$ 63.3968.25$53.00
28 мая 2015 года в 09:00

Дмитрий Лисицкий. Конфликт России и Украины глазами торговца

Электронная коммерция и война

Дмитрий Лисицкий. Конфликт России и Украины глазами торговца

Allbiz — международный бизнес с регистрацией в ЕС и офисами в 12 странах мира. Но родом мы из Украины, работаем в Киеве, а большая часть нашего товарооборота приходится на Россию и Украину. Как конфликт соседей и гражданская война повлияли на бизнес?

Возможно, я многих удивлю, но Украина по-прежнему остаётся главным зарубежным партнёром для России в сфере интернет-торговли. Ровно как и Россия для Украины. В то время как СМИ рапортуют о снижении товарооборота между странами на 43% по итогам 2014 года, в сегменте e-сommerce объёмы торговли растут. Никакого масштабного российско-украинского торгового кризиса не случилось и не случится.

Подкреплю свой оптимизм свежей статистикой. Итак, по данным Allbiz, в январе-апреле 2015 года по количеству обращений предпринимателей из РФ в другие страны Украина остаётся абсолютным лидером — на неё приходится около 22% всех импортных запросов. Почти столько же, сколько имеют в сумме Казахстан и Белоруссия. Доля запросов самой Украины к российским производителям за тот же период чуть меньше — около 20%.

Означает ли это, что политический конфликт и война на Донбассе никак не отразились на бизнес-отношениях обеих стран? И да и нет. В мае-августе прошлого года кривая российско-украинских запросов на Allbiz заметно просела, а вот объёмы интернет-торговли Украины с Польшей и Турцией немного подросли. В мирной ситуации этот рост в глаза бы не бросился, но на фоне осязаемо сдавшей позиции России обратил на себя внимание.

На основе этой статистики скептики могли бы сделать вывод, что Украина планомерно отказывается от сотрудничества с российскими поставщиками. Но уже в сентябре наметился очевидный восходящий тренд в российско-украинской онлайн-торговле. Проходит время, и мы видим, что количество «осенних» запросов к РФ более чем в 2 раза превышает количество «летних». Наступает зима, ситуация на Донбассе обостряется, но мы проводим подсчёты и констатируем: в январе-апреле 2015 года украинские компании обращались к российским на 34% чаще, чем за тот же период прошлого года. Парадокс? Политический — возможно. Но с экономического ракурса происходящее вполне логично.

Бизнес прагматичнее политики. Особенно малый и средний бизнес, которому в новой экономической ситуации, на фоне падения спроса, роста расходов, в атмосфере тревоги и неуверенности, выжить гораздо сложнее, чем «крупняку». А клиенты Allbiz большей частью компании МСБ, поэтому наши данные в полной мере отражают происходящее в этой нише.

Весенне-летний спад, несмотря на влияние сезонного снижения товарооборота, во многом объяснялся политической ситуацией. Предприниматели выжидали — было совершенно неясно, как ситуация будет развиваться в дальнейшем. Но шло время, один конфликт следовал за другим, и в итоге бизнес адаптировался к действительности, принял её: в головах людей всё самое плохое уже случилось. И нужно было учиться работать в новых условиях.

Деловой прагматизм российских и украинских партнёров не допускает вмешательства эмоций. Компании из многих отраслей, до этого выстраивающие бизнес преимущественно в офлайне, столкнулись с различного рода трудностями экономического характера. Предположим, компания А долго и плодотворно работала с поставщиком Б, но кризис заставил Б поднять цены, которые А осилить не могла. Что делать? Искать новых поставщиков. Диверсифицировать пул партнёров и найти более дешёвую продукцию. И неважно, где работает этот новый партнёр — во «вражеской» России или на соседней улице. Бизнес не терпит сантиментов: если выгоднее работать с российским партнёром, то нужно работать с ним.

Я не берусь утверждать, что e-commerce стала спасательным кругом для российско-украинских деловых отношений. Всё-таки крупный бизнес пострадал от введения санкций, и этот негативный эффект онлайн-торговля перекрыть не может. Но совершенно точно, что многие b2b-компании смогли справиться с трудностями, обратившись к онлайн-площадкам и расширив круг своих контрагентов.

Сейчас страсти в сознании бизнесменов улеглись, и одновременно выровнялась структура торгового оборота. После прошлогоднего снижения вновь растёт число запросов между компаниями России и Донецкой области. По-прежнему почти для всех регионов Украины РФ остаётся ключевым партнёром, кроме запада страны, где исторически лидируют европейские компании, а Россия была и остаётся на втором месте.

Из примет времени можно выделить возросший в 2–3 раза по сравнению со среднегодовым показателем спрос украинцев на категории «Электротехника» и «Энергетика и добыча»: опасаясь возможных проблем с поставками газа, люди старались «утеплиться», но уже в феврале ситуация прояснилась, ажиотаж улёгся. В самый активный период Майдана на внутреннем рынке Украины сформировался повышенный спрос на медикаменты и средства защиты, который, к счастью, к началу 2015 года пошёл на убыль и был уже не столь заметен.

В целом же ни о каких радикальных последствиях политического кризиса в сегменте онлайн-торговли речь не идёт: обороты растут и вне зависимости от развития событий будут расти. Причём не только в российско-украинском сегменте, но также в странах СНГ и дальнем зарубежье. Вынужденно отказавшись от традиционной модели работы с поставщиками, компании покидают привычную зону комфорта и идут в онлайн. Аполитичный и рациональный бизнес расширяет круг возможностей за счёт новейших инструментов, а форс-мажор только подталкивает предпринимателей использовать инструменты e-commerce.

Фотография на обложке: Sergii Kharchenko/Zuma/TASS

Обсудить ()

Читать по теме

Новости партнеров