$ 63.3067.21$54.33
07 сентября 2015 года в 18:30

Атака фейков: Сервис Verifeyed спасает страховщиков и банкиров от мошенников

Бабак Махдиан зарабатывает на разоблачениях

Атака фейков: Сервис Verifeyed спасает страховщиков и банкиров от мошенников

Компания Бабака Махдиана находится в высотном здании района Прага 4: если у чешской столицы есть технологический центр — то это он. Офисы Microsoft, Google и других IT-компаний расположены здесь.

Махдиан родился в Иране, в 13 лет вместе родителями перебрался из Тегерана в Прагу. Европейская столица быстро стала для него родной, он говорит, что в Иране не бывает и его туда не тянет. В школе Махдиан любил математику, поэтому поступил в Чешский технический университет в Праге на факультет ядерной науки и инженерной физики. Разработка коммерческой модели, связанной с распознаванием цифровых изображений, заняла у него восемь лет. Его компания ImageMetry и сервис Verifeyed получили международное признание и приносят миллионы долларов.

Фальшивые снимки

«Теперь каждый может проанализировать фотографию мёртвого Усамы бен Ладена или видео казни Саддама Хуссейна», — сообщает сайт компании. В XX веке политики любили манипуляции с фотографиями: члены партий, стоявшие рядом со Сталиным, испарялись, изо рта Черчилля исчезла сигара после того, как в Англии начали борьбу с курением. Раньше махинации преследовали политические цели, с развитием цифровых технологий ретушировать снимки стали ради денег.

Основные клиенты Verifeyed — финансовые организации (банки и страховые компании), которым нужно выявить мошенничество. Злоумышленники могут попытаться получить кредит по фейковому паспорту или предъявить страховщикам требования по выплате на основании поддельных фотографий. Хорошие мошенники используют вместо Photoshop более продвинутые способы — их подделки сложно распознать. Несмотря на то что инструментов для борьбы с мошенниками становится всё больше, появляются и всё более изощрённые способы обмана. По данным Insurance Information Institute, потери от мошенничества в сфере страхования имущества в 2009–2013 годах составляли около $32 млрд в год.

Verifeyed вычисляет подделки благодаря особенностям цифровых камер. Каждая камера состоит из нескольких компонентов: оптической системы, фотосенсоров, системы хранения. Свет попадает на сенсор, его интенсивность отражается в пикселях, данные об этом хранятся в файле вида jpeg. Эти компоненты наделяют фотографию уникальными признаками, неповторимыми, как отпечатки пальцев. Когда человек меняет цифровую картинку, изменяется и эта информация и всегда остаются различимые следы. Алгоритм, созданный Махдианом и его коллегами, выделяет уникальные признаки изображения и позволяет понять, созданы ли они с помощью камеры или снимок подвергался обработке.

Сам продукт — это сервер, куда отправляются фотографии для распознавания. Ежедневно скрипт анализирует около 10 000 изображений от каждой страховой компании, с которыми работает Verifeyed, и отправляет отчёты.

Иногда к команде обращаются правоохранительные органы, которым нужно установить авторство снимков. Чаще всего это бывает связано с детской порнографией. Махдиан говорит об этом и морщится — он даёт понять, что эту работу не любит: «Ты не полиция и не привык к такому типу фотографий, это давит эмоционально». Если в случае с банками и страховщиками всю работу выполняет система, здесь для экспертизы требуется подключать специалистов. У спецслужб отдельные требования, к которым нужно приспосабливаться. Иногда одну фотографию приходится анализировать неделю. «Нам поступают вопросы, и мы должны на них ответить. Мы не знаем, на что повлияют ответы, помогут ли они раскрыть преступление», — говорит Махдиан.

Наука и бизнес

Когда мы встречаемся в невзрачном сетевом ресторане, Махдиан говорит, что обожает русскую литературу. «Особенно Максима Горького. Когда я впервые приехал в Москву, то больше всего хотел увидеть Парк Горького. Каково было разочарование, когда я понял, что от Горького там нет ничего». Махдиан — иранец. В детстве он часто проводил лето в северной части Ирана на берегу Каспийского моря с мамой и дедом. Из-за близости к Советскому Союзу, люди там могли смотреть советские каналы и предпочитали их религиозно-ориентированным иранским. Многие оппозиционеры, в том числе семья Махдиана, придерживались марксизма, за что подвергались преследованиям. Из-за этого он вместе с родителями покинул Иран и перебрался в Прагу.

Махдиан работал над алгоритмом восемь лет, прежде чем получил первые серьёзные заказы. В 2004 году он начал писать диссертацию по теме, которая его увлекала: манипуляции с изображениями. Тогда он жил в общежитии вместе с чешским программистом Радимом Недбалом.

Спустя четыре года Махдиан получил научную степень в области прикладной математики, и они с Недбалом открыли компанию ImageMetry. Собирались заняться проектами, связанными с изображениями. Брались за любые задачи, которые могли выполнить. Одна из них — разработка технологии для Hyundai, которая определяла, улыбаются ли люди, глядя на рекламу, и сколько внимания уделяют ей.

Однажды Недбал предложил: «Будем фотошопить фотографии и отправлять их в страховые компании, чтобы получить от них деньги». Махдиан к такому повороту был не готов. Но вдруг понял, что можно поступить с точностью до наоборот: наука защитит компании от мошенников. Если его сосед по комнате придумал, как можно обмануть страховщиков, наверняка есть люди и организации, которые так уже делают. Махдиан решил с помощью своего исследования создать алгоритм, который может решать реальные бизнес-задачи. Недбал этим тоже заинтересовался.

Когда накопилась достаточная база, партнёры пошли к первым клиентам — чешским страховщикам. Алгоритм работал, но после нескольких встреч стало понятно, что он не помогает экономить достаточно денег, чтобы заинтересовать компании. «Если ты хороший учёный, это совсем не означает, что ты хороший предприниматель. Здесь нужны совсем другие навыки: слушать клиента и понимать, что он хочет. Сначала мы просто представляли сервис, который нам казался подходящим, — вспоминает Махдиан. — В реальности то, что мы разрабатывали эти два года, коммерчески провалилось».

Новый виток

«Продать технологию оказалась так же тяжело, как и разрабатывать», — признается Махдиан. Финансовые компании часто последними ловят тренды. Они крайне неохотно переходили на цифровую работу, бумажная волокита и бюрократия мешали внедрять новые решения.

В 2012-м ImageMetry оказался на грани закрытия. Партнёры поняли, что между теоретическим результатом, которого они достигли в лабораторных условиях, и предложением, в котором нуждались банки, лежала пропасть. «Нам предстояло серьёзное решение — закрыть компанию или все изменить, и мы выбрали второе». Следующие два года технологию адаптировали к новым условиям. Компания всё время общалась со страховщиками — они давали фотографии, Verifeyed проверял их бесплатно, получая фидбек.

В 2012 году в сервис вложился первый бизнес-ангел. Компания не раскрывает финансовые показатели, но Махдиан заверил «Секрет», что сумма была меньше $1 млн. Важнее денег были компетенции инвестора. Джон Сток, глава венгерской страховой компании MAI Insurance CEE, помог лучше понять потребности страховщиков.

Фотография: Вова Поморцев / «Секрет Фирмы»

Изначально партнёры хотели брать процент от распознавания каждой попытки мошенничества. Но оказалось сложно отделить случаи, когда подделку выявила машина, от случаев, когда к работе привлекался специалист. Стали продавать лицензии — клиент платит деньги за год обслуживания. Стоимость лицензии зависит от размера компании, который определяется по количеству отправленных ею изображений (больше 500 000 — средняя компания, больше 5 млн — крупная). Средняя платит $80 000 в год. По подсчётам «Секрета», исходя из этих данных, выручка Verifeyed составляет около $15 млн в год. При этом в Verifeyed пока всего десять сотрудников (в основном имеющие степень доктора наук, как и Махдиан).

По словам Махдиана, страховая компания среднего размера благодаря Verifyed в год экономит порядка $450 000. Иногда компании не покупают лицензию, но отправляют отдельные фотографии для распознавания. В этом случае оплачивается каждое изображение — цена варьируется от нескольких долларов до десятков тысяч долларов. Стоимость определяется в каждом случае отдельно в зависимости от задач и ресурсов, которые требуются для их решения. Например, иногда данные нельзя передавать за пределы офиса, а для этого нужно дополнительное время.

Каждый день автоматического анализа экономит финансовым организациям около $1 млн. Махдиан неохотно называет своих клиентов. Если мошенники узнают, где установлена программа, они будут отправлять в эти компании меньше снимков и Verifeyed потеряет деньги. Большинство страховых клиентов — в Европе и Азии, в России есть банк, который использует сервис при работе с онлайн-кредитами, в Германии крупнейший в мире онлайн-лендер Kreditech и новостное агентство DPA пользуется софтом Verifeyed.

Система не идеальна и не гарантирует, что распознает все случаи мошенничеств. Задача компании — снизить их количество до той степени, когда это становится финансово выгодно для клиентов. Сегодня каждая десятая заявка оказывается поддельной. «Подобные технологии ещё не применяются широко в российских банках и страховых компаниях, — говорит Ольга Морозова, директор по работе с финансовым сектором ABBYY Россия. ― Но спрос на них растёт. Для оценки рисков при выдаче кредитов банки иногда используют технологию распознавания подлинности фотографий в паспортах потенциальных заёмщиков. Она, совместно с технологией распознавания текста, упрощает поисково-аналитические задачи и помогает принять решение о выдаче кредита».

Verifeyed распознаёт данные благодаря технологии OCR (оптическое распознавание символов), её же использует гигант ABBYY. Но, в отличие от продуктов этой компании, предназначенной для решения широкого круга проблем, Махдиан решает более узкие задачи: «Например, у вас есть ID (аналог паспорта в Чехии) — там всегда одинаковый фон, в одном месте расположена фотография. Продукт ABBYY здесь не будет работать так хорошо, как технология, созданная специально для распознавания только эти ID карт и ничего больше. Ошибок будет намного больше».

Фотография: Вова Поморцев / «Секрет Фирмы»

Планы

«Всё, что мы делаем, — это бесконечная битва алгоритма с мошенниками», — говорит Махдиан. — Каждый раз это новые уловки и попытки их предотвратить. Вопросы возникают часто. Например, когда человек присылает ID, система понимает, что он недействителен, если фотография фальшивая. Но это может быть человек, укравший документ, тогда программа его не вычислит. Каждый день ресурсы уходят на то, чтобы бороться с новыми манипуляциями. Это одна из причин, по которой мы не можем так быстро расти. У нас не коробочное решение. Каждый раз, когда мы что-то продаём, нам нужно дальше заниматься продуктом». Он сравнивает свою компанию с антивирусом, который постоянно нужно дополнять новыми способами защиты от угроз.

Махдиан мог бы создать потребительский сервис. Всё готово, чтобы стартовал проект, с помощью которого каждый сможет анализировать подлинность снимков, но компания не спешит это делать. Во-первых, Махдиан не верит в большой спрос. Во-вторых, считает, что точность распознавания будет ниже. Ему ближе работа с компаниями, которые могут применить его технологию: например, Google может улучшить качество ответов, показывая сначала подлинные фотографии, а eBay — доказать, что фотография для продажи сделана на камеру и реальна.

Фотография на обложке: Вова Поморцев / «Секрет Фирмы»

Обсудить ()
Новости партнеров