$ 64.1568.47$54.46
09 октября 2015 года в 16:10

«Империя штор»: Как чеченский стиль приживается в Москве

Семейный бизнес, прошедший через войну и кризис

«Империя штор»: Как чеченский стиль приживается в Москве

Семья Муртазалиевых уехала из Грозного в 1999-м, когда началась Вторая чеченская война. Они обосновались в Москве и открыли магазин-ателье «Империя штор». Бизнес начал приносить деньги, и они открыли вторую точку. Теперь семья вернулась в Грозный, чтобы развивать дело и в родном городе. «Секрет» рассказывает историю бизнеса Муртазалиевых, пережившего войну и несколько кризисов.

«Я хочу открыть салон на улице Путина (главная улица Грозного — Прим. «Секрета»). Сейчас наш главный салон расположен в «Империи керамики». В нём было бы удобнее и приличнее с вами встретиться, но там сейчас ремонт», — оправдывается владелица сети ателье и магазинов «Империя штор» Сама Муртазалиева. Она принимает меня в небольшом корнере на территории торговых рядов «Мебель у Аслана». Офис спрятан среди позолоченных и обитых шёлковой тканью диванов и кресел. На встречу Сама пришла со своей 30-летней дочерью Лейлой, недавно оформившей ИП, чтобы перенять семейный бизнес.

В Грозный «Империя штор» вышла только в прошлом году. До этого компания развивалась в Москве. Муртазалиевы решили вернуться в родной город, но столичный бизнес продолжают развивать.

Война

Глава семьи — Лечи Муртазалиев — до начала военных действий в Чечне работал директором грозненской школы. В начале 90-х он остался без работы. «Почти восемь лет в Грозном не было работы, зарплату не платили, каждый старался семью прокормить, как мог. У нас, например, четверо детей — две пары двойняшек. В 1991 году муж решил открыть магазин «Иман и Ислан», назвали в честь наших младших двойняшек», — рассказывает Муртазалиева.

Сперва Муртазалиевы возили пряжу и текстиль — покупали на выставках по всей России, а продавали прямо у себя дома. В 1993 году Сама впервые полетела за товаром в ОАЭ — из Грозного ещё летали самолёты в Дубай через Москву. Так в их магазине появились арабские ткани и безделушки для интерьера. Среди прочего возили и технику. «У всех после войны телевизоры были разбиты, вот мы их и продавали. Вообще мы привозили всё, что было востребовано», — делится бизнес-стратегией Муртазалиева.

С продавцами тканей из ОАЭ Сама договорилась — образцы, что покупает она, другим чеченцам они продавать не будут: «В ОАЭ я летала вместе с другими чеченками, закупавшимися для перепродажи. Чтобы не терять клиентов, местные продавцы придерживали отобранные образцы для каждой покупательницы». Первыми клиентами Муртазалиевой стали молодые жительницы Грозного — они не могли достать наряды, о которых мечтали, и стали шить их самостоятельно из арабской ткани.

Деньги на первые поездки и покупки дал свёкор, сумевший накопить несколько тысяч долларов. В Дубае Муртазалиева бывала по два-три раза в месяц, работала с одними и теми же поставщиками. Партия ткани в 500–600 м тогда обходилась в $2000–3000. Денег бизнес почти не приносил, и покупать товар было всё сложнее. Муртазалиева успела подружиться с поставщиками: убедила работать по постоплате. «Нам верили! Может быть, на свой страх. Они видели, что у нас проблемы, нам надо на ноги встать. Говорят, некоторые продавцы не возвращали им деньги. При первых военных действиях в 1996 году мы полетели в ОАЭ отдавать долги. Я узнала, что продавцы в Дубае боятся, что из-за войны деньги за товар они не получат, и мы должны были их успокоить». Поспешность в вопросе возврата долгов укрепила доверие с поставщиками, благодаря этому бизнес выжил в 98-м, когда резко вырос курс доллара. Тогда дубайцы дали им товар в долг.

Переезд

В 1999 году Муртазалиевы переехали в Татарстан. Сбежавшую от войны семью там приняли тепло: соседи и новые знакомые начали поддерживать — помогли с арендой, где-то сделали скидку. Муртазалиевы арендовали помещение в торговом центре в городе Бугульма. В их магазине продавалось всё подряд — от тканей и подарков до детских товаров. «В Чечне про Эмираты все уже знали, а вот в Татарстане ещё не видели ни поющие фонтаны, ни картины-водопады, которые совсем как живые. В итоге наш магазин стал таким большим, что его начали называть чеченский ряд"», — вспоминает Муртазалиева.

Но в Татарстане семья прожила недолго: сын Муртазалиевых поступил в РГУ нефти и газа им. И.М. Губкина, было принято решение переехать в Москву вместе. В столице решили продавать не всё подряд, а сосредоточиться на одном направлении. Выбор пал на шторы. В ОАЭ за товаром ездить перестали — ткани, в основном турецкие, закупали на выставках в России. Муртазалиева взялась за дело всерьёз и даже закончила дизайнерские курсы. Первый семейный салон открылся в торговом центре «Москва» в Люблине в 2001 году — тогда же впервые появилось название «Империя штор».

Аренда в новом торговом центре была недорогой, а поток людей оказался большим — администрация «Москвы» пустила от метро до торгового центра бесплатные маршрутки. Кроме того, Муртазалиева договорилась украсить своими образцами находившийся через стенку мебельный магазин. Неожиданно это помогло привлечь состоятельных клиентов. «Как-то семья, которая живёт на Рублёвке, приехала за этой мебелью и увидела наши шторы. Они пригласили меня оформить их окна. Дом у них был очень интересный, в стиле модерн. До сих пор при встрече эти клиенты говорят, как им нравится результат», — гордится Муртазалиева.

Предприниматели поняли, что крупные заказы для бизнеса намного выгоднее. Они стали участвовать в тендерах на госзаказы. Долго это было безрезультатно. Впервые удалось выиграть в 2009 году. Тогда «Империя штор» оформляла гостиницу РАНХиГС. Это был первый крупный заказ компании — на 500 000 рублей. Следом пошли другие заказы — от ресторанов и даже знаменитостей. Оборот ателье достиг 1 млн рублей.

«Мы начали участвовать в тендерах, но не всегда выигрывали, — продолжает Сама. — Предлагалось несколько объёмов, в том числе школа и детский садик, но мы смогли выиграть только небольшой объект — один корпус гостиницы из трёх. Стоимость госзаказа составила 500 000 рублей. Им понравился результат, и нам заказали оформление других участков гостиницы — на 600 000 и на 700 000 рублей».

Сегодня в Москве работает две точки «Империи штор». Первый магазин переехал из торгового центра «Москва» на строительный рынок «Люблинское поле» в 2010 году. Второй работает в торговом центре «Город» на Рязанском проспекте. Обороты в московской «Империи» сегодня составляют 500 000 рублей в месяц.

Перспективы

Первый салон «Империи штор» в Грозном открывал старший сын. Он приехал в республику во время отпуска, договорился с магазином «Империя керамики» об аренде, выставил в салоне лучшие модели и устроил матери сюрприз. «Тогда я решилась — почему бы не вернуться. Город так похорошел. И конечно, в гостях хорошо, а дома лучше», — признаётся Муртазалиева. Грозненские клиенты отличаются от московских. В столице каждый клиент хочет чего-то особенного, экспериментирует со стилем. В Грозном, по словам предпринимательницы, все предпочитают классику и барокко.

Сегодня Муртазалиева постепенно отходит от бизнеса: «Многие спрашивают меня: зачем тебе всё это, ты же на пенсии и немножко нездорова, лучше тебе отдохнуть. Они не понимают, как сильно я люблю это дело».

Старшая дочь Муртузалиевых — Лейла — собирается продолжать семейное дело в Москве: «Грозный мне нравится — симпатичный город, но для меня он слишком маленький. В Москве привыкаешь к быстрому ритму».

Лейла давно участвует в бизнесе. Ей единственной из детей это оказалось интересно. Экспериментировать с бизнесом она уже начала: «Недавно я завела страничку в инстаграме для наших магазинов, выкладываю туда свои работы. В Грозном бизнесу без инстаграма никак нельзя». Через соцсеть в «Империю штор» уже поступило несколько заказов.

Комментарий эксперта

Елена Насырова
Основательница Студии дизайна Елены Насыровой

Рынок штор довольно конкурентный — чтобы выйти на него сейчас и удержаться, надо быть профессионалом. Никто не заходит в салон с улицы — все идут по рекомендациям знакомых и по отзывам. В шторах многое зависит от качества шитья — можно самую недорогую турецкую ткань сшить красиво, а можно испортить самую дорогую дизайнерскую. Кроме того, сейчас люди даже со средним достатком предпочитают обращаться к дизайнерам, которые придумывают концепцию целиком, в том числе то, как будут оформлены окна. Так, я в своё время начинала с создания штор и постепенно пришла к общему дизайну, потому что одного без другого больше не существует.

С улицы в салон заходят клиенты в основном с достатком ниже среднего. Раньше они покупали готовые шторы на рынках, сейчас идут в салоны подобного плана. Часто в таких салонах сидят не очень квалифицированные специалисты — бывшие педагоги и инженеры, которых жизнь заставила переквалифицироваться. У таких компаний настали тяжёлые времена. Если они и выживают, то работают с бюджетными материалами, чтобы была хоть какая-то рентабельность. Если оборот такого маленького салона составляет полмиллиона рублей, это уже хорошо. Правда, есть небольшие салоны, изначально ориентированные на небогатых клиентов, где работают квалифицированные сотрудники, знающие, как из бюджетного материала сделать стильную и качественную конструкцию.

Главная тенденция сегодня — минимализм. Люди не хотят забивать пространство и без того маленьких квартир сложными конструкциями. Объёмные и нарядные шторы можно повесить только в доме с соответствующим стилем — рюши и оборки допустимы, например, в стиле прованс. Что-то более экстравагантное не очень востребовано. Правда, у таких штор есть свой потребитель — восточные клиенты. Им нравятся стразы, рюшечки и бусинки. Таких клиентов много и в Москве.

Фотографии на обложке: Заурбек Цугаев / «Секрет Фирмы»

Обсудить ()
Новости партнеров