$ 63.3067.21$54.33
06 октября 2015 года в 17:00

Революция Uber: История Трэвиса Каланика, взломавшего рынок такси

Бунтарский дух и жажда лидерства

Революция Uber: История Трэвиса Каланика, взломавшего рынок такси

Сервис для вызова частных водителей Uber — самая быстрорастущая компания в истории. За время существования она привлекла $8,2 млрд инвестиций, капитализация составляет $50 млрд. Uber работает в 60 странах и постоянно конфликтует с местными властями, которые обвиняют сервис в организации незаконных перевозок. «Секрет» рассказывает историю амбициозного и хладнокровного CEO Uber Трэвиса Каланика.

Юный предприниматель

В детстве Трэвис Каланик хотел стать шпионом. Но предпринимательское начало быстро дало о себе знать, и в школе Каланик уже ходил по подъездам и продавал ножи марки Cutco.

В 18 он открыл свой бизнес — сервис для подготовки к SAT (экзамену, необходимому для поступления в американские вузы). Каланик утверждал, что первый человек, прошедший его курс, повысил результат на 400 баллов. Это привлекло на сайт клиентов. Бывший одноклассник Каланика вспоминает, что у него «всегда было чувство, будто Трэвис пытается что-то продать».

Закончив школу, Каланик поступил на программирование в Калифорнийский университет в Лос-Анжелесе, получив на SAT практически максимальные баллы. Там он познакомился с первыми партнёрами Майклом Тоддом и Винсом Бусамом, с которыми начал работу над Scour — сервисом для обмена файлами. Шон Фэннинг, один из первых пользователей Scour, через 18 месяцев запустил похожий стартап — Napster. Каланик больше остальных занимался маркетингом и рекламой. Для продвижения продукта Scour Exchange (SX) он подвесил на дверные ручки комнат в общежитии бутылочки с лубрикантом, наклеив на них стикеры с логотипом Scour и фразой «Не открывай, SX работает».

«Каланик вёл переговоры так, что все вокруг забывали о том, что ему всего 20 лет», — говорит бывший глава компании Disney Майкл Овитц, купивший вместе с миллиардером Роном Берклом 51% акций Scour. Позже, наблюдая за тем, как Каланик общается с властями, Овитц скажет, что глава Uber — человек, которого «отправляешь на ринг, и он всегда побеждает».

Scour существовал три года, пока не получил иск от 30 крупных медиакомпаний, обвинявших сервис в нарушении авторских прав, на сумму в $250 млрд. На тот момент столько же примерно составлял ВВП Швеции. Компании пришлось объявить о банкротстве. Каланик воспринял это как личное поражение и долгое время не ходил в кино, чтобы не видеть на экране логотип Universal Pictures и других корпораций, убивших его детище.

Чтобы успокоиться, Каланику нужно было отомстить. Выступая на конференции FailCon, где предприниматели рассказывают о своих неудачах, он сообщил о новом проекте. Идея была в том, чтобы заставить 30 компаний, засудивших Scour, платить ему. То есть сделать из них клиентов. Так появился RedSwoosh — сервис, позволяющий дёшево передавать большие по объёму файлы вроде качественного фото и видео. Вскоре деньги у Каланика кончились: ему нечем было даже платить зарплату семерым сотрудникам. Каланик отчаянно искал инвестиции. Он запланировал встречу с CTO Akamai Technologies Дэниелом Левиным на 11 сентября 2001 года. Левин летел на встречу из Бостона в Лос-Анжелес на самолёте, который захватили террористы, и трагически погиб вместе с 92 другими пассажирами, когда тот врезался во Всемирный торговый центр.

Вслед за этим рухнули биржи, и шансы найти инвестора сошли на нет. От Каланика ушла часть команды, он поругался с партнёром, но сумел выкарабкаться. В 2007 году Akamai заплатил за RedSwoosh $23 млн. На вырученные деньги Каланик купил большой дом в Сан-Франциско с теннисным кортом и хорошим видом, назвал его Jam Pad и стал проводить там так называемые jam-сессии, в ходе которых предприниматели обсуждали свои идеи. Каланик часто принимал у себя стартаперов. В 2009 году, предлагая своё жильё участникам IT-конференции, он описывал его как «место, где предприниматели регулярно зависают, высказывают идеи и едят фантастические блюда, приготовленные поваром Jam Pad». Он много инвестировал. «Если ты нравился Трэвису, он вкладывался в твою компанию и помогал бесплатно», — вспоминает Грег Кречмар: когда он искал деньги для стартапа Livefyre, Каланик представил его 45 инвесторам менее чем за неделю и вложился сам.

Фотография: Bloomberg via Getty Images

Организатор

Uber родился в ходе таких обсуждений. Гаррет Камп, часто гостивший в Jam Pad, продал StumbleUpon за $75 млн и думал над новым проектом. В 2008 году на конференции LeWeb в Париже Каланик разговорился с Кэмпом. Тот рассказал, как заказал лимузин с водителем за $800. Кэмпа возмутила цена, и он поделился идеей: можно написать программу, которая позволит заказывать машину в складчину, что значительно снизит стоимость поездки. В 2009 году они вместе с Калаником сделали Ubercab — мобильное приложение, позволявшее одним кликом вызывать личного водителя. Тогда сервисом пользовались друзья в Сан-Франциско, мало кто относился к нему серьёзно. Когда Камп спросил Каланика, будет ли он заниматься им постоянно, тот ответил отрицательно — полностью посвящать себя такой авантюре было рискованно.

О будущем Ubercab много спорили. Одни говорили, что сервис нужно сфокусировать на сегменте люкс, добавив функции заказа вертолётов и самолётов. Другие предлагали делать Ubercab массовым, позволяющим ездить на дорогих чёрных машинах дешевле, чем в целом по рынку. Так считал и Каланик. Он рассуждал: «Чем больше людей захотят этим пользоваться, тем больше водителей будет готово предоставить такие услуги. Конкуренция вырастет, стоимость снизится, а время подачи машины уменьшится».

Каланик умеет налаживать связи и добиваться своих целей. Однажды он провёл девять часов в доме одного из сотрудников Google, пытаясь переманить его в Uber. В октябре 2011-го Каланик привлёк к Uber внимание ведущих венчурных инвесторов, включая сооснователя Netscape Марка Андриссена, который вошёл в совет директоров сервиса. Шервин Пишевар из Menlo Ventures купил долю и инвестировал $20 млн (на одной из вечеринок Пишевара Каланик познакомился с будущей девушкой — скрипачкой Габи Хольцварт). Вложился глава Amazon, легендарный Джефф Безос. Сервисом стали пользоваться голливудские звёзды, с которыми Каланик был знаком: Эштон Катчер, Jay Z, Эдвард Нортон и другие. Благодаря этому Uber стал известным. За пять лет компания получила $8,21 млрд от ведущих венчурных фондов, наняла 3000 сотрудников и открыла офисы в десятках стран. Каланику удалось то, что не удавалось Facebook и Google, — выйти на китайский рынок и завоевать аудиторию, несмотря на сопротивление местных игроков.

В 2014 году в Сан-Франциско запустился UberPool — он помогает двум пассажирам, едущим в одинаковом направлении, заказывать одну машину. Стоимость делится на двоих, никакое другое такси не может предложить поездку за такие деньги. Uber учитывает специфику городов, в которых работает. Летом 2015-го в Стамбуле появился UberBoat, позволяющий передвигаться по Босфорскому проливу. Сейчас в Uber занимаются не только расширением географии присутствия, но и развитием функционала сервисов. «Мы можем доставить машину за пять минут. Это означает, что мы можем доставить за пять минут и что-нибудь другое» — объясняет Каланик. Uber уже представил сервис по доставке еды UberEats, действующий в нескольких американских городах и в Барселоне. В Нью-Йорке работает курьерская доставка UberRush. В мае компания наняла исследователей в офис Питтсбурга, где проводят тесты по внедрению самоуправляемых машин.

Борец

Одно время на аватарке Каланика в Twitter стояла обложка «Источника» Айн Рэнд. Он, как и протагонист книги Говард Рорк, обожает архитектуру. Оба — бунтари, не желающие отказываться от своих убеждений, даже если это приводит к нарушению общественного порядка. Каланик всегда был амбициозным. Это помогло ему к 37 занять 13-е место в списке предпринимателей Fortune «40 до 40»: издание назвало его «мятежником в элите Кремниевой долины».

У Рорка и Каланика есть и другие сходства. По Рэнд, журналистика не станет умной и беспристрастной, пока газеты обслуживают массы. Каланик тоже не любит журналистов — они мешают ему работать. Рекламную кампанию во французском Лионе, предлагавшую заказывать машины с сексуальными женщинами-водителями, пришлось свернуть после серии негативных материалов в СМИ. Обвиняли Uber в сексизме. Один из топ-менеджеров компании даже предложил в ответ опубликовать компромат на журналистов. Каланик, впрочем, эту идею не одобрил.

Фотография: ChinaFotoPress via Getty Images

Знакомые Каланика вспоминают случаи, которые характеризуют его как плохого парня. Однажды ночью он ждал у клуба своего друга Шона Паркера (сооснователь Napster, один из первых инвесторов Facebook) и повздорил c охранником. Тот попросил его уйти. «Я не нарушаю закон», — повторял Каланик, не двигаясь с места. Охранники вызвали полицию, Паркеру пришлось заплатить $2000, чтобы спасти друга. В другой Каланик с сотрудниками RedSwoosh прилетел в Мексику. Он сел в такси, но решил, что его хотят обсчитать, и отказался платить. Водитель заблокировал дверь, предпринимателю пришлось выпрыгивать из машины на ходу.

Качества плохого парня помогали Каланику в борьбе с недоброжелателями. В 2010-м полиция Сан-Франциско обвиняла Ubercab в том, что у неё нет лицензии, которая необходима всем службам такси. Топ-менеджерам грозило 90 суток ареста за каждый день работы сервиса. Каланик оставался спокоен. Он попросил убрать из названия слово cab, указывающее, что компания имела отношение к рынку такси, и назначил встречу с Муниципальным транспортным агентством. Он объяснял, что Uber — не такси, а сервис для независимых водителей. Власти признали его правоту и сняли обвинения.

Вскоре Uber попытались запретить власти Вашингтона. Тогда Каланик заявил, что сервис не только позволяет с комфортом добраться до нужного места, но и борется с антиобщественными законами. Он призывал людей подписывать петиции в защиту сервиса и писать напрямую мэру. Неизвестно, что именно из этого помогло, но Uber продолжает работать в Вашингтоне до сих пор.

Сам Каланик верит, что запреты выгодны только бюрократам и такси-лоббистам. Дэвид Плуфф, бывший советник президента Обамы, помогающий Uber решать проблемы с властями, сравнивает то, через что проходит СЕO Uber, с выборами президента в 2008 году. Тогда Обама проиграл праймериз Хиллари Клинтон в Нью Хэмпшире. «Ужаснее мы ничего не могли представить, но это сделало нас сильнее», — вспоминает Плуфф. Каждая новая проблема делает Каланика более стойким.

Управленец

«Мне нравится думать о себе как о Вульфе из Криминального чтива», — сказал однажды Каланик группе чикагских предпринимателей. Он считает себя холодным и рациональным человеком, который никогда не останавливается.

Знакомые Каланика говорят, что двойственность — часть его характера, и, возможно, одна из причин успеха. Идеология — противоречивость. «Он расцветает, когда ему удаётся изменить норму», — говорит один из сотрудников Uber. Каланик обожает спорить. Когда CTO Uber Туан Фам устраивался в компанию в 2012 году, Каланик звонил ему каждый день две недели подряд, спрашивая, как лучше всего общаться с инженерами. Они много дискутировали. В итоге Фам понял, что Каланик хочет, чтобы сотрудники не соглашались с каждым его словом, а высказывали свои предложения. В конце концов побеждают лучшие идеи.

Каланик утверждает, что управляет стремительно растущей компанией с помощью двух списков. В одном — проблемы, которые надо решать каждый день, в другом — идеи, которые надо внедрять. Каланик следит за всеми деталями, но вместе с тем даёт большую свободу менеджерам. Каждый понедельник он проводит встречу с сотрудниками и рассказывает о ближайших целях.

Инвестор Крис Сакка вспоминает такой случай. Однажды Каланик проводил выходные в его домике в горах. Отец Криса предложил сыграть в Wii Tennis. Он был фанатом этой игры и был уверен, что победит. К удивлению обоих, Каланик обыгрывал всех раз за разом. Оказалось, у него дома стоит приставка и он иногда тренируется. «Даже если он работает в самой быстроразвивающейся компании в мире, он может стать превосходным игроком по Wii Tennis за несколько недель», — говорит Сакка. Этот случай вдохновил его написать пост «Почему я не хочу конкурировать с Трэвисом Калаником». Каланик побеждает, когда от него этого никто не ждёт.

Источники:

FastCompany, Business Insider, Vanity Fair, Money CNN, Fortune

Фотография на обложке: David Paul Morris / Bloomberg via Getty Images

Обсудить ()
Новости партнеров