$ 63.3968.25$53.00
29 октября 2015 года в 09:00

Игорь Сулькис. В какие стартапы Израиля инвестируют россияне

Гаджеты, Internet of Things, 3D

Игорь Сулькис. В какие стартапы Израиля инвестируют россияне

Итак, экономика России уверенно скукоживается вслед за ценами на сырьё, и не замечают этого только те, кому по должности положено излучать оптимизм и уверенность в будущем. А чего ещё стоило ожидать от страны, которая почти не создаёт прибавочной стоимости, имеет отсталую промышленность, живёт за счёт экспорта сырья, покупая всё остальное — от технологий добычи того же сырья до элементарных продуктов питания?

Стагнация в экономике и существенная девальвация показали предпринимателям и инвесторам, что пора умерить активность, ибо есть риск сильно обеднеть. На экономический кризис наложились санкции, контрсанкции, удорожание кредитных ресурсов и снижение мультипликаторов в оценках бизнеса. Это та ситуация, когда лучше притормозить до момента понимания ясных перспектив родной экономики, чем продолжать развивать проекты, дешевеющие на глазах. И уж тем более сейчас не время начинать что-то новое.

Что дальше? К сожалению, сколько-нибудь быстрого улучшения ситуации не будет. Цены на сырьё нескоро пойдут вверх. Санкции не отменят. К счастью, апокалипсиса тоже не предвидится. Будем потихоньку деградировать. Без революций и без контрреволюций. Какие сценарии возможны? Мой ответ — плохой и очень плохой. И отличаются они не финалом, а скоростью движения к нему. Пока мы уверенно идём по просто плохому сценарию. А значит, есть время для придумывания альтернативных вариантов, потому что просто пересидеть уже не получится.

Альтернатива инвестициям в рублёвой зоне — работа на внешних рынках. Дело это, конечно, сложное и рискованное. Пока не начнёшь, даже не догадываешься, как много мы понимаем про «тут» и не понимаем про «там». Всё другое. Традиции ведения бизнеса, налоговая система, законодательство, культура. Поэтому шансы быть успешным «там» не то что бы велики. Но когда эффективность инвестиций в российские проекты становится всё хуже, приходится идти на риск. Главное — делать это осознанно.

Начинают обычно с довольно консервативных вещей типа недвижимости. Риски просчитываемые, суммы небольшие. По мере получения знаний и опыта можно увеличивать масштабы инвестиций и расширять портфель проектов. Мы для себя выбрали другой путь — инвестиции в израильский хай-тек.

Решение возникло в результате анализа наших собственных конкурентных преимуществ и возможностей. Мы с партнёром, основателем Titanium Investments Александром Айвазовым вышли из физиков (будучи в душе лириками), что, безусловно, облегчает понимание технологических проектов. Более того, занимаясь всю сознательную жизнь инвестициями в «заводы и пароходы», не оставляли своим вниманием и венчурный бизнес, реализуя проекты и получая образование, связанное с коммерциализацией технологий.

Проекты в хай-теке (особенно если говорить о ранних стадиях развития бизнеса) требуют относительно небольших средств, при правильной экспертизе они достаточно быстро растут, для хай-тека есть понятные правила оценки и фиксации прибыли. В общем, решили тряхнуть стариной. Тем более что нам хай-тек искренне нравится (а заниматься тем, что нравится, — это редкая удача, которую грех упускать).

Почему Израиль?

Во-первых, высока концентрация стартапов и специалистов, умеющих с ними и в них работать.

Во-вторых, пока ниже конкуренция по сравнению с той же Кремниевой долиной.

В-третьих, страна маленькая, внутренний рынок для хай-тека ничтожный, поэтому практически все проекты сразу нацелены на глобальные рынки, в отличие от России, где большая часть проектов — это калька с американских (никого не хочу обидеть, поэтому и пишу «большая», а не «все»).

В-четвёртых, Израиль близко к России, а мы продолжаем вести проекты и здесь. Из Америки или Юго-Восточной Азии домой не налетаешься.

В-пятых, израильские проекты, аналогичные по показателям американским, стоят на старте кратно меньше. А выход из них будет таким же. Просто стратеги в основном те же американские. Здесь не могу не отметить ещё и то, что израильские стартаперы в своих потребностях гораздо скромнее российских. Сказывается, наверно, то, что практически все из них прошли военную службу. Это вообще отдельная история, которая в других странах объективно не воспроизводима. Зачастую фаундеры, ангелы, партнёры венчурных фондов — сослуживцы.

Наконец, к моменту моего присоединения Titanium Investments провёл уже 15 сделок (и даже умудрился из одного проекта успешно выйти с прибылью на уровне 150% через 11 месяцев после входа). Понятно, что такая активность создала огромную сеть контактов в среде как инициаторов израильских проектов, так и инвесторов. Репутация позволяет быстрее находить интересные проекты, договариваться на лучших условиях. Грех было всем этим не воспользоваться.

Поскольку слова о рисках инвестиций на новой территории я отношу к себе не меньше, чем к другим предпринимателям, то мы задумались о том, как эти самые риски можно минимизировать, не сильно потеряв в ожидаемой доходности инвестиций. Решением было признано расширение портфеля проектов за счёт приобретения акций компаний достаточно зрелых, максимально готовых к приходу стратега. Обычно стартапы развиваются от семи до десяти лет (если не разоряются раньше). Могут быть и сказочные истории быстрых обогащений, но скорее это сказки для доверчивых инвесторов. Первые инвестиции измеряются десятками и сотнями тысяч долларов. По мере развития проектов проходят новые раунды финансирования, привлекаются большие суммы, снижаются риски, так как проект от стадии идеи и модели переходит в стадию растущего бизнеса, перспективы которого уже можно более или менее достоверно оценить. Так вот, мы для себя выбрали нишу предприятий, которые уже далеко ушли от уровня обычного стартапа, но имеют ещё огромный потенциал коммерческого развития.

Не хочу утомлять подробностями выстроенного для выбора проектов сита, отмечу важнейшие детали. Срок существования проекта — не менее трёх лет, ожидаемый выход из проекта — года через три или раньше. Компания имеет понятный и востребованный коммерческий продукт. То есть не красивая идея, а реальные продажи, в идеале — операционная прибыль. Нужно, чтобы среди инвесторов, принявших участие в предыдущих раундах, были известные международные фонды. Направления деятельности — IT и девайсы. Мы боимся таких вещей, как, например, фармакология. Там большие сроки, большие риски, большие суммы, государственное регулирование и прочие проблемы. Мы слишком жадные и трусливые, чтобы лезть в эту сферу.

В первую очередь мы пытаемся купить маленький пакет в 2–3% у существующих акционеров. Для них это способ монетизировать свои усилия, ведь, как правило, до нашего прихода и предложения о сделке были только раунды, которые размывали доли создателей бизнеса и его первых инвесторов, а с нами появляется возможность первого заработка. В дальнейшем мы принимаем решение о целесообразности участия в новых раундах финансирования. Такой небольшой пакет акций не даёт нам возможности влиять на текущую деятельность предприятия, поэтому наше искусство — это искусство выбора качественных команд и правильные переговоры о цене входа. Дальше остаётся надеяться на профессионализм менеджмента.

Условия конфиденциальности не позволяют нам назвать компании, сделки с которыми мы сейчас обсуждаем, но предмет их бизнеса обозначить можем.

Компания A — производитель девайсов с очень продвинутой технологией, относимой к интернету вещей. Изделия из первой промышленной партии уже в этом году поступят покупателям. Предзаказы на миллионы долларов, интерес к продукции компании у ведущих производителей потребительской электроники.

Компания B — биржа интернет-рекламы. Ежегодно удваивает свои показатели уже в течение нескольких лет, имеет операционную прибыль, развивает новые направления деятельности, занимаясь брокериджем, имеет высокие шансы вывести свои акции на фондовую биржу в течение трёх лет.

Компания С — лидер рынка антифрода в интернет-рекламе, демонстрирует кратный рост выручки, практически создаёт нишу аудита интернет-рекламы.

Компания D — используя технологию дополненной реальности, создаёт 3D-модели помещений, «вписывая» туда мебель из интернет-каталогов. Компания кратно увеличивает свою выручку, становится партнёром крупнейших интернет-магазинов.

Мы считаем, что вход в достаточно зрелые проекты позволит нам существенно ускорить жизненный цикл наших инвестиций, снизит наши риски, оставив возможность для весьма приличного заработка. Мы полагаем, что предприятия, находящиеся на интересной нам стадии развития, увеличат свою капитализацию за два-четыре года процентов на 300 или даже на 500. И эта игра нам по нраву.

Фотография на обложке: Maremagnum via Getty Images

Обсудить ()
Новости партнеров