$ 64.1568.47$53.94
23 ноября 2015 года в 13:25

Что убивает крупнейшие аптечные сети

Страх и ненависть в фармбизнесе

Что убивает крупнейшие аптечные сети

Российский рынок фармацевтической розницы — как тот суслик из фильма «ДМБ». Ты его не видишь, а он есть. Верно и обратное утверждение: его нет, а ты его видишь. Каждые полгода Vademecum выпускает рейтинг крупнейших аптечных сетей. Рейтинг правильный, собранный на совесть и сто раз выверенный. Задача — доказать достоверность двух тезисов про суслика, точнее, про рынок аптечной розницы. Он есть, но его нет, ты его видишь и не видишь одновременно.

В рейтинговой таблице у нас всё красиво — нарядные компании с многомиллиардными выручками. А в тексте к рейтингу уже рассказывается неприглядная правда. Все достижения лидеров рынка эфемерны. Предоставляемые компаниями данные нуждаются в полицейской перепроверке (этим мы и занимаемся). О существовании многих крупных игроков и уж тем более о масштабах их торговых операций налоговые органы России не имеют никакого представления. Многие ритейлеры — жуткие лжецы и строители пирамид. Ну и так далее.

Последнюю неделю на рынке только и обсуждают главных героев нашего рейтинга — тех, кто занял соответственно первое, второе, четвёртое и пятое места. Особенно оживлённо — московскую аптечную сеть «А5» (№4 рейтинга) и самарскую сеть «Имплозия» (№5). Первую, по нашим сведениям, собрался покупать принципиальный конкурент — группа «36,6» (№1 рейтинга). Основатель второй, Грант Безрученко, только что скоропостижно скончался в возрасте 53 лет. Поводы разные, компании разные, а вот вопрос у поставщиков один. Как с обеими сетями теперь работать?

Вероятное слияние «36,6» и «А5» (совокупно две компании управляют 2000 аптек с прогнозной выручкой по 2015 году на уровне 55 млрд рублей) ужасно не нравится рынку, и желающие вбить гвоздь в гроб этой мегасделки буквально выстраиваются в очередь. Многие топовые дистрибуторы отказываются отгружать товар в аптеки «А5». Им непонятен формат возможного слияния. Участники рынка наслышаны: в 2015 году было несколько странных случаев, когда без всяких юридически оформленных поглощений мелкие и средние московские сети с выручкой до 2 млрд рублей в год уступали свои торговые площади, персонал и товарный запас группе «36,6», после чего владельцы некоторых из них просто исчезали из рыночного поля и с радаров кредиторов. Есть гарантии, что этого не произойдёт в случае с покупкой «А5»? Да и в случае прямой покупки хорошего от объединения не ждут. У управленцев «36,6», которые, кстати, намерение купить «А5» отрицают, репутация неуступчивых переговорщиков в деле урегулирования дебиторской задолженности.

Наши источники на прошлой неделе говорили, что сделка намечена на декабрь. Но если дистрибуторы не будут грузить и дальше, продажа компании вообще может не состояться. Аптеки без товара «36,6» ни к чему. Но как уговорить оптовиков разморозить отгрузку? Отрицание переговоров делу не помогает. Значит, нужно переговоры подтвердить, но с другим покупателем, который, если что, и сделку оформит в правовом поле, и за товар заплатит живыми деньгами. Если «покупатель» отмолчится, кредиторы успокоятся, а товарищи из «36,6», наоборот, разволнуются. И действительно, в прошлый понедельник гендиректор «А5» Андрей Гусев вполне официально в интервью отраслевой газете «Фармацевтический вестник» заявляет, что в переговорах по покупке его компании участвует группа «Протек» (в холдинг входит аптечная сеть «Ригла» — №2 нашего рейтинга). Комментарии его выглядят убедительно. Одна беда: президент группы «Протек» Вадим Музяев пару часов спустя полностью опровергает какие-либо переговоры. И вот он вряд ли лукавит. Поставки в «А5» сам «Протек» во всяком случае не разморозил.

Фотография: Лысцева Марина / TASS

Чем больше проходит времени, тем вернее ситуация вокруг «А5» заходит в тупик. В пятницу председатель совета директоров сети Роман Буздалин предпринял новую попытку успокоить партнёров. Разослал официальные письма с заверениями, что его компания не продаётся и продолжает выполнять все обязательства. Мера сильнейшая, но всё равно почему-то никто не поверил. «Они пустые стоят, никто кредитовать не хочет, — рассказывает сотрудник международной фармкомпании. — Пытаются продавить на прямые поставки, в обход дистрибуторов. Дистрибуторы просят напрямую их не грузить». В том же письме Буздалин намекает, что всю историю вокруг «А5» безосновательно раздули СМИ. Я, конечно, верю в силу печатного слова, тем более Vademecum был первым, кто рассказал о вероятной сделке с «36,6». Но всё же не могу припомнить случай, когда после заметки в новостной ленте оптовики как по команде переставали бы грузить товар в сеть. Разумеется, у крупных оптовиков были собственные агентурные сведения. Да и потом, к чему услуги разведчиков, если обычные контрагенты характеризуют работу офиса «А5» в последние две недели как сидение на чемоданах?

Не знаю, какие аргументы или действия помогут стабилизировать ситуацию вокруг «А5». Но при разборе ситуации становится понятно, что придумывать объяснения нужно было заранее — вероятность провернуть всё тайно и быстро была априори небольшой. Одно дело «стереть» с рынка или подобрать сеть из 60–70 точек и совсем другое — игрока с тысячей с лишним аптек. В пользу того, что «36,6» всё-таки придётся (если аппетит не пропадёт) покупать оператора бизнеса или несколько юрлиц группы, а не только права аренды на точки, говорит многое. Например, только на перелицензирование всех московских аптек «А5» на другие компании у сотрудников департамента здравоохранения уйдёт больше года. Да и вариант с заключением договора на внешнее управление сетью, не подразумевающим смену собственника, не очень подходит. Нужно ещё учитывать, что среди акционеров «А5» — инвестфонд Baring Vostok, который не может просто втихую слиться из проекта, заключив понятийную сделку.

От качества месседжа управленцев будет зависеть дальнейшая судьба ещё одного лидера рынка — сети «Имплозия», осиротевшей на прошлой неделе. Розничные продажи «Имплозии» по итогам года, согласно нашим оценкам, должны подобраться к 20 млрд рублей. И это только показатели собственной розницы, а ведь есть ещё и оптовый дивизион. Про компанию, хоть она и один из лидеров рынка, известно крайне мало.

Юридическая структура сети устроена столь хитро, что для налоговых органов никакого единого оператора тысячи с лишним аптек, работающих в четырёх федеральных округах России, просто не существует. Есть просто более 200 никак не связанных друг с другом ИП и ООО, которые развивают под вывеской «Имплозия» малый бизнес с безумной географией. К примеру, скромный ИП «Толоконникова М.В.» управляет восемью аптеками, но вот действуют они не в одном регионе, а в шести — Нижегородской, Калужской, Саратовской, Самарской и Тамбовской областях. Страшно представить, как несчастная труженица Толоконникова управляется с таким хозяйством. Зато легко вообразить, сколько в теории может экономить «Имплозия» на налогах, если все эти ИП и ООО вдруг пользуются льготами режима ЕНВД.

На рынке говорят, что всю эту сложную систему придумал и контролировал покойный Грант Безрученко. Стиль его управления называют жёстким и авторитарным. И теперь большой вопрос, как столь индивидуальный во всех смыслах бизнес будет работать после его смерти. Ему было 53 года, больше 20 из них он отдал своей компании. Теперь, как и в случае с «А5», судьба этой аптечной сети полностью зависит от того, какую позицию в её отношении сформируют поставщики.

Фотография на обложке: Владимир Смирнов / TASS

Обсудить ()
Новости партнеров