$ 63.9168.50$53.93
04 сентября 2015 года в 09:00

Георгий Левин. Чем Нью-Йорк круче Кремниевой долины

Репортаж из рая для рекламщиков, финансистов и дизайнеров

Георгий Левин. Чем Нью-Йорк круче Кремниевой долины

В Нью-Йорк я переехал в феврале этого года, чтобы сформировать команду и выстроить международные продажи компании GetIntent — технологической платформы для управления рекламными кампаниями в интернете. А решение расширяться и выходить на международный рынок было принято ещё летом 2014 года из-за сложной экономической ситуации в стране. Тогда Владимир Климонтович, сооснователь и технический директор компании, полетел в Америку первым, чтобы открыть офис и начать работать на самом крупном рынке интернет-рекламы в мире. Нью-Йорк — это столица отрасли, поэтому в выборе города не было сомнения.

Если вы хотите делать стартап в области медиа, рекламы, финансов, дизайна или моды, лучшее для этого место — Нью-Йорк. Многие считают, что самые передовые стартапы располагаются в Кремниевой долине и Сан-Франциско. Но есть несколько областей, в которых нью-йоркские стартапы исторически сильнее. Во-первых, Нью-Йорк — это мировой финансовый центр и столица бизнеса. Во-вторых, он занимает второе место в мире после Кремниевой долины по развитию экосистемы стартапов и по объёмам привлекаемых венчурных инвестиций, о чём говорят результаты исследования The Startup Ecosystem, опубликованного компанией Compass в 2015 году. Ещё в 2012 году он был на пятом месте, такой рост связан с тем, что город становится популярным направлением для иностранных стартапов, которые либо открывают здесь офис с отделами маркетинга и продаж, либо организовывают штаб-квартиру.

Нью-йоркский феномен

Поддерживая стартапы, город развивается невероятными темпами. Сейчас ВВП Нью-Йорка составляет $1,5 трлн, здесь работает чуть менее 10 000 технологических стартапов. Эту экосистему можно описать как достаточно лояльную к экспериментам. Город становится огромной игровой площадкой для тестирования и продаж любых видов товара, формирует уникальную нью-йоркскую стартап-культуру.

Мы арендуем небольшой офис на пять человек в десятиэтажном здании нашумевшего коворкинга WeWork на Мэдисон-авеню. Выбрали его из-за удобства — заплатил и въехал. Мы начали с двух столов в общей зоне, потом в этом же здании переехали в собственный офис на три человека, потом в офис на пять человек — всё легко и быстро. К тому же у большей части наших клиентов офис располагается либо на нашей улице, либо в десяти минутах ходьбы.

Нью-Йорк вообще очень удобен для B2B-бизнеса. Можно успеть на три-четыре встречи в день и ещё спокойно поработать вечером. Площадь деловой части Манхэттена, где находится 95% стартапов, около 30 кв. км (для сравнения площадь ЦАО Москвы — 66 кв. км). Само стартаперское комьюнити благодаря этому гораздо более сплочённое, чем в Москве, все друг друга знают. Ты можешь жить где угодно, в семейном Аппер-Ист-Сайде, в модном Вест-Виллидже, в заводском районе на окраине Квинса или даже на Брайтон-Бич, но твой офис находится на Манхеттене, и днём за обедом ты можешь пересечься с двумя-тремя приятелями из комьюнити.

В Нью-Йорке к стартапам относятся без пиетета, с меньшей серьёзностью, чем, например, в Москве или Сан-Франциско. Вокруг очень много высокооплачиваемой работы в сфере финансов, медиа, медицины, поэтому, если ты говоришь, что делаешь стартап, на тебя смотрят как на обычного хипстера, который на окраине Бруклина в гараже изобретает с друзьями новый сорт пива. Образ успешного человека в Нью-Йорке — это скорее топ-менеджер с огромной зарплатой, а не владелец стартапа. В Москве быть стартапером модно, в Сан-Франциско этим вообще никого не удивишь, там абсолютно обратная ситуация. Если ты работаешь на высокооплачиваемой работе и не пытаешься ничего изобрести — то, значит, ты продался корпорациям. О чём с тобой разговаривать?

Стартапы в Нью-Йорке более утилитарны и гораздо чаще сфокусированы на B2B. Основатели менее оторваны от реальности, обычно они хотят решить вполне понятную прикладную задачу в уже сильной и развитой индустрии. Здесь так же, как и в Москве, нормально относятся к копикатам — взять чужую идею, быстро сделать клон и масштабировать за счёт хороших продаж и маркетинга. Почему нет?

Город денег

Как писал Пол Грэм, основное послание Нью-Йорка — «нужно быть богаче». Здесь гораздо больше стартапов создано для того, чтобы заработать деньги, и поэтому редко услышишь популярную в Долине фразу про «сделать мир лучше» или next big thing. В Нью-Йорке в бизнесе самое главное — это выручка, а не миссия, которую несёт продукт. Я уже несколько раз слышал, как на демоднях со сцены шутили, что «мы не в Долине, пусть они делают мир лучше, а мы пока будем зарабатывать деньги».

Когда ты фаундер молодого стартапа, ты всегда зарабатываешь мало, по крайней мере уж точно меньше, чем любой менеджер крупной корпорации. В Долине это нормально, потому что там другие ценности, а здесь деньги и власть — это главное. Но при этом работать наёмником в стартапе хорошо. Чтобы конкурировать с крупными компаниями, стартапы должны хорошо платить своим сотрудникам.

Здесь гораздо больше фаундеров-продавцов, а не технарей. Продают очень агрессивно, большое внимание уделяется маркетингу. У каждого бизнеса есть своя история, свой, как они это называют, secret sauce. В городе постоянно проходят мероприятия, организованные специально для стартаперов. И, что интересно, существует целая прослойка посредников между покупателями стартапов и фаундерами. Сами они редко находят друг друга: в основном посредники их и сводят. Это они устаивают встречи, которые больше напоминают смотрины. Где-то 40 фаундеров из маленьких стартапов и 40 серьёзных топов из крупных корпораций, отвечающих за M&A (Mergers & Acquisitions, то есть за покупки новых бизнесов), собираются на одном из модных руфтопов Нью-Йорка, посредники всех знакомят. И вот так они ищут на стартап хорошего покупателя, чтобы заработать свой процент на сделке.

Ещё интересно, что в Москве или Сан-Франциско стартап — это образ жизни, работа 24/7, всегда с ноутом, нет выходных. В Нью-Йорке это практически всегда успешная альтернатива работе в крупных корпорациях, которая скорее ассоциируется со свободным временем и лёгким отношением к получению финансового ресурса для жизни. Сейчас восемь вечера, я ещё в нашем офисе, специально обошёл свой этаж и увидел только двух человек, остальные уже давно потягивают что-нибудь вкусное в барах или бегают в Центральном парке. Я спустился на этаж ниже, где находится большая общая зона. Там сидит четыре человека. Один знакомый парень из Израиля, который делает платформу для торгов на бирже, два француза, которые работают над созданием фэшн-приложения, и владелец модельного агентства. Кстати, он проводит кастинги прямо в общей зоне, где кофе и пинг-понг. Там часто можно увидеть полуобнажённых девушек, позирующих на фоне кирпичной стены перед объективом.

Свой среди чужих

Нью-Йорк — город контрастов. Так же как Москва — это не совсем Россия, Нью-Йорк — совсем не Америка. Мне кажется, если ты на улице или в любом баре заговоришь на самом редком языке, тебе обязательно ответит несколько человек. Я насчитал только на нашем этаже больше десяти фаундеров стартапов разных национальностей: по ощущению, больше всего из Израиля и Индии. Это делает Нью-Йорк уникальным местом для всех, кто приехал из других стран. Здесь легко можно зайти на рынок, не имея личных связей. В любом другом городе без рекомендаций у нас бы ничего не получилось, мы были бы чужими. А в Нью-Йорке никогда не чувствуешь себя чужим, все откуда-то приехали: либо год, либо десять лет назад. Это очень комфортно. Когда ты начинаешь встречу, услышав твой акцент, никто не спросит, откуда ты приехал. И самое приятное, что на встрече всегда найдётся человек, у кого акцент сильнее. Кстати, русских здесь очень много, и часто они работают на высоких должностях. На самой первой моей встрече с потенциальным клиентом из пяти человек трое были русскоговорящими. На последней встрече с большим сетевым агентством было десять человек. Из них ни одного коренного жителя Нью-Йорка, а босс оказался русским, приехал 20 лет назад.

Наш стартап в чём-то подтверждает стереотипы, а в чём-то их опровергает. Как и многие другие, в Нью-Йорке мы организовали головной офис GetIntent, сформировав здесь отдел продаж и маркетинга, а московский офис стал нашим R&D-центром с командой разработчиков. Но при этом мы очень выделяемся — у нас настоящий tech-бизнес, а не классический нью-йоркский псевдо-tech, когда нет своих технологий (купили лицензию на использование чужой технологии), но зато продажи и маркетинг на высоте.

Расширение бизнеса на американский рынок помогло нам выйти на самоокупаемость довольно быстро, а за год удалось увеличить выручку более чем на 100%. В этом помогает выбранная нами бизнес-модель: мы готовы работать даже с минимальными бюджетами на рекламные кампании, чего не делают наши основные конкуренты. Ещё мы гибкие — можем очень динамично реагировать на нужды рынка и клиентов. Поняли, что какая-то дополнительная фича нужна клиенту, и через две недели уже представили в новом релизе. Клиенты это ценят. Сейчас, чтобы успешно конкурировать на международном рынке, мы закрываем следующий раунд инвестиций. Будем вкладывать в развитие наших основных продуктов и расширение штата.

Недавно мы решили переезжать из WeWork в другой офис, в Regus. Тут много шуток про WeWork и Regus. Говорят, что, когда ты перестал быть хипстером и стартапером и начинаешь заниматься настоящим бизнесом, тебе нужно уезжать в Regus. Это обычный офис, всё чисто и аккуратно, никаких полуобнажённых девушек. WeWork — это всё же стартап-комьюнити, где куча народу, встреч, выступлений, они гордятся тем, что dog-friendly (по офису и правда ходят собаки), и даже наливают бесплатное пиво. Короче говоря, тут «туса без конца». Нам же сейчас необходимо поработать.

Фотография на обложке: Jake Rajs/Getty Images

Обсудить ()

Читать по теме

Новости партнеров