его не рекламировали и не пиарили, но у него уже есть несколько сотен пользователей. Всем продукт нравится, и к нему возвращаются, это была первая цель. В ближайшие несколько месяцев мы будем масштабировать контент и увеличивать количество пользователей до нескольких десятков тысяч. Через пару лет у нас будет несколько сотен тысяч пользователей и несколько тысяч клиентов. Но нужно смотреть долгосрочно: мы сейчас на ступени большой революции в образовательных продуктах и технологиях. Мы будем лидером в этой области.

Фотография на обложке: Patrick Williamson / «Секрет Фирмы»

Обсудить ()
Новости партнеров