$ 63.9267.77$54.94
04 июня 2015 года в 15:27

«Cвой бизнес помог мне побороть рак»

История Алисы Завертяевой, серийного предпринимателя

«Cвой бизнес помог мне побороть рак»

«Секрет» записал монолог Алисы Завертяевой, владельца компаний «Икеа48», Limarket, «Бизнес-ковчег» (все в Липецке).

Мне 29. Сейчас у меня пять компаний с общим оборотом 58 млн рублей. А пять лет назад я узнала, что больна раком. В то время у меня не было работы — зато была депрессия. В какой-то момент я заставила себя начать свой бизнес и теперь не могу остановиться.

Я закончила институт в Липецке по специальности «бухучёт, анализ, аудит» и заработала первые приличные деньги — на курсовых и дипломах на заказ (позже я решила, что это неэтичный способ, и бросила дипломы). Вскоре друг позвал меня в соучредители компании, которая писала и рисовала сайты. Но не сложилось — мы довольно быстро поругались, и я вышла из бизнеса. По сути, я стала жить на попечении у мужа.

О том, что у меня онкология, я узнала в 2011 году. Когда мне сказали, что это рак груди, стало очень страшно — я впала в депрессию, сильно поправилась. Выяснилось, что надо делать операцию, — и я испугалась ещё больше, но на этот раз страх заставил меня оторвать себя от переживаний и наконец что-то сделать. На операцию я не решилась — вместо этого я начала заниматься спортом, стала вегетарианцем, мы с мужем завели пса по кличке Твиттер. Я заставляла себя ввязываться в любую мало-мальски интересную активность.

У знакомого появилась грузовая машина, на которой он ездил в Москву по делам, — неожиданно он предложил мне привозить какой-нибудь товар из Москвы и продавать в Липецке. Я согласилась. Когда-то я читала про онлайн-сервис грузоперевозок «Везёт всем» и в шуточном разговоре с друзьями заметила, что было бы классно, если бы так в Липецк кто-то возил товары из «Икеи».

Я вспомнила тот разговор. Мы с другом открыли группу «ВКонтакте», начали собирать заказы и понемногу привозить товар из «Икеи». Первый раз собрали заказов на 50 000 рублей. С каждого наименования брали 25%. Поехали в продуваемой машине, на улице было –35 градусов, ни одного артикула я, естественно, не записала. Товар в «Икее» собрали кое-как, погрузили в машину и поехали обратно. В Липецке назначили заказчиками время и место и раздавали мебель прямо из машины на улице. В итоге хватило лишь оплатить бензин.

Никакой прибыли эта затея не принесла, но бросить это дело я не могла — вспоминала, как чувствовала себя, когда пала духом, и возвращаться в то время не хотела. И я продолжила.

Наняла пару фургончиков чуть больше «газели», арендовала гараж в кооперативе за три тысячи. Ночью туда выгружали товар, а утром мы из гаража раздавали мебель. Теперь я понимаю, что это выглядело дико. Но тогда я стала набирать заказы на 200 000 рублей в месяц и вышла в небольшой плюс.

Председатель кооператива заметил очереди к гаражу и потребовал взятку. Я сняла офис за 12 000 рублей. Параллельно писала новости в издание «Город 48», за что получала ровно 12 000. Эти деньги уходили на аренду, а вся прибыль — на рекламу и продвижение.

У меня работала пара знакомых. Одна девушка уволилась через месяц со скандалом, и через несколько недель в Липецке появилась ещё одна доставка товаров из IKEA под названием Lip IKEA. Так сотрудник стал конкурентом.

Прошёл почти год, как я узнала о диагнозе. Я по-прежнему боялась операции, но понимала, что её сделать надо. Перед операцией взяла свой первый кредит — 300 000 рублей. Я хотела, чтобы компания продолжала развиваться и без меня, а денег в обороте не хватало.

После операции, успешной, я вернулась в Липецк. Компания начала расти — штат наполнялся менеджерами. Мне нравилось, что мы растём, хотелось развиваться дальше, и я набрала кредитов на 3 млн рублей. Вместо того чтобы экономить, сняла новый офис — уже за 110 000 рублей в месяц. И пропустила удар.

Я не придавала должного значения тому, что существенная часть оборота приходилась на заказы крупной строительной компании — в месяц они тратили под миллион рублей на мебель, которой обставляли квартиры. В начале 2014 года у строителей сменилось руководство, и мы потеряли заказы.

Кредиты мне больше не давали. Я договаривалась с местными бизнесменами — и мне перезанимали деньги. Первые два месяца было страшно. Заказов мало. Долгов много.

Я не могу объяснить, что произошло дальше, но в июне 2014 года оборот начал резко расти и к сентябрю вымахал до 4 млн в месяц (потом стабилизировался на 5–6 млн). Возможно, это был отложенный эффект наших маркетинговых усилий. Под Новый год IKEA объявила, что повысит цены, и в декабре мы продали утвари на 15 млн рублей.

Однако мне ясно, что это не тот бизнес, на который можно рассчитывать в будущем. В 2020 году IKEA собирается открыться в соседнем Воронеже. Возить мебель в Липецк из Москвы станет бессмысленным делом. Поэтому я открываю новые бизнесы — онлайн-гипермаркет Limarket. Это торговая площадка, на которой дистрибьюторы и производители могут выкладывать свой товар, а мы будем забирать от 15 до 25% в случае продажи. Наше преимущество — больше 20 000 клиентов. Мы также занимались отбеливанием зубов по франшизе White & Smile, но этот бизнес нам с партнёром не подошёл, и в прошлом году мы его продали. Зато запустили онлайн-магазин модных товаров Hipstore — идею подкинул мой сотрудник, которому сейчас 19 лет. Кроме того, я купила коворкинг «Бизнес-ковчег», где мы сдаём рабочие места и проводим тренинги, семинары. Я вложила 400 000 рублей и думаю, инвестиции окупятся быстро.

Недавно я снова проверилась на онкологию и узнала, что со здоровьем уже всё хорошо. Спустя несколько лет я понимаю, что опустить руки мне не дали именно бизнес и люди, с которыми я начала общаться, — в том числе конкуренты. Благодаря им я нашла свою среду.

Теперь мне хочется не только расти самой, но и помогать другим начинающим. На днях мы запустили новый проект — бизнес-лагеря для детей от 13 до 16 лет. Раньше я вела курс «Открой свой бизнес» для взрослых, а сейчас пришло время учить детей.

Текст: Злата Онуфриева
Фотография на обложке: Павел Мощенко/«Секрет фирмы»

Обсудить ()

Читать по теме

Новости партнеров