$ 63.3067.21$54.33
26 августа 2015 года в 09:00

Алексей Соловьёв. Самые выгодные частные инвестиции за 10 лет

Как сохранить и преумножить капитал

Алексей Соловьёв. Самые выгодные частные инвестиции за 10 лет

Не так давно я общался с человеком, которого можно причислить к так называемым хайнетам (high-net-worth individual) или просто очень состоятельным людям. Потенциально он мог бы стать одним из инвесторов нашего или любого другого фонда или же бизнес-ангелом. Он не просто любопытствовал — он на самом деле был воодушевлён стартаповским интернет-движением, вдохновлён несколькими нашумевшими на рынке сделками и хотел «приобщиться к развитию инноваций в России», ну и, конечно, заработать. Но, услышав от меня более детальное описание модели и особенностей работы венчурного бизнеса, он решил, что «даже автостоянка в Лондоне — это выгоднее и надёжнее», а рисков при этом гораздо меньше. Инвестиции в автостоянку вселяли в него большую уверенность, нежели в венчурный фонд. В чём причина этой уверенности? Давайте посчитаем.

Фондовый рынок, недвижимость или венчур

Для начала представим гипотетического инвестора, у которого десять лет тому назад нашёлся лишний $1 млн и он решил его выгодно вложить, чтобы обеспечить себе безоблачное будущее на много лет вперёд. Какие у него на тот момент были возможности? На самом деле множество (собственно, как и сейчас), от открытия собственного бизнеса в виде школы танцев до покупки кредитных нот южноафриканского банка. Проанализировать их все просто невозможно, но можно взять два наиболее популярных: фондовый рынок и недвижимость — и сравнить их с венчуром сквозь призму фактов и реальных цифр (важный дисклеймер: все цифры приведены округлённо и без учёта налогов и инфляции в разных валютах).

Начнём с фондового рынка: с 2005 до 2015 года индекс крупнейших американских компаний S&P 500 вырос с 1220 до 2100 пунктов, показав ежегодную доходность с учётом реинвестирования дивидендов в 7,8%, или общий возврат 111% за десять лет. Другими словами, $1 млн, вложенный в американский фондовый рынок, в 2015 году имел все шансы превратиться в $2,1 млн. Неплохой показатель.

Российский рынок показал значительно худший результат, увеличившись за десять лет с 620 до 910 пунктов и показав чуть меньшую, чем 4,5%, годовую доходность в рублях или отрицательную доходность в долларах в учётом девальвации. Таким образом $1 млн, или 28 млн рублей, в январе 2005 года, вложенные в российский фондовый рынок, превратились бы максимум в $750 000, или 41 млн рублей.

Далее — недвижимость. Купив что-либо на $1 млн в 2005 году в более близкой к нам и популярной с точки зрения инвестирования Европе (например, Германии), сегодня мы могли бы продать этот объект за $1,3 млн. В других странах ситуация аналогичная или близкая к ней (Великобритания, Франция, Швейцария и т. д.). При этом в том же Лондоне вы могли бы выручать около 3–3,5% ежегодно от аренды. Таким образом $1 млн, вложенный в европейскую недвижимость в 2005 году, мог превратиться в $1,5 млн сегодня (с учётом изменения пары евро / доллар), показав доходность 4,5–5% годовых. Не густо, но всё равно доходы в плюсе. Не стоит забывать о таком понятии, как ликвидность, которое может весьма подпортить уровень доходности за счёт того, что продать имеющуюся недвижимость по цене из базы данных не так уж и просто.

Ситуация с российской недвижимостью чуть получше: $1 млн, проинвестированный в недвижимость в январе 2005 года с учётом фантастического роста цен в этом сегменте в 2005–2007 годах, показал бы годовую доходность уже 13% с учётом аренды, но в рублях. Таким образом $1 млн в рублёвом эквиваленте превратился бы из 28 млн рублей в 80 млн за десять лет. Или же с учётом доходности в 4% в долларах — в $1,46 млн. Но если из расчётов исключить анормальный рост 2005–2007 годов (который, думается, уже никогда не повторится), то доходность в рублях выглядит за этот период значительно скромнее, а валютная и вовсе уходит в отрицательную область.

И, наконец, стартапы. Здесь статистика следующая (данные NVCA и EVCA): за десять лет средний медианный IRR всех фондов составил от 0 (в 2004-м) до 16% (в 2009-м). За десять лет американские фонды показывали годовую доходность в 10,32%, европейские — около нуля. Чтобы добавить «ложку мёда» в бочку дёгтя, хочу сказать, что всё-таки речь идёт о средних показателях по рынку в целом. При этом топ-25 европейских фондов показали доходность почти 8% на горизонте десяти лет, а среди топ-20 американских есть такие, у которых этот показатель измеряем несколькими десятками процентов в год.

Что касается российских фондов — всю картину испортил прошлогодний скачок валютного курса, который обесценил портфели тех фондов, которые вкладывали в активы с преимущественно рублевой выручкой, в полтора-два раза. И теперь придётся три года ждать, чтобы вернуться в исходную точку. Но с другой стороны, когда рынок на дне — это отличное время для инвестирования. Я уверен, что за эти же три года российские фонды вольются в общую статистику и не продемонстрируют каких-либо серьёзных отклонений от общемировых трендов.

В поисках тихой гавани

Прежде чем перейти к каким-либо выводам, нужно оговориться: безусловно, фактические результаты за последние десять лет по любому инвестиционному инструменту никак не влияют на возможные показатели в следующем десятилетии. И не дают основания для прогнозов. Даже если тот или иной инструмент демонстрирует стабильные показатели доходности на протяжении долгого периода времени, мы никогда не можем исключить экономические форс-мажоры, способные изменить ситуацию радикально.

Так, например, показатель максимального падения фондового рынка за десять лет составил –49% в Америке и –70% в России. Это означает, что несмотря на то, что фондовый рынок показал в итоге положительную доходность, где-то на полпути наш стартовый $1 млн (точнее, то, во что он превратился за это время) обесценился в два и более раз. Или другой пример: известно, что любая квартира, купленная в Москве позже начала 2007 года, стоит в настоящий момент в долларах дешевле цены покупки — в кризис 2008 года рынок недвижимости начал падать, и цены с тех пор так и не восстановились.

Другими словами, ни фондовый рынок, ни недвижимость, ни венчур, ни какой бы то ни было другой инвестиционный инструмент не являются ни панацеей, ни секретным оружием, ни священным Граалем, способными со 100-процентной вероятностью в долгосрочной перспективе приносить намного больше прибыли, чем другие. И риски на самом деле везде примерно одинаковые. Практика показывает, что все они на длинных периодах демонстрируют среднюю доходность, измеряемую в единицах процентов в год, а при неосторожной валютной политике могут увести и в отрицательную область.

Венчурный рынок — тоже отнюдь не тихая гавань. Скорее даже наоборот — это океан, постоянно бушующий на уровне 9 баллов. Этот рынок молод, горяч, целеустремлён, но тех, кто доказал своё умение системно зарабатывать на нём деньги, пока единицы. Этот факт, помноженный на высокую дисперсию результативности фондов и экономическую нестабильность в нашей стране, делает венчурную индустрию весьма и весьма рискованной. Готовы ли вы к таким переживаниям как инвестор? Каждый должен сам найти ответ на этот вопрос. Но, исходя из расчётов, получается, что мотивацию нужно искать вовсе не в финансово-прагматической плоскости, а в какой-то другой.

Риски венчурной индустрии для многих перевешивает её очарование, связанное с эмоциональным фактором и удовлетворением амбиций совсем другого уровня. Сюда приходят те, кто хочет работать с живыми людьми, вкладывать в конкретный продукт, быть сопричастным рождению чего-то нового и важного, оставлять, в конце концов, свой след в истории… Риски фондового рынка больше по душе прожжённым прагматикам, привыкшим общаться на языке формул и цифр… Недвижимость — прекрасный объект вложений для тех, кто вообще не хочет вникать ни в какие формулы или бизнес-модели и свести операционную часть своей инвестиционной активности к минимуму.

Все знают, как сложно в России привлекать инвестиционные деньги. Поднимать деньги непросто всем: и начинающим бизнесам, и самим фондам – желающих вкладывать в российский венчурный рынок всегда было немного, а в результате кризиса стало ещё меньше. И экономические коллизии — далеко не единственная причина сложившейся ситуации. Венчурный бизнес — рискованный по определению. Познакомившись его с сутью, большинство потенциальных инвесторов чаще выбирают другие альтернативные инструменты вложений, которые они считают для себя более надёжными с точки зрения потенциального возврата вложенных средств.

Но подумайте о том, чего вам на самом деле хочется: погрузиться в мир венчура и обеспечить себе заряд бодрости и адреналина на много лет вперёд или найти свою тихую гавань в виде автостоянки в Лондоне или особняка в Испании.

Фотография на обложке: Stephen Swintek / Getty Images

Обсудить ()

Читать по теме

Новости партнеров