$ 63.9168.50$53.93
02 сентября 2015 года в 17:20

Жми фузз: Омский инженер обеспечивает весь мир гитарными примочками

История АМТ Electronics

Жми фузз: Омский инженер обеспечивает весь мир гитарными примочками

По жизни Сергея Маричева можно изучать современную историю России. Вот он создаёт один из первых кооперативов Омска, вот защищает Белый дом, а вот теряет все деньги в 1995 году. 20 лет он делал музыкальные инструменты и гитарные примочки для себя и для друзей, не помышляя о серьёзном бизнесе, пока не подросли сыновья. Они нашли новые ниши, разглядели возможности и вместе с отцом создали компанию, которая растёт на сокращающемся рынке. Сейчас AMT Electronics — уважаемый во всём мире производитель гитарных педалей с выручкой в сотни тысяч долларов в месяц. «Секрет» рассказывает историю омского инженера и меломана.

Прелюдия

Откуда в доме появился бобинный магнитофон, Сергей Маричев уже не помнит. Пользовалась им сестра, которая старше Маричева на три года. В конце 80-х она, как тысячи её ровесников, охотилась за записями зарубежной музыки и подсадила брата на Creedence Clearwater Revival, The Beatles и Rolling Stones.

Рок-звёзд тогда боготворили, каждый пацан грезил о собственной группе. В Омске играть было не на чем: электрогитары в регионе не продавались. Маричев с друзьями тоже сколотил рок-бэнд, стал бас-гитаристом и понял: выстругать инструмент ему предстоит самому.

Маричев учился радиосвязи при заводе имени Маркса. Фабрика выпускала электронные системы к ракетам. Будущий инженер имел доступ к продукции завода, из которой изготовил датчики. В одном журнале нашёл расчёт мензуры, взял корпус и струны от акустической гитары, обработал и покрасил. По назначению он использовал электрогитару всего несколько раз. Зато «где гитара, там и девчонки».

После армии Маричев вернулся на тот же завод имени Маркса, а через год перешёл на «Электроточприбор», который выпускал электроизмерительную аппаратуру. В каждом цеху этого предприятия был свой коллектив самодеятельности. Маричев пополнил группу «Транзит» — играл на гитаре «Урал» хиты Юрия Антонова и групп «Аракс», «Цветы», «Круг».

В Омске жил мастер Юрий Хохлов, он ремонтировал музыкальное оборудование и собирал новые приборы из запчастей. Маричев познакомился с ним, когда заказывал микшерный пульт для своей группы, и стал часто навещать мастерскую. Однажды Хохлову принесли в ремонт педаль для преобразования гитарного звука — фейзер компании Electro-Harmonix «с волшебной надписью Made in USA». Ни он, ни Маричев раньше такой штуки не видели. Поэтому они её разобрали, срисовали схему, и Маричев спаял себе такую же.

Следующая репетиция цехового оркестра была сорвана. Как только Маричев подрубил фейзер к гитаре, все остальные музыканты побросали инструменты. «Они, конечно, не обалдели, но были поражены», — скромничает инженер. На следующую репетицию коллеги привели зрителей. Один из них тут же заказал такой фейзер себе.

_Фотография: Михаил Бурдель/«Секрет Фирмы»_

Становиться предпринимателем Маричев не собирался, но музыканты из ресторанов оказались настойчивы. «Паял ночью, спал по четыре часа» — в месяц Маричев делал по пять фейзеров, каждый из которых приносил 350 рублей. Зарплата на заводе — 130 рублей в месяц, но бросить работу было страшно — в Союзе ещё действовала статья за тунеядство.

Интермеццо

Сразу после появления закона о кооперации Маричев создал своё первое предприятие. До 1991 года выпускал гитарные педали и миди-конвертеры, распространял в Омске появившуюся импортную оргтехнику. Больше всего денег принёс финансовый кризис — кстати, не в последний раз. Когда в Москве цены за одну ночь выросли в десять раз, Маричев скупил не подорожавшую ещё в Омске оргтехнику и отправил её в столицу. На вырученные деньги приобрёл первый автомобиль.

Новая страна рождалась у Маричева на глазах. Когда начался путч ГКЧП, его дети отдыхали в Тверской области. Он решил их забрать и срочно поехал в Москву. 21 августа стоял у Белого дома, а когда добрался до Омска, понял, что Россия стала совсем другой. В страну хлынули зарубежные товары, в том числе музыкальные инструменты, и поделки Маричева стали никому не нужны.

Маричев устремился в торговлю — организовал поставки мороженой рыбы с Дальнего Востока. «Деньги вроде повалили, но было противно» — в коммерции он разочаровался быстро. К 1995 году, когда случился межбанковский кризис, он был закредитован. Нужно было срочно возвращать, а денег не было. Маричев попрощался с машиной, акциями банка и оборудованием для производства инструментов. Потом, правда, часть выкупил обратно по сниженной цене.

Накатила депрессия. Шесть лет Маричев перебивался случайными заработками — то настраивал итальянское оборудование для производства макарон на фабрике друзей, то обучал юристов и адвокатов пользоваться компьютером. Потом инструктировал бухгалтеров по специфике 1С.

Адажио

Все инструменты и примочки Маричев собирал дома. Однажды годовалый сын Ян схватил раскалённый паяльник и заработал ожог на всю ладонь. «Пострадал за творчество», — шутит Маричев-старший. Через 20 лет, в 2001 году, Ян Маричев окончил Политехнический институт Омска. Быть наёмным сотрудником не хотелось, поэтому он подошёл к отцу и предложил: «Батя, давай достанем с антресолей все твои детали?»

Втроём со старшим братом Андреем они сделали 20 гитарных педалей. Ян погрузил их в машину и отправился в Новосибирск. Через несколько дней вернулся — без единой педали и с 25 000 рублей. Маричев-старший удивился.

Заработанное вложили в покупку новых деталей. История повторилась. Инженер признаёт: успех был обеспечен демпингом — его педали стоили около $40 при минимальной цене у других производителей в $50 и были качественными. Энтузиазма хватило на год, пока семья не поняла: большой бизнес такими темпами не построишь.

Маричев размышлял об этом, бродя по городу, как вдруг увидел знакомое лицо. Неужели это тот самый барабанщик из ресторанной группы? В 90-х он занял у успешного тогда Маричева деньги на создание настольной игры и пропал. Оказалось, за 15 лет барабанщик превратился в успешного бизнесмена и под честное слово дал кредит на сборку новых педалей.

Деньги пустили на покупку оборудования и набор сотрудников — Ян привлёк знакомых студентов из своего института. Появилось название: кооператив Маричева назывался Asia Music Tech, его сократили до аббревиатуры. На двух заводах компания заказала корпуса для усилителей и грудные штампы для педалей. Продажи начали расти, но о серьёзной доле рынка речи пока не шло.

_Фотография: AMT_

Основная тема

Сергей Маричев ничего не понимал. Он смотрел в окно, там огромными розовыми цветами распускались каштаны. Они напоминали сакуру, которую он видел на старых открытках. Вместе с другом-переводчиком Маричев ехал к Выставочному центру Франкфурта-на-Майне на свою первую международную выставку музыкального оборудования Musikmesse. «Зачем?» — этот вопрос не покидал голову Маричева-старшего с тех пор, как сын Ян предложил в ней поучаствовать. По дороге из аэропорта он нашёл ответ — хотя бы чтобы увидеть эти каштаны.

Стенд AMT выглядел убого, но даже прямые конкуренты встретили их тепло. Все хотели посмотреть на «сумасшедших русских». Оборудованием никого не удивили, признаётся Маричев-старший, но сама атмосфера одной из трёх крупнейших музыкальных выставок мира настраивала на продолжение дела. Там он познакомился с владельцем фирмы Electro-Harmonix, на фейзере которой учился, и с Джимом Маршалом — основателем самой крупной компании по производству гитарных усилителей Marshall Amplification.

После первой Musikmesse у AMT появились зарубежные заказчики, хотя договориться с ними было сложно. К стенду подошёл один иностранец и предложил торговать примочками AMT в Европе. Маричев назвал ему российскую цену — $35 за педаль. «А скидка? — спросил купец. — Мне же нужно отдать за транспортировку и зарплату своим дилерам». Продавец оказался к этому вопросу не готов — он по привычке выставил самую низкую цену и скинуть больше уже не мог. Это стало уроком: с тех пор AMT поставляет свой товар по России в три раза дешевле, чем за границу. Из-за этого у компании два интернет-магазина: один на русском, второй — на английском. Он предназначен для стран, в которых у AMT нет дистрибьютора. Доставкой товаров по всему миру занимается компания DHL Express.

С 2003 года AMT готовится к выставкам основательнее — дизайн стенда сначала привели к местным стандартам, сейчас его оформлением занимаются немецкие дизайнеры. Не каждая выставка приводит к появлению новых заказов — Маричев сравнивает участие в них с посевом зерна. Результат приходит не сразу.

В 2004 году на стенд AMT на Musikmesse подошёл один американец — он был постоянным гостем выставки, и Маричев его помнил по прошлым встречам. Гость предложил стать дистрибьютором компании в США. Сначала брал по чуть-чуть, потом всё больше и больше. Доверие укреплялось до 2007 года, когда компания отправила ему без предоплаты партию груза на $4 000 — большие для AMT на тот момент деньги. Дистрибьютор пропал.

Компания искала его месяц. Не получилось, и Маричев уже смирился с потерей денег. Пока ему не стали писать разгневанные американские клиенты — мы всё оплатили, где наш товар? Отец и сыновья заботились о репутации и приняли тяжёлое для себя решение поставить педали всем, кто к ним обратился. То есть потерять эти $4 000 ещё раз. Альтруизм принёс неожиданные плоды: один из обманутых клиентов Дэйв Нил написал им трогательное письмо: «Ребята, я понял, что вас кинули, и удивлён тем, как благородно вы поступили. Если вы не возражаете, теперь я бы хотел быть вашим представителем в США». Маричевы согласились, но с одним условием: теперь деньги вперёд. С тех пор именно в Америку компания отправляет больше всего своих изделий.

Аллегро

За год до письма от Нила Маричев получил ещё одно судьбоносное послание — от барнаульца Виктора Кемпфа, кандидата технических наук. Он писал, что очень уважает продукцию AMT и хочет предложить ряд собственных разработок. Все гитарные группы базируются на звуке «перегруженной» лампы. Но такие усилители, в отличие от транзисторных, обычно больше, тяжелее и постоянно ломаются. Кемпф придумал, как нивелировать эти недостатки, и помог создать предусилитель AMT SS-20. С тех пор даже представители именитых брендов относятся к AMT с огромным уважением и на Musikmesse обязательно заводят разговор о «лампе».

Ещё одним хитом продаж стала педаль Japanese Girl («Японская девочка» — в честь песни группы Joy). По функционалу она копирует известный вид педалей Wah-Wah, зато значительно меньше по габаритам. После её выпуска в зарубежных соцсетях возник скандал, что компания AMT не уважает японских девочек, так как предлагает наступать на них ногой. Компании пришлось извиниться и пояснить, что она не хотела оскорбить ничьи чувства.

Последняя модель AMT — кабинет-симулятор Pangea. По словам Маричева, аналогичные приборы ранее выпускали всего две компании в мире. Отличие Pangea, как обычно, в минимальных размерах, расширенном функционале и дешевизне.

Все эти новинки привлекли именитых артистов. Гитарист шведской группы Katatonia (полмиллиона слушателей на lastfm) Андерс Нистрём рассказал «Секрету», что впервые увидел педаль AMT у одного из сессионных гитаристов. Нистрёму понравился звук — «очень тёплый, жирный, естественный и с реальным характером». Но больше всего его поразило, что гитарист подсоединял педаль прямо к микшеру, без усилителей. Он написал Маричевым на почту, и они быстро договорились о сотрудничестве. Нистрём получил скидку на педали. AMT — размещение на концертных плакатах известной группы. Услышать звук педалей AMT можно в любой песне из последних альбомов Katatonia, где есть эффект «дисторшн».

_Фотография: Михаил Бурдель/«Секрет Фирмы»_

Кода

Помимо Katatonia AMT работает с Игорем Сарухановым, Маттиасом Эклундом (Freak Kitchen), группой Louna и ещё десятком артистов со всего мира. Оригинальные модели и сотрудничество со звёздами привлекли новых клиентов. Помог и финансовый кризис 2008 года. Из-за девальвации рубля продукция компании для заграничных клиентов подешевела. Это резко увеличило спрос и позволило вернуть с процентами долг бывшему барабанщику.

«Чем стране хуже, тем нам лучше», — Маричев-старший повторяет мантру всех экспортёров. Прошлогодний кризис тоже способствовал росту продаж. По сравнению с 2007 годом они утроились. Сейчас компания в месяц продаёт 1200–1500 изделий. Их стоимость варьируется от $10 до $1000. В последние годы баланс продаж выровнялся, раньше 70% изделий уходили за границу. Правда, теперь компания импортирует некоторые детали, поэтому в нынешний кризис сильно снизить цены не смогла. Зато с импортированного AMT возвращает НДС. Маричев признаётся, что для компании это приличные суммы.

Сейчас у AMT 25 официальных представителей в других государствах. Больше всего педалей и усилителей отправляют в Японию, США и Европу. Дальше идут страны Юго-Восточной Азии и Ближний Восток. Спрос превышает предложение, но предприниматель не хочет брать кредиты на расширение. У Маричева ещё свежи воспоминания о 1995-м, когда ему пришлось отдать банкам все заработанные деньги. Он предпочитает медленную эволюцию бурному росту.

Компания растёт на сокращающемся рынке. В 2013 году в США (40% мирового рынка) объём рынка музыкальных инструментов и приспособлений достиг $6,81 млрд, это примерно на 6,19% меньше, чем 10 лет назад. Впрочем, сегмент педалей эффектов, главный для АМТ, за десять лет вырос на треть и достиг $1,2 млрд. Российский рынок занимает 1,3% от мирового рынка музыкальных товаров. Лидер среди компаний, выпускающих гитарные усилители и педали, — британская компания Marshall Amplification. В её штате работают 200 человек, а её годовая выручка — $35 млн.

Впрочем, сказать, что рост АМТ совсем уж медленный, нельзя. Год назад компания перенесла производство из съёмного помещения в своё собственное, после чего открыла производство гитарных кабинетов (средство воспроизводства звука на концертах). Завод на днях выпустил свою первую продукцию, поэтому о прибыли пока говорить рано. Но цель у бизнесмена совсем не амбициозная — за два года выйти в ноль. По словам Маричева, кабинеты вряд ли будут покупать за границей — габаритный груз не слишком выгодно отправлять. Зато изделия будут работать на имидж AMT.

С этой же целью компания ежегодно участвует и в конкурсах предпринимателей в Омской области. Уже трижды AMT получала статус лучшего экспортёра региона и премии в размере 30 000 — 60 000 рублей. Это не сильно сказывается на выручке, которая, по расчётам «Секрета», составляет $200 000 — 300 000 в месяц. Точную цифру Маричев назвать отказался, так как боится, что её начнут обсуждать на гитарных форумах и она станет достоянием их единственного российского конкурента — пензенской компании Yerasov.

Отношения двух компаний, видимо, имеют долгую историю и сейчас остановились на планке «худой мир». Сергей Маричев уверен, что технологически конкуренты ему уступают, поэтому они гораздо активнее на российском рынке, чем на зарубежном. Александр Ерасов, в свою очередь, гордится полностью замкнутым производственным циклом, что позволяет держать цены ниже, чем у AMT. Оба отказываются говорить о недостатках компании-соперника, хотя явно о них знают, и подчёркивают, что российский рынок такой большой, что им обоим на нём вполне хватает места. Это правда: продажи обеих компаний постоянно растут. Их ехидное соперничество скорее напоминает соревнование двух юношей за право считаться круче.

Фотография на обложке: Михаил Бурдель / «Секрет Фирмы»

Обсудить ()
Новости партнеров