$ 63.9168.50$53.00
20 октября 2015 года в 15:45

Тайная комната: Как меняется рынок квестов в России

Рост с нуля до 1,5 млрд рублей за два с половиной года

Тайная комната: Как меняется рынок квестов в России

Два с половиной года назад в России появились первые комнаты-квесты, идею досуга подсмотрели в Европе московские предприниматели и создали компанию «Клаустрофобия». Оборудование первой комнаты — в ней был квест про больницу — обошлось в 1,2 млн рублей. На сегодняшний день более 200 компаний в России придумывают и создают игры для желающих порешать головоломки после работы. Публика становится всё более требовательной, это вынуждает одни компании уходить с рынка, не окупив затраты на создание квестов, а другие — более изобретательные — продавать франшизы в разные города и страны. «Секрет» рассказывает об особенностях молодого, но уже перегретого рынка.

Сколько квестов в Москве и России

Квесты escape the room, или «побег из комнаты», перенёс в реальность одноимённый жанр компьютерных игр. Цель запертого в замкнутом пространстве игрока — как можно быстрее выбраться, решив серию головоломок. Такие игры несколько лет назад стали появляться в Японии и США. Индустрия расцвела в Будапеште, куда любители загадок целенаправленно потянулись за квест-турами. Один из основателей «Клаустрофобии» Богдан Кравцов, побывав в венгерской столице, совместно с партнёрами по Stupid Casual — компании, выпускающей настольные игры, — решил открыть нечто подобное в Москве. Желающие посетить загадочную комнату приходили ночью и записывались на несколько месяцев вперёд. Первые конкуренты появились очень скоро — создатели «Клаустрофобии» не смогли удовлетворить неожиданно огромный спрос. Сегодня московская «Клаустрофобия» предлагает посетителям выбор из 45 квестов, ещё 45 находятся на стадии строительства.

По подсчётам «Гильдии квестов», только в Москве на сегодняшний день существует около 170 компаний, которым принадлежат 400 комнат. Ещё 550 квестов открыты в других городах России. Ещё 450 комнат, по данным «Клаустрофобии», строятся за пределами Москвы и начнут работу в ближайшем будущем. Ежедневно комнаты открываются и закрываются, какие-то квесты отправляются на доработку. Выручку только московского сегмента рынка, в том числе от продажи франшиз и услуг b2b (корпоративы, тим-билдинги и другие развлечения для сотрудников компаний), за 2014 год «Гильдия квестов» оценивает в 1,5 млрд рублей.

«Ещё два года назад столицей квестов был Будапешт, сегодня там около 40 комнат. В Москве, по нашим данным, сейчас их около 600, и это не предел. Огромное количество находится на стадии строительства, — рассказывает Сергей Кузнецов. — Такой ситуации в мире вообще нигде нет. Если взглянуть на европейские и американские квесты, то по уровню сложности и исполнения они напоминают то, что Москва предлагала посетителям два года назад. С точки зрения инвестиций многие западные компании до сих пор находятся на зачаточном уровне: они ещё используют замочки и ультрафиолетовые лампы».

Какие квесты в моде

Рынок становится более зрелым, публика — более требовательной, появляется больше претензий к антуражу, декорациям, сложности загадок, техническому исполнению, жанрам, объясняют сложившуюся тенденцию основатели CityQuest Александр Гончаренко и Илья Скольник. Недавно их компания анонсировала запуск нового формата — экшен. В бывшем цехе по производству двигателей на площади 550 кв. м предприниматели построили 11 комнат. По легенде игроки попадают в 2066 год. Мир разорён, и люди борются за выживание. «В основе формата экшен лежит спорт», — рассказывают основатели CityQuest. — Загадки здесь тоже есть, но всё-таки на физические испытания делается больший акцент. В отличие от квеста, экшен нельзя не пройти. Здесь команды набирают баллы и зарабатывают место в рейтинге. За одну игру вы проходите пять комнат. Последовательность их прохождения генерирует компьютер. Вернувшись во второй раз, вы, скорее всего, получите новый маршрут».

От никак не связанных между собой головоломок, поисков ключей и замков российские квесты пришли к использованию новейших технологий и спецэффектов, став полноценным шоу, над созданием которого работает целая команда сценаристов и инженеров. «Квесты, которые мы делали в 2013 году, сейчас, бесспорно, являются устаревшими», — подтверждает Сергей Кузецов, один из основателей «Клаустрофобии. — Жизненный цикл квеста — 1-1,5 года. Затем его неминуемо необходимо переделывать или закрывать».

Компании стараются превзойти самих себя в изобретательности. Кто-то нанимает актёров, кто-то делает ставку на спортивную подготовку и выносливость. «Несколько лет назад людям приходилось подключать всю свою фантазию, чтобы поверить, что они оказались в волшебном мире. Всё вокруг скорее говорило об обратном. Сейчас, попадая на космический корабль, ты видишь не офис, стилизованный под корабль. Антураж заставляет поверить в то, что ты отправился в межгалактическое путешествие», — говорит Кузнецов.

Гонка за оригинальной подачей привела к значительному росту стоимости квестов. В строительство двух первых комнат основатели «Клаустрофобии» вложили 1,2 млн рублей на троих. Сегодня оборудовать хорошую комнату стоит 5–6 млн рублей. «Последняя загадка Леонардо» и «Я робот» обошлись «Клаустрофобии» в 8 млн рублей каждая. «Квесты, которые сейчас находятся в процессе строительства, будут стоить ещё дороже», — предупреждает Кузнецов.

«Иногда стремление выделиться из толпы конкурентов и удивить посетителя чем-то новым доходит до абсурда», — считает Илья Пухов из Гильдии квестов. — Недавно я был свидетелем разговора предпринимателей, которые рассуждали: Давай добавим в квест двух женщин, пусть они друг друга режут и обматывают плёнкой для антуража».

Почему этим летом многие разорились

Прямую зависимость количества клиентов от погоды отмечают все владельцы квестов. «Дождь за окном — гарантия того, что сегодня будет удачный для бизнеса день. В тёплое время года люди предпочитают находиться на свежем воздухе, ездить за город», — говорит Александр Гончаренко. Однако не только хорошая погода стала причиной коллапса рынка этим летом.

«Закрытие квестов — естественный отбор. Ещё не так давно у потребителя не было претензий к продукту, поскольку он был новым. Однако с развитием индустрии люди стали более разборчивыми, поняли, чего можно ожидать от хорошо сделанной игры. Компании стали конкурировать за качество, поэтому дешёвым проектам пришлось закрыться. На строительство квеста, особенно первого, уходит много времени. Год назад, когда этот бизнес выглядел очень перспективным, а стоимость входа на рынок была доступной, все ринулись строить комнаты, не обсудив друг с другом сценарии. Сейчас мы видим целый эшелон опоздавших квестов, которые уже неактуальны. Например, сеть ReQuest изначально называлась Игры разума. Но когда они открылись, обнаружили, что компания Игры разума уже существует. Кроме того, ReQuest сделал ставку на тематику Игры престолов, но и в этом их опередили. Пока они строились, оценить ситуацию на рынке не было времени. Квесты неминуемо будут закрываться, продаваться, поглощаться, и это нормальный процесс» — говорит Пухов.

Крупные компании утверждают, что не почувствовали спада интереса. «При среднем чеке 3500–4000 рублей за игру на четверых квесты становятся развлечением для людей с достатком выше среднего. 1000 рублей с человека — дороже, чем чек в кафе или кино. Сегмент студентов и так не мог позволить себе этого развлечения. Да, кризис сказался на индустрии, но немного иначе, чем можно себе представить. Хотел человек поехать в отпуск на Тенерифе, а при текущем курсе рубля не может. Вместо этого, чтобы как-то заполнить свободное время, сходил поиграть в квест», — поясняет Пухов.

Как сделать квест

Хороший квест начинается с хорошего сценария. Его написание, независимо от уровня сложности заданий, в среднем обходится в 100 000 рублей. Цена франшизы для регионов в большинстве компаний варьируется от 150 000 до 200 000 рублей с 10% роялти. «Даже этот ценник многих отпугивает. Если человек не может заплатить такую сумму за входной билет, квест у него, скорее всего, выйдет плохой, потому что он не готов вложить ещё несколько миллионов в действительно хороший продукт», — говорит Александр Гончаренко из CityQuest.

У каждого города — своя специфика, предупреждают предприниматели. В Санкт-Петербурге, к примеру, любят сверхсложные квесты. «Создатели гордятся, если выбраться из комнаты удалось всего 17% игроков. В Москве отвечают: вы с ума сошли?! Если люди будут постоянно проигрывать, они не придут к нам снова. В Питере в первую очередь ценятся сложные задачи. Актёры и спецэффекты появились в их квестах гораздо позже», — рассказывает Александра Мирзаханова из «Гильдии квестов».

Местная специфика сказывается и на способах продвижения. Если в Москве квесты практически не нуждаются в рекламе офлайн, то в регионах, напротив, хорошо работают флаеры и телевизионная реклама. По словам предпринимателей, франчайзи прикладывают много усилий, чтобы популяризировать сам продукт.

Оптимальная площадь игровой комнаты — 35 кв. м. Стоимость аренды, ремонта помещения, оборудования зоны ожидания и операторской по опыту компаний, существующих на рынке, обходится в 2 млн рублей. Ещё минимум 1,5 млн уходит на оборудование самой игровой зоны. Эта сумма может доходить до 5-7 млн в зависимости от фантазии создателей. Таким образом, на одну локацию уходит минимум 3,5 млн рублей. Компании, предлагающее франшизу, прогнозируют возврат этих средств в течение года. Бывают случаи, когда инвестиции отбиваются быстрее. «Выгодней строить несколько квестов в одном месте, — объясняет Гончаренко — Выбравшись из первой комнаты, команда может сразу же пойти во вторую. Один квест отбивает затраты, второй приносит прибыль».

Для Москвы стоимость франшизы доходит до нескольких миллионов рублей, рынок здесь переполнен. «В Москве мы охотно продаём франшизу крупным развлекательным центрам», — говорит Гончаренко из CityQuest. Несмотря на первоначальный взнос, доходящий до 7 млн рублей, в 2014 году «Клаустрофобия» вовсе отказалась от продажи франшизы в Москве.

Переполненность рынка — не единственная проблема. «Нет такой профессии, как оператор квестов, а их нужно обучать, — сетует Александра Мирзаханова. — Недостаточно быть просто электриком. Нужно быть электриком, который понимает что-то в квестах. Бывали случаи, когда инженеры предусматривали, как открыть комнату, но не предусмотрели вентиляцию, посетители едва не задохнулись», — добавляет она.

Зато франшиза «Клаустрофобии» через месяц появится в Дубае и Майями. Зимой 2016 года предприниматели намерены запустить квест в Бангкоке. Кардинальных отличий в подходе к созданию квеста для разных стран создатели «Клаустрофобии» не видят. «Азиатское кино, бесспорно, отличается по динамике, картинке, наполнению, но глобально американское кино любят везде. Тот же принцип работает к индустрии квестов. Люди в Ижевске или Бангкоке одинаково представляют себе, как должно выглядеть ограбление банка», — объясняет Сергей Кузнецов.

Сергей Кузнецов («Клаустрофобия»)

Перспективы

«В фильме Москва слезам не верит говорили, что с появлением телевизора театр исчезнет. Смерть пророчат и квестам. Рано или поздно они действительно перестанут быть трендовым способом проведения досуга, перейдя в сегмент классических городских развлечений», — считает Александра Мирзаханова. Сергей Кузнецов уверен, что до конца 2015 года на больших агрегаторах вроде «Афиши» и «Яндекса» наряду с разделами «Кино» и «Театры» появится отдельная категория «квесты».

По прогнозам «Гильдии квестов», при условии, что экономическая ситуация в стране останется как минимум на том же уровне, вершины развития индустрия достигнет следующим летом. «Сейчас рынок ещё далеко не на пике, — соглашается Кузнецов — Гигантское количество людей ни разу не посещали квесты. Есть некий барьер, который надо преодолеть, чтобы уговорить человека попробовать. В этом смысле у нас те же проблемы, что у йоги: все знают об этом, но почему-то многие заведомо решили, что йога не для них. Наша ситуация усугубляется ещё и тем, что многие вообще не слышали о квестах». Тем не менее постепенно у людей складывается культура потребления квестов, констатируют предприниматели. «Раньше молодёжь ездила в клубы, а сейчас за ночь проходит три квеста», — говорит Пухов.

На форуме «КвестДело» владельцы и создатели московских квестов решили, что есть смысл объединяться против других видов развлечений: кино, театров, клубов. «На рынке со временем не останется мелких игроков, поскольку очень сложно агрегировать аудиторию, если у тебя всего несколько квестов», — прогнозирует Сергей Кузнецов. У больших компаний уже есть лояльные клиенты, которые знают, что в рамках одной сети они не столкнутся с одинаковыми загадками. Разрастаясь, компании вроде «Клаустрофобии» смогут делать больше комнат и снижать цену на их посещение. Похоже, окно возможностей, неожиданно распахнувшееся полтора года назад в московских подвалах, вот-вот схлопнется.

Обсудить ()

Читать по теме

Новости партнеров