$ 63.3968.25$53.00
09 июня 2015 года в 09:00

Григорий Потёмкин. Как я стал предпринимателем-буддистом

Новый Робинзон и кадровый голод

Григорий Потёмкин. Как я стал предпринимателем-буддистом

«Как же непросто в Москве найти хороших специалистов», «Никто не хочет работать в стартапе» — проблема поиска коллег-единомышленников попортила кровь не одному начинающему предпринимателю. Ха, попробуйте найти русскоговорящих сотрудников на острове Сямынь в Тайваньском проливе.

Когда я только переехал в Китай, и подумать не мог, что стану руководителем такого проекта, как RealChinaTea.ru. Но всё сложилось как-то само. И постепенно мы стали узнаваемым брендом в этой уютной нише — мы занимаемся поставками свежего китайского чая прямо с плантаций. Это на 100% онлайн-бизнес.

Пять лет назад я сам принимал заказы от клиентов, собирал посылки и их отправлял — это был кайф. Но очень скоро мне потребовался помощник. Требования были самыми общими. Он должен был быть адекватным, сообразительным и… русскоговорящим. Китаец на эту должность не подходил. Нужен был хороший русский язык. Попробуйте найти русскоговорящего помощника на острове с населением в три миллиона китайцев.

Моим первым сотрудником был Алекс Вайкуле из Литвы. У Алекса были свои особенности, которые мне пришлось принять. Все до одной. Я, наверное, впервые в жизни почувствовал, что мне необходимо выработать в себе умение принимать людей такими, какие они есть, и научиться делать их недостатки незначимыми. Потому что Алекс — это 100% русскоговорящего рынка труда на моём острове. И без вариантов.

Алекс был потрясающе безынициативен. Он ежедневно опаздывал и приходил в офис на тридцать минут позже, чем страшно меня раздражал. Думаю, так он выражал собственную независимость. Его основной задачей был сбор и отправка заказов. Пересортица и путаница у нас была в трёх заказах из десяти. Я кипел внутри и лично извинялся перед клиентами. Это было очень непросто. А ситуация требовала практически буддистской выдержки.

Потом мне понадобился ещё один сотрудник. Потом ещё и ещё. Когда у вас в компании открывается вакансия, вы проводите собеседования и выбираете лучшего. Верно? Когда у меня открывается вакансия, я жду, когда на острове появится новый русскоговорящий человек. Хочешь не хочешь, будешь принимать каждого таким, каков он есть.

Через какое-то время я нанял одного талантливого китайца, и он замкнул на себе всю складскую работу. Так у нас в штате появились первые местные. Это был глоток свежего воздуха! Но в офис, на продажи и общение с клиентами, требовались именно русские. Иногда мне казалось, что у этой задачи нет решения.

Почти все русскоговорящие сотрудники, которые сейчас работают в проекте, переехали на остров, прочитав мой блог. Это не был какой-то спланированный хедхантинг. Просто я регулярно и с удовольствием писал о жизни в Китае. У блога сформировался свой пул читателей. И кто-то из них иногда решался переехать в Китай по каким-то своим личным причинам и, возможно, отчасти благодаря моим рассказам об этой стране. Рано или поздно мы с такими людьми пересекались на какой-нибудь из иностранных вечеринок.

Каждый из моих сотрудников в определённой степени авантюрист. Каждый из них смел. И каждый умён, раз смог выучить китайский язык. Но уникальность ситуации в том, что я лишён возможности выбирать людей по их опыту и знаниям. Я просто принимаю людей. Их опыт и знания — это уже моя забота. Я обучаю их всему, что знаю сам. Терпеливо и мягко. И я прошу их поступать всегда наилучшим образом. Это работает. Я держусь за них. Они держатся за меня. Каждый понимает, где он находится и какие у него перспективы. Тот же Алекс Вайкуле оказался талантлив в IT и автоматизации процессов. Просто его нельзя было заставлять собирать посылки. Мне понадобилось время, чтобы понять это.

RealChinaTea.ru не единственная компания на острове. Помимо нас тут работают десятки тысяч китайских компаний в совершенно разных сферах деятельности. В том числе и международных. Сямынь — это современный и продвинутый остров. Но работать в китайской компании русскому специалисту очень тяжело. Ментально тяжело. Почти всегда это заканчивается одинаково — слезами. Поэтому за сотрудников держусь не только я. Они держатся за проект не меньше. Это взаимная гравитация.

Сейчас в проекте работают 12 человек. За пять лет мы отправили больше 17 000 чайных заказов более чем в 40 стран мира. У нас лояльная розница, которую мы обслуживаем через интернет-магазин. У нас масштабное оптовое направление. И шесть раз в год мы проводим чайные туры по Китаю. Это много. Думаю, я никогда не смог бы вырастить такую команду в условиях Москвы, где много специалистов, но люди часто воспринимаются как расходный материал. За последние пять лет от нас ушли лишь двое сотрудников. Один вернулся на родину. Другая вышла за муж за итальянца.

Я знаю, что этот мой опыт, скорее всего, неприменим в российских условиях. Но поверьте, если каждый раз в сложной ситуации вы будете думать, что никакой альтернативы вашему сотруднику нет, эффективность возрастёт. Даже самые сложные люди всегда считывают уважение на подсознательном уровне. А в моём случае своеобразный бизнес-буддизм — это единственная эффективная модель. Думаю, иногда я идеализирую своих сотрудников. Надеюсь, они чувствуют это.

Фотография на обложке: Linghe Zhao/Getty Images

Обсудить ()

Читать по теме

Новости партнеров