$ 63.3067.21$54.33
16 октября 2015 года в 14:46

Такое дело: Cтудия «Балет в большом городе»

Супруги Рожковы и их танцевальный класс

Такое дело: Cтудия «Балет в большом городе»

Илья Рожков работал в сфере IT около 15 лет, занимался системной интеграцией, но в какой-то момент заскучал. Его жена Вероника, философ по образованию, тоже уставшая от офисной жизни, увлекалась балетом и начала мечтать о собственной студии. Рожковы решили рискнуть — нашли инвесторов, начали дорогостоящую стройку и спустя три месяца, летом 2015 года, набрали первых учеников. Рожковы рассказали «Секрету», как балет полностью перевернул их жизнь.

Вероника и Илья Рожковы

Основатели студии

Илья: Мы и управляющие партнёры, и администраторы в одном лице. Я ругаюсь со строителями и решаю организационные вопросы. Ника занимается балетной частью, общается с преподавателями и клиентами.

Вероника: Создание балетной студии было моей мечтой. Я занималась балетом в раннем детстве, но родители были против того, чтобы я продолжала. Спустя годы я снова вернулась в балет — перепробовала десять разных студий. Но закрепилась только в одной из них, где мне очень понравились педагоги и занятия проводились под живой аккомпанемент концертмейстеров. А вот с бытовой точки зрения мне везде было неудобно. Маленькие, душные залы с непрофессиональным покрытием, тесные раздевалки, нехватка душевых и туалетов... В какой-то момент я поняла, что хочу создать свою студию — качественную, с хорошими преподавателями и высоким уровнем комфорта.

Балет в большом городе

Оборот: около 500 тыс. рублей в месяц
Строительство студии: 15 млн рублей
Аренда: около 400 тыс. рублей в месяц (сейчас действуют арендные каникулы)
Стоимость одного занятия: 700 рублей
Возврат инвестиций: к октябрю 2016 года

Первым делом мы с мужем провели маркетинговое исследование. Посмотрели на школы, изучили рынок, поняли, что интерес к балету есть. Всплеск произошёл несколько лет назад, когда вышел фильм с Натали Портман «Чёрный лебедь». После него девочки побежали в балетные студии, думая, что за год смогут научиться танцевать. По секрету вам скажу, что это нереально. Балет — не фитнес, где можно быстро подкачать пресс. Тело приходится переучивать, разрабатывать мышцы, ранее не задействованные ни в каких движениях, а это во взрослом возрасте непросто.

Илья: Идея о студии пришла в разгар кризиса, в феврале 2014 года. Я на тот момент 15 лет проработал в сфере IT — в «Открытых технологиях». Сидел в тёплом кресле в хорошей стабильной компании. Но уже очень хотел вырваться из офисной рутины.

Когда мы поняли, что с хорошими балетными студиями в Москве туго и что ниша более-менее свободна, написали бизнес-план. Я нашёл инвесторов, которые его одобрили и вложили около 15 млн рублей. Инвесторы — частные лица, предприниматели. Один — наш старый друг, работает в офисе финансового планирования, другой — владелец косметической сети. Проект очень заинтересовал обоих, настолько, что они стали нашими партнёрами и соучредителями. Это придало нам сил, и мы с Вероникой взялись за дело. Сначала нашли место для студии. Пересмотрев много вариантов, остановились на помещениях Бадаевского пивзавода. Он уже давно не действует, здания сдаются в аренду. Место отличное: с одной стороны — Кутузовский проспект, с другой — набережная Тараса Шевченко. Здание, спроектированное в 1900-х годах, выглядело очень необычно: напоминает замок — красный кирпич, арки, башенки. Внутри же на 450 кв. м были голые стены, ужасные неровные полы и осыпающиеся потолки. Отсутствовали канализация, вентиляция и электричество.

Мы, по сути, построили студию с нуля. На ремонт и стройку ушли 80% начальных инвестиций. Из них 20% были потрачены на профессиональное оборудование — например, на специальный пол для балета с многослойным покрытием. Такой пол гасит удары и пружинит при прыжках, защищая суставы от травм. Материалы закупали западные. Через три месяца строительных работ в почти круглосуточном режиме мы открылись.

Вероника: Ни у меня, ни у мужа не было подобного опыта, поэтому, создавая студию, мы обратились за помощью к архитекторам и дизайнерам. Но ни один проект нас не устроил, и в итоге мы все сделали сами. Придумали, как логично распланировать пространство, разместить раздевалки, душевые, достаточное количество туалетов и зону отдыха. Сделали просторные залы для занятий. У нас есть специальная раздевалка для девочек – с удобными шкафчиками и скамейками. А женская раздевалка выглядит, как настоящая гримерная – с большими зеркалами и специальным освещением, чтобы с комфортом, не толкаясь, переодеться, поправить макияж и причёску после занятий.

Перед тем, как предоставить строителям готовый архитектурный проект, в корзину ушло более сотни вариантов. Дизайн интерьеров мы продумывали вместе с партнёрами. Их увлёк творческий процесс, и они с удовольствием находили время, чтобы обсуждить цвет стен, световые решения или варианты обстановки помещений.

В том, что мы открылись в кризис, были свои плюсы. Люди в такое время экономят на путешествиях и шопинге, но находят деньги на другие занятия. Первыми нашими клиентами стали знакомые, с которыми я занималась в одной из балетных студий. Позже сработал эффект сарафанного радио — девушки начали приглашать своих подруг. Средний возраст наших клиенток — 30 лет. Это такой «размытый» средний класс: одни приезжают на занятия с личными водителями, а другие во многом себе отказывают, лишь бы заниматься балетом. Есть несколько девочек, которые работают в «Москва-Сити» и, жертвуя обедом, приходят к нам днём. А ещё у нас занимаются трое мужчин — вместе со своими жёнами. Один из них — американец; в Штатах вообще очень популярен балет, маленький зал там имеется чуть ли не в каждом квартале.

Илья: Затем мы запустили детские группы. Надо понимать, что наша студия — не конкурент балетным училищам. То есть мы не готовим будущих Павловых и Плисецких. Малыши ходят к нам с удовольствием, для них это развлечение в кругу сверстников, но при этом они учатся двигаться под музыку, развивают координацию и пластику движений.

Сейчас нашу школу — спустя три месяца после открытия — посещают около 70 человек. Группы загружены на четверть. Но число клиентов растёт (примерно на 10–15% в месяц), и люди не просто разово приходят, а остаются, что не может не радовать. Я помню, как в самом начале у нас были занятия, на которые никто не приходил. Ну то есть вообще. Только преподаватели, которым ничего не оставалось, как сидеть на наших красивых диванах и ждать, вдруг кто появится. Настроение в такие моменты было ни к чёрту, но мы с супругой изначально решили, что будем биться до последнего. Вариант фиаско не рассматривался.

Вероника: Удобные раздевалки — это, конечно, хорошо, но мы понимали, что нам нужны хорошие преподаватели. Я лично отбирала всех педагогов. Ходила на их занятия в других студиях, смотрела, насколько они продуктивны и интересны. Сегодня у нас три преподавателя, все они — артистки балета и профессиональные педагоги-хореографы. Например, Ольга Кулько до сих пор выступает в Большом театре.

Наши балетные классы рассчитаны на разные уровни подготовки. Есть растяжка, а есть партерная гимнастика, когда детально прорабатываются мышц спины, пресса и ног. Сами классы включают в себя упражнения у станка, адажио и прыжки.

Илья: В Москве есть школы, которые сделали ставку на звёзд балета с громкими именами. Это почти беспроигрышный маркетинговый ход, но мы для себя не рассматривали такой вариант. Потому что совершенно не факт, что талантливый и успешный танцовщик или балерина смогут стать хорошими преподавателями. Кредо нашей студии: «Профессиональные уроки хореографии для непрофессионалов».

Наша главная задача сейчас — продвижение. Нам нужен совсем другой поток клиентов. Мы занялись маркетингом, только когда открылись. Всего четыре недели назад запустили сайт, долго с ним мучились, и ещё никто не занимался его SEO-оптимизацией. Но я, впрочем, уверен, что продвижение сайта — это не то, на что нужно ставить. 80% наших клиентов мы набрали благодаря социальным сетям. То есть я пока точно не собираюсь вкладывать бешеные деньги, чтобы сайт выпадал в верхних строчках поисковиков.

Восемь занятий стоят у нас 5600 рублей, 12 — 7800, 20 — 11 000. Это стандартная схема: чем больше человек берёт уроков, тем дешевле они ему обходятся. Не исключено, что мы от этой системы уйдём, возможно, придумаем что-то своё. Или возьмём модель фитнес-клубов, когда люди оплачивают абонемент за год или шесть месяцев и посещают столько занятий, сколько хотят.

Я рассчитываю, что в течение полугода балетная студия выйдет на окупаемость. Деньги у инвесторов — помимо тех, что были затрачены на строительство, — мы больше не берём. Я договорился с владельцем здания об арендных каникулах — мы не платим за аренду, пока вкладываем деньги в ремонт помещений. Говорить о первой прибыли, думаю, можно будет в конце октября.

В планах — сделать маникюрный кабинет и кабинет массажа. Скоро запустим магазин, в котором наши клиенты смогут покупать вещи для занятий. В целом у студии два варианта развития. Либо становиться сетью студий в разных районах Москвы, либо превращаться в большой центр с претензией на школу — с большим количеством групп и преподавателей. С точки зрения экономики любая сеть приносит больше денег, да и бренд так раскрутить гораздо проще. Но лично мне бы хотелось сделать одно место, но серьёзное.

Фотографии: Алёна Лозовкая / «Секрет Фирмы»

Обсудить ()
Новости партнеров