$ 63.3968.25$53.00
06 ноября 2015 года в 15:40

Тасо Дю Валь (Toptal): «Люди ходят в офис, потому что родители сказали — так надо»

Как работает самая большая компания без офиса

Тасо Дю Валь (Toptal): «Люди ходят в офис, потому что родители сказали — так надо»

Недавно Techcrunch назвал американский рекрутинговый проект Toptal «крупнейшим стартапом, о котором никто не говорит». Уже несколько лет платформа находит программистов по всему миру для Airbnb, J.P. Morgan, Zendesk, Artsy, Pfizer и других известных компаний. В октябре она расширила профиль и теперь, кроме разработчиков, рекрутирует дизайнеров.

В этом году оборот Toptal уже составляет $80 млн. Среди инвесторов — знаменитый венчурный фонд Andreessen Horowitz. В отличие от других площадок, где любой соискатель может зарегистрироваться и ждать заказов, Toptal использует жёсткую систему отбора и позволяет пользоваться сервисом поиска работы только 3% заявителей.

В компании работает 217 человек из 50 стран, у Toptal нет офиса, и новых сотрудников нанимают тоже дистанционно. «Секрет» поговорил с основателем Toptal Тасо Дю Валем о том, как он занялся рекрутингом, почему нанимает российских программистов и сложно ли управлять сотрудниками на расстоянии.

Тасо Дю Валь

Основатель и CEO Toptal

Фотография: Сергей Пацюк/«Секрет Фирмы»

В 2008 году я работал с Максом Левчиным, сооснователем PayPal, в стартапе Slide (сервис хранения и публикации картинок и фотографий, в 2010 году Google купил компанию за $182 млн. — Прим. «Секрета»), благодаря Левчину я заинтересовался Россией. Тогда и позже, работая на себя, я часто сталкивался с талантливыми русскоязычными разработчиками. Они не хуже американских, но, как правило, зарабатывают намного меньше. Параллельно мы со знакомыми обсуждали вечную проблему Долины — нехватку кадров. Нам были известны минусы существующих бирж труда вроде oDesk и Elance. Всё это привело меня к мысли о Toptal — компании, которая поможет найти лучших людей по всему миру. Кремниевая долина привлекает многих по понятным причинам: если ты лучший, ты хочешь быть среди лучших. Но не каждый может переехать — семья, любовь к городу, ещё что-то мешает. У этих людей должна быть возможность работать на лучшие компании.

О продуктах Toptal

Первые месяцы я развивал идею в одиночку, тогда я общался с разными людьми, узнавал, что им нужно, ходил на мероприятия, рассказывал о Toptal. Потом у меня появился партнёр — Бринден Бенесшотт. Нас познакомил его сосед по комнате, с которым я работал над платформой для любителей искусства Artsy. Оказалось, Artsy тоже страдала от недостатка программистов, так что эта компания стала одним из моих первых клиентов.

Я начал искать технического директора и на одной из бирж увидел Александра Даниленко, мы созвонились по Skype и сразу договорились о работе. Увиделись мы только через год, когда случайно оказались в одно время в Вене. Четвёртым присоединился к команде наш вице-президент по управлению Альваро Оливейра, он живёт в Бразилии и помогает находить лучших программистов.

Toptal — не рекрутинговая компания, а платформа, которой ещё не было на этом рынке. Мы разработали систему, которая позволяет автоматизировать процесс найма. Стартапы не смогут повторить нашу работу, это получится только у больших компаний вроде Salesforce или Oracle, потому что они думают о долгосрочных целях и обладают большими ресурсами.

Сейчас на рынке существуют устаревшие площадки вроде oDesk и большие игроки Deloitte и Accenture, но у них нет мощного софта. Чтобы вы понимали, как это влияет на индустрию: два с половиной года назад нашу технологию хотели купить за полмиллиарда долларов, тогда мы нанимали только разработчиков. Недавно мы переработали продукт для дизайнеров. В будущем сможем использовать одну и ту же технологию для найма любых сотрудников.

Мы получаем заявки от тысяч разработчиков со всего мира ежемесячно. Процесс отбора включает в себя интервью на пять-десять минут по Skype, в ходе которого проверяют уровень английского, тест на кодирование из трёх заданий на 90 минут, техническое интервью со специалистом. Решения показывают прямо в Skype в режиме реального времени.

Наш второй продукт — это софт, с помощью которого можно управлять работой в самой компании, сложная ERP-система. Технология подсказывает, что делать аккаунт-менеджеру, финансовому директору и кому угодно. Мы построили систему таким образом, что я могу оставить компанию и она будет работать. Даже фактор мотивации можно сохранить без человека — для этого существует игровая механика, которую мы сейчас тестируем внутри компании. Через два-три года будем продавать наше решение сторонним компаниям, причём по модели value based pricing (чем больше получаешь ценности, тем больше платишь). Мы упрощаем процесс рекрутинга и при этом помогаем людям принимать правильные решения и выполнять более творческую работу. До сих пор многие не понимают, как сильно наши решения автоматизированы.

О работе без офиса*

За почти пять лет, что мы работаем, у нас никогда не было офиса. Одно время мы снимали небольшое помещение в Москве для проведения интервью с программистами, потому что сталкивались с недоверием к компании без офиса. Я думаю, что офис хорош только для брейнсторминга, для управления нет ничего ужаснее. C сотрудниками мы общаемся по мере необходимости. У каждого есть понятные задачи, каждый над ними работает. Мы точно знаем, что хотим построить. До тех пор пока мы не видим проблемы, нет смысла что-то обсуждать.

Появляются компании, которые выстраивают процессы дистанционно и используют Toptal как единственный источник кадров. Я уверен, что в будущем будет всё больше компаний без офиса. Сейчас люди приходят в офис, потому что мамы и папы когда-то сказали, что так нужно. Но всё чаще появляются люди, которые ненавидят офис и всю эту корпоративную культуру. К нам недавно пришёл топ-менеджер Dell, потому что хотел работать дистанционно, а лучше нас этого никто не делает.

Фотография: Сергей Пацюк/«Секрет Фирмы»

Если хочешь быть лучшим, ты просто берёшь и работаешь, независимо от того, где находишься: в машине, самолёте или на пляже. Традиционная же модель говорит тебе: вставай и собирайся на работу, тебе надо ехать в офис — добираться до него, общаться с коллегами, хотя это не имеет ничего общего с работой. Ты теряешь время. Понятно, что есть социальная составляющая. Иногда хочется смотреть в глаза кому-то во время беседы. Только не надо думать, что это помогает эффективнее работать.

Как ни странно, инвесторов отсутствие офиса не смущало. Мы привлекли $1,4 млн на начальном этапе, хотя тогда нас было уже 25 человек и компания приносила прибыль. С первого дня мы развивали её на свои деньги и зарабатывали. Самое смешное, что я отправлял заявки вообще всем инвесторам и последний фонд, кому решился написать, — Andreessen Horowitz. Они вложились в нас, и после все захотели дать нам денег, но было уже поздно.

Вопросы возникали у банков: они не понимали, как это — у нас нет офиса. Мы оставляли свой почтовый адрес. Думаю, мы — самая большая компания в мире, работающая без офиса. Есть ещё Wordpress, где большинство сотрудников работают удалённо, но у них всё-таки есть небольшой офис.

Об особенностях найма

Когда мы нанимаем людей, то не спрашиваем, откуда они. Это неважно, я сам сейчас живу между Нью-Йорком и Москвой. Когда мы видим, что человек хорошо справляется с задачами, он талантлив, мы уговариваем его прийти к нам. Больше всего программистов у нас в Бразилии и России. Мы не работаем в Китае и Индии, потому что там очень плохо с английским. В Индии очень насыщенный рынок, есть таланты, но слишком много программистов низкого уровня. Они просто истощают наши ресурсы — приходится интервьюировать сотни человек, чтобы найти одного подходящего. У нас есть программист из Боснии, он работал там в местной главной IT-компании. Он написал, что хочет помочь выстроить нашу контентную стратегию, идеально прошёл тесты. До этого мы пробовали пять человек на должность руководителя контентной стратегии и, я думаю, нашли одного из лучших программистов в мире на эту должность. Примерно 80% человек работают с нами фул-тайм, остальные заняты частично. Для найма часто используем Toptal, но не всегда, иногда хорошего кандидата приводят знакомые.

Когда клиенты нанимают с помощью нашего сервиса программиста в штат, за позицию мы получаем фиксированную ставку — $30 000. Эта цифра может меняться в зависимости от договорённостей. В нашей бизнес-модели неважно, сколько будет зарабатывать человек, поэтому вознаграждение не зависит от его зарплаты. Для объединения сообщества мы проводим встречи, в месяц около 40 в разных странах. Люди рассказывают о нас друг другу и обмениваются мнением, это очень важно, в том числе для продвижения.

Благодаря работе я могу жить в разных странах и наблюдать за разными людьми. В каждой культуре есть свои особенности. Например, у бразильцев больше всех энергии. А в Белоруссии программисты более строгие, они работают по чётким правилам, не принимают идеи других, у них есть свой собственный взгляд на всё. Думаю, это влияние тоталитарной системы. Впрочем, в России даже в разных регионах культура отличается.

Александр Даниленко
СTO Toptal

Тасо нашёл меня на одной из бирж, я в то время освободился от постоянной работы и фрилансил. До этого на волне купонных сервисов запускал проект Glavskidka и работал в компании NetCracker. Мы созвонились с Тасо, потом я прошёл тесты. Он ещё сказал, что если я не соглашусь с ним работать, то он приедет в Москву и уговорит меня. Тогда я подумал, что это шутка, но сейчас понимаю, что он бы так и сделал.

Моя роль в компании меняется очень быстро. Четыре года назад я был одним из двух программистов, три года назад команда состояла из десяти человек, а под конец этого года будет уже сто человек. Совсем другие задачи и уровень ответственности.

C программистами общаемся в чатах и c помощью видеозвонков. С точки зрения работы проблем не возникает, но друзей по Skype не заведёшь. Когда встречаешься лично, бывает, понимаешь, что человека себе по-другому представлял. Из минусов могу отметить то, что программисты считают меня очень злым. Видимо, потому что я обычно обращаюсь к ним, когда что-то пошло не так. Дистанционная работа — отличная возможность прокачать возможность покричать и поругаться в чате. Созваниваться тоже часто приходится — рано или поздно понимаешь, что это эффективнее и быстрее, чем переписка.

Плюс удалённой работы может обернуться минусом — это свобода. Можно выбирать, где работаешь и живёшь, но нужно всё время себя контролировать. Кому-то это не подходит. Мы с разработчиками обговариваем время, когда они должны быть на связи и сроки по задачам, а всё остальное — личное дело каждого.

Фотография на обложке: Сергей Пацюк / «Секрет Фирмы»

Обсудить ()
Новости партнеров