$ 64.1568.47$53.94
29 июля 2015 года в 10:00

Вопрос. Какой бизнес не имеет перспектив в России?

Самые депрессивные отрасли

Вопрос. Какой бизнес не имеет перспектив в России?

«Секрет» уже писал, какие сферы бизнеса в России больше всего страдают от коррупции. Но, к сожалению, алчные чиновники не единственная проблема предпринимателя в нашей стране. На этот раз мы выяснили, какой бизнес развивать особенно трудно, учитывая все возможные факторы.

Николас Дадиани
Генеральный директор «Пронто Медиа Холдинга»

В России очень трудно развивается бизнес, связанный с переработкой и утилизацией бытовых отходов. В отличие от Европы в нашей стране пока нет единой сформировавшейся культуры и практики раздельного сбора мусора, что значительно усложняет процесс его переработки. Если в Москве подобные проекты уже начали внедрять на территории отдельных жилых домов и предприятий, то на федеральном уровне с этим всё непросто. Кроме того, процесс осложняется из-за закрытости рынка для новых игроков. В настоящий момент нет ни инфраструктуры, ни понятной для бизнеса практики в этой сфере, в то время как сама деятельность крайне востребована рядовыми гражданами, крупными государственными и частными структурами.

Замир Шухов
Исполнительный директор GVA LaunchGurus

На данный момент в сфере финтех-проектов наиболее неперспективны криптовалюты и всё, что с ними связано. Ограничения российского законодательства не допускают создания в России других видов валют для финансовых операций, покупок и прочего. Ситуация может измениться только в случае изменения законодательства, но в ближайшее время мы не видим таких перспектив.

Антон Толмачев
Генеральный директор юридической компании «ЮрПартнёр»

Сегодня одним из самых сложных бизнесов в России остаётся сельское хозяйство. Власть на местах не очень охотно идёт на сотрудничество с местным малым бизнесом. Субсидии приходится выпрашивать, обещания скорейшего импортозамещения в большинстве случаев так и остались разговорами, а производители при этом лишены большой доли рынка сбыта. Хотя, конечно, кое-где можно наблюдать некоторые улучшения. В определённых регионах страны делаются более-менее уверенные шаги, направленные на тесное взаимодействие власти и сельхозбизнеса, обсуждаются вопросы налогообложения и софинансирования, чиновники пытаются прислушиваться к голосу российского предпринимателя.

Александр Кузьмин
Генеральный директор «РусХОЛТС»

Российская бизнес-элита традиционно отторгает всё, что способствует повышению прозрачности любой грани бизнеса — от финансовой аналитики до технологических процессов. Для нас ярким примером этого служит удалённый IT-мониторинг технологического оборудования АЗС. На одной чаше весов — сотни миллионов рублей экономии от снижения простоев оборудования и исключения фактов оплаты некачественных ремонтно-сервисных услуг. На другой — те же суммы, идущие в карман «домашних» сервисных подрядчиков и их лобби в руководстве сетей АЗС.

Ситуация одинакова как для российских, так и для иностранных операторов топливной розницы, действующих в РФ. Менеджеры в российских сетях не хотят терять откаты, а иностранные руководители — решать проблемы эксплуатации АЗС, доставшиеся им от предшественников. В России монетизация подобных инноваций почти невозможна. Мы внедряем их за счёт средств, получаемых от других бизнесов холдинга.

В секторе АЗС перспективы любых улучшений весьма туманны. К сожалению, в нашей стране изменения в стандартах эксплуатации объектов повышенной опасности происходят лишь после резонансных происшествий со взрывами, пожарами и человеческими жертвами.

Александр Базыкин
Управляющий партнёр консалтинговой компании Heads

Сейчас в России трудно развивать практически все сферы бизнеса в связи с падением спроса и отсутствием поддержки этого спроса государством. Однако, по моему мнению, есть сферы, которые страдают в большей степени.

Во-первых, сектор недвижимости и строительный бизнес. Этот рынок развивается за счёт потребительского спроса, но в настоящий момент реальные доходы населения стремительно сокращаются. Также отсутствуют условия, способствующие реанимации потребительского спроса, как со стороны государства, так и со стороны бизнеса. Помимо того, строительный сектор во многом зависит от банковского финансирования, которое сегодня практически недоступно из-за высоких ставок.

Во-вторых, реализация производства. В связи с вводом санкций и, как следствие, отсутствием поставок техники и оборудования из-за рубежа мы прогнозируем дальнейшее падение объёмов в данном секторе. Зарубежные инвесторы сталкиваются в России с разными видами подводных камней — от отсутствия квалифицированного персонала до недостаточно развитой инфраструктуры.

В-третьих, финансовые институты или банки. Неясно, каким образом в существующих жёстких условиях, установленных Центробанком, банки смогут получать прибыль. Регулятор идёт к политике тотального контроля. Вместо того чтобы развивать продуктовые линейки, финансовые институты вынуждены ограничивать своего клиента. Приведём небольшой абстрактный пример: чтобы российской организации купить в Китае, скажем, кошельки, необходимо около года доказывать, что это не вывод средств за рубеж. Клиент не может осуществить задачи, банки не получают прибыли, денег на кредиты не хватает, итог — замкнутый круг.

В-четвёртых, сфера логистики. Очень страдают структуры, занимающиеся логистикой, перевозками грузов и оказанием услуг по временному хранению и растаможиванию. В связи с санкциями грузовые потоки будут изменены, организациями придётся осваивать логистику внутри страны, что практически невозможно из-за отсутствия нужного качественного уровня дорожного покрытия.

Шансы на улучшение ситуации есть: государству необходимо обратить внимание на развитие не только нефтегазового сектора, но и других отраслей. Необходимо оказывать точечную поддержку бизнесу.

Максим Вайнберг
Исполнительный директор компании «Адамас»

У нас исторически нет предпосылок для развития высокотехнологичного производства. В России большие территориальные пространства при небольшой плотности населения, поэтому, моё мнение, Россия должна быть аграрной страной, которая производит не только для себя, но и вовне.

В средних широтах земли хорошего качества, большие сельхозугодья — накопленный опыт даёт возможность развивать сельское хозяйство и животноводство. Если отвечать на вопрос, при каких условиях оно сможет развиваться, смотрим системно: какие есть сегодня проблемы? Первая — это низкая производительность труда. Вторая — отсутствие механизации: качественного автопарка, тяжёлого машинного парка. Третья — большие пространства требуют больших перевозок и большого транспортного плеча. Четвёртая — низкий уровень проникновения финансов. Получаем 4 минуса, которые необходимо превратить в плюсы. По большому счёту эти вопросы решаемы инвестициями. Та же логистика: сегодня и население, и бизнес готовы за неё платить. Кажется логичным работать именно над этим. И нет смысла развивать направления, к которым у нас нет ни исторических, ни ресурсных предпосылок.

Обсудить ()
Новости партнеров