$ 63.3968.25$53.00
19 октября 2015 года в 12:23

Почему скандалы вокруг «Яндекса» это круто

Haters gonna hate

Почему скандалы вокруг «Яндекса» это круто

Однажды Ларри Пейдж собрал менеджеров проектов Google и объявил, что они уволены. Просто указал на дверь всем без исключения, потому что счёл прослойку между собой и разработчиками пагубной для компании. О чём-то подобном сейчас наверняка мечтают многие сотрудники «Яндекса». Последний вал скандалов, связанных с компанией, — это, судя по всему, следствие именно внутреннего конфликта между старожилами (преимущественно разработчиками) и пришлым менеджментом. Недавняя анонимка за авторством одного из давних сотрудников «Яндекса» вывела этот конфликт в публичное пространство.

«Яндекс» был годным, «тем самым», когда у руля стоял один из основателей Аркадий Волож, или просто Аркаша. А сейчас рулит уже не Аркаша, а Волож и расплодившиеся манагеры из далёких от «Яндекса» компаний. Отсюда сырые продукты, увольнения и уходы по собственному проверенных ребят, пиар-провалы и общий курс компании прямиком в мир наживы и чистогана, обозначившийся накануне выхода на IPO и принявший необратимый характер со смертью Ильи Сегаловича. Таков краткий список претензий к новому «Яндексу», в котором основатель под давлением акционеров отгородился от верных соратников финансистами и медиаменеджерами.
«У людей было чувство сопричастности к компании, чувство, что мы все одна большая счастливая семья. Внезапно многих из них стали выдавливать из компании. И ты такой: Эй, мы на такое не рассчитывали! Я думал, мы тут все одно дело делаем». Это выглядит как цитата из той самой анонимки, а на самом деле — слова Пола Бакхайда, создателя Gmail. Они были произнесены много позже того момента, как Пейдж всё-таки вернул проджектов назад. Точнее, ему навязали это решение акционеры. Они же навязали ему CEO — Эрика Шмидта. А Шмидт навязал суперпроджекта Джонатана Розенберга. И Пейдж какое-то время страшно страдал от этого, так же как и многие другие старожилы. Несмотря на это, Google завоёвывал мир и в конце концов заставил своего создателя смириться со всей этой кучей менеджеров — потому что она позволила ему творить такое, о чём он не мог и мечтать. А ещё «у меня появилось немного свободного времени».

При всей уникальности «Яндекса» нынешние бури кажутся довольно обычными муками роста, их переживает почти любая успешная компания, которая сделала выбор в пользу расширения и конкуренции сразу на нескольких рынках. Возможно (хотя и вряд ли), Волож мог когда-то поступить подобно создателям сервиса Basecamp, которые сознательно отказались от распыления сил, наращивания штата и запуска новых проектов. Авторы Basecamp чувствуют себя прекрасно, написали замечательную книжку Rework — про то, в частности, какой вред приносит засилье менеджмента. Я сам с удовольствием пользуюсь их продуктом. Возможно (хотя и вряд ли), Волож тоже мог бы умерить пыл, написать книжку и жить счастливой семьёй с верными соратниками, доводя до совершенства один продукт. Но он выбрал путь Google. И это не семейная прогулка по солнечному парку, а история побед и поражений, постоянной внутренней и внешней борьбы. Именно её мы сейчас и наблюдаем.

Несколько лет назад я пытался устроиться на работу в «Яндекс» — безуспешно. Лица интервьюеров становились особенно непроницаемыми, когда я отвечал на вопросы о взаимодействии с разработчиками. Я тогда ещё не знал о корпоративной культуре, принятой в компании. В ней разработчик — царь и бог, а менеджер — существо, чья работа в том, чтобы помогать разработчикам, а не указывать им. С тех пор я поумнел и понял, что этот порядок, заведённый техническим директором Ильёй Сегаловичем, имеет право на существование. Но есть нюансы. Сосредоточенные на своих задачах программисты, травоядные менеджеры и бесконечные обсуждения с участием огромного количества сотрудников — это иногда не лучший набор для жёсткой конкурентной борьбы и покорения новых рынков.

Давайте посмотрим на то, что представляла собой компания времён Аркаши, то есть где-то до 2010 года: поиск, «Директ», «Маркет», «Карты», «Деньги» (почти автономные), а также кое-какая некоммерческая мелочь. Были представительства на Украине и в Казахстане. Изрядный размер компании. Но посмотрим на «Яндекс» сейчас. Появились «Такси», «Музыка», «Кинопоиск», «Браузер», «Диск», Auto.ru, Data Factory и множество других сервисов поменьше. Появилось первое полноценное представительство за рубежом (в Турции), а также офисы и центры разработки в европейских и азиатских городах. Предпринимались многочисленные попытки завоевать мобильные платформы. Активно развивается англоязычный поиск. Каждый из сервисов при этом сильно разросся, а общее количество сотрудников выросло с 3000 до 7500. Уже многовато для игры в большую счастливую семью.

К этому надо прибавить растущее конкурентное давление по основному направлению — поиску. Google быстро наращивал долю благодаря Chrome и Android. Только в этом году «Яндексу» удалось стабилизировать соотношение на уровне 58% к 35% — и это стоило большого внутреннего напряжения. Попытки «Яндекса» освоить новые рынки и платформы объясняются именно борьбой за эту долю. «Яндекс» не может не бороться и не расти. Отдельные части компании так развились, что им необходима большая автономность, а значит, иная система управления и новые авторитеты.

Когда по воле Аркадия Воложа и акционеров в компании появились менеджеры менее травоядные — это вызвало шок и возмущение сотрудников. Когда-то сказать «просто сделайте это» мог только один из основателей — и то без долгих разъяснений обычно не обходилось. Сейчас пришлые люди пытаются выстраивать иерархические пирамиды под себя. Хорошо это или плохо? Судя по шуму вокруг «Яндекса», пока так себе. Скромность, демократия и профессионализм — три кита, на которых испокон века стояла корпоративная культура «Яндекса» (и во многом это отражение характера ушедшего в 2013 году Сегаловича). Сейчас первые два кита ослабли. Придёт ли им на смену нечто такое, что создаст новую гармоничную триаду, — непонятно. Пока со стороны видны лишь поиски. Довольно, надо сказать, хаотичные.

Можно с уверенностью сказать, что компанию ещё изрядно потрясёт и скандалов будет немало. Но это жизнь — и, вообще говоря, жизнь неплохая. Когда с жаром обсуждают корпоративную культуру, качество работы, систему управления, умение признавать ошибки и уважение к пользователям — это настолько выше привычных для российского крупного бизнеса «муток», «тем» и «заносов», что даже такие скандалы внушают оптимизм. Есть у нас компании, которые прямо как взрослые: проблемы у них, как у Google, и шум в Рунете такой же, как «там». В наше время и такой малости достаточно, чтобы умилиться. Поэтому, возможно, такой жар в обсуждении и такое внимание. Люди чувствуют, что вот она — нормальная, правильная жизнь, правильные проблемы и правильный разговор. Накал страстей только доказывает, насколько «Яндекс» нам важен и насколько он сам — высокоразвитое существо.

Фотография на обложке: архив «Яндекса»

Обсудить ()
Новости партнеров