$ 63.3968.25$53.00
01 апреля 2015 года в 19:53

Код доступа: Как гуманитарии создали IT-бизнес

3 истории о пользе программирования

Код доступа: Как гуманитарии создали IT-бизнес

Программировать может любой. Взять хотя бы историю американского бездомного Лео Гранда, который научился кодить за 4 месяца и запустил мобильное приложение Trees for Cars . Он заработал на этом $10 000. В России таких громких историй пока нет, но есть примеры, когда приобретённые навыки программирования помогли открыть дело и круто изменить жизнь. «Секрет» поговорил с бывшими журналистом, продюсером и специалистом по консалтингу о том, как им это удалось.

Константин Бочарский, создатель сервиса Pressfeed:

Я почти 20 лет занимался деловой журналистикой, 10 лет проработал в «Секрете фирмы». В последние годы вёл раздел про стартапы, новые технологии и инновации. Многое из того, о чём я писал, меня очень вдохновляло, и я пытался применить эти знания на практике, придумывая собственные стартапы. Но не сразу понял, что для этого нужно самому владеть инструментарием. Знаете, есть такое популярное мнение, что руководитель уметь создавать команду и должен делегировать полномочия, поэтому фаундер стартапа может нанять айтишников, а сам заниматься привлечением инвестиций и другими делами. Я с этой легендой жил долго и очень об этом сожалею. Когда я сам научился программировать, мир сильно изменился.

У меня техническое образование, я заканчивал так называемый «Военмех» в Санкт-Петербурге, аналог московской Бауманки. Но получал я его в середине 90-х, в дикие времена, когда ни у кого в мыслях не было, что технические профессии когда-нибудь снова станут популярными. Тогда все хотели стать экономистами. Я получил второе высшее — экономическое — и как-то неожиданно оказался в медиабизнесе. Оказалось, что у меня неплохо получается, и в течение 20 лет у меня было ощущение, что я нашёл себя.

От технического бэкграунда мало что осталось. Разве что порой возникают странные флешбэки, как в кино, когда герой теряет память, а потом вдруг проявляет странные шпионские навыки вроде метания ножей. Но я долго искренне считал себя гуманитарием и к изучению программирования приступил именно как гуманитарий. Я учился с нуля, в несколько подходов. В 2010-м года мы с женой открыли интернет-магазины, и я с большим энтузиазмом приступил к изучению интернет-маркетинга, SEO, контекстной рекламы, и начал разбираться в движках сайтов. Пытался проникнуть глубже, покупал книги, даже потратил 14 000 рублей на курс PHP, но что-то мешало чисто психологически, словно какая-то заслонка была в голове.

Я пробовал подобраться к кодингу и через модные современные образовательные платформы вроде Курсеры или Code Academy, но из этого тоже ничего хорошего не вышло. У меня был опыт работы с программистами-фрилансерами, я пытался как-то описать им свои идеи, но получалось говно, ничего не работало, деньги заканчивались — в общем, это был какой-то ад. Когда очередная такая история закончилась ничем, у меня возникло ощущение, что я стою на краю и больше вариантов нет — либо ты справляешься сам, либо забиваешь на идею. Я приехал в редакцию, нашел какой-то сайт с лекциями по PHP, зашел на сервер, открыл несколько страниц, написал пару строк, запросил доступ к базе данных, нажал на кнопку и… у меня получилось! Ну, с тех пор и поехало. Три месяца назад я запусти Pressfeed.

На появление сервиса повлияло много факторов. Я рассматривал разные варианты стартапов, прикидывал сложность реализации, рынок, пытался сделать minimum valuable product. И когда я только начал учиться программировать, я делал не сервис для журналистов и пиарщиков, а некое синтетическое медиа, в котором новый подход к агрегации контента позволял формировать собственные потоки его потребления. Летом я запрограммировал эту штуковину и она помогала мне в работе над журналом. Я думал, что именно эту историю я доведу до конца и представлю рынку. Но после отпуска у меня возникли новые инсайты, и через четыре месяца я выкатил Pressfeed — платформу для общения журналистов и ньюсмейкеров. Писал и программировал в свободное от работы время, в паузах между заметками.

Мой проект выстрелил, потому что это самая удобная платформа с точки зрения функционала и фич. Кроме того, тот подход, те пользовательские взаимодействия, которые я там реализовал, были «выстраданы» мной как журналистом — я понимал, как именно помочь коллегам, и у меня было чутьё на верные решения. Сейчас на Pressfeed есть много вещей, которых нигде раньше не было. И еще мне нравится, что сервис очень простой. Ему легко учиться, его легко продвигать, парой реплик можно описать всю его суть. За это меня часто критикуют, но я объясняю, что изначально я хотел сделать простую «кнопку», а не космический корабль. Но скоро я запущу серию вебинаров, где мы будем рассказывать, как эффективно использовать Pressfeed.

На самом деле, привлекать пользователей очень непросто. Несмотря на то, что сервис был воспринят на ура, и у него не было явных проблем, рост — очень сложная штука. Но ведь именно количество пользователей с обеих сторон — залог успешности проекта. Нужно, чтобы тут были не только профессиональные пиарщики, но и простые люди из бизнеса, и локальные медиа, и отраслевые СМИ, и крупные игроки. Чтобы это был такой большой питательный бульон. Этого сложно добиться, но с другой стороны это защищает поляну от конкурентов.

У Pressfeed есть аналоги на Западе, самый крупный и известный — Help a Reporter Out (HARO). Бизнес-модель тут понятна: для СМИ такие сервисы всегда бесплатны, а деньги берутся с источников. Но я считаю, что должен быть бесплатный базовый аккаунт, нельзя возводить абсолютные барьеры. Я заинтересован в том, чтобы никто из известных людей и хороших спикеров не был отрезан от проекта на старте платной подпиской.

Сейчас я исхожу из того, что преждевременная монетизация может навредить росту. Понятно, что платный сервис привлекать пользователей сложнее, чем в бесплатный. К тому же у меня есть понимание, какой функционал нужно внедрить и обкатать, а также, сколько пользователей должно быть, чтобы можно было включать платные аккаунты безболезненно. И еще недавно мне казалось, что до этого момента довольно далеко. На днях, например, Pressfeed отправил в рассылках более 60 запросов, при том, что в у глобального лидера, американского Help a reporter out в день их в среднем160. Понимание того, что ты подобрался довольно близко к показателям самого крупного подобного проекта в мире немного меняет представление о точке, в которой ты находишься. Или, скажем, у представителей топ-10 российских PR-агентств на Pressfeed зарегистрировано по 15 – 25 пользователей, то есть практически все сотрудники, работающие с клиентами. Так что, возможно, мы уже готовы к этому. Но тем лучше будет накопить запас прочности, благо для этого есть возможность. Сейчас я смотрю на осень. Но ситуация меняется очень быстро. Технически мы будем готовы через пару месяцев – и возможно поэкспериментируем с предоставлением специфических премиум функций наиболее заинтересованным в них пользователям. Как правило речь в таких случаях идёт о возможностях, увеличивающих скорость реакции на запрос и управление аккаунтами нескольких клиентов. А возможно получим поддержку, например, рекламных бюджетов, что позволит нам и дальше оставаться бесплатными.

До марта 2015 года в проекте был только один работник – я сам. Сам писал код, сам занимался продвижением, сам занимался поддержкой пользователей, модерировал запросы и прочее. Сейчас я нанял разработчика, сейчас нанимаю «менеджера по привлечению ключевых пользователей» — человека, который ускорит рост пользовательской базы. Когда дойдёт дело до монетизации, команда пополнится продажником. По моим расчётам, на это всё в 2015-м году я потрачу в 1 – 2 млн рублей.

Если бы я не научился программировать, ничего бы не получилось. Я хочу сделать официальное заявление для стартаперов — чтобы запустить классный стартап, минимально работоспособную вещь ты должен сделать сам. Мне нравится одна фраза из мира технарей, где-то её подслушал: «Если ты точно не знаешь, как работает определенная штуковина, то она и не работает».

Константин Шадрин, сооснователь IT-агентства Interity

Раньше я работал руководителем группы в консалтинговой компании, где мы помимо прочего занимались подготовкой годовых отчётов — запрашивали информацию в разных подразделениях заказчика, анализировали их деятельность. В итоге получался иллюстрированный буклет на 150-300 страниц, который потом представляли на общем собрании акционеров, а также его использовали как коммуникационный инструмент в PR и IR.

При этом я видел, что в компаниях, даже очень крупных, подготовка годовых отчётов происходит очень неэффективно — каждый год информацию из разных подразделений собирают вручную и приносят кто как может. Кто-то пришлет файл в Word, кто-то в Excel, кто-то скан сделает. Потом, всю эту работу сопровождает целая куча подрядчиков. В общем, я понял, что всё это можно делать гораздо эффективнее.

Сначала я думал, что для того, чтобы запустить свой IT-стартап, достаточно просто нанять специально обученных людей и ими управлять. Но оказалось, что делать что-то подобное, не разбираясь в предмете, очень сложно. Ты ставишь задачу, а человек тебе говорит: «Я буду делать это неделю, потому что быстрее просто невозможно». Через неделю говорит: «Это оказалось гораздо сложнее, ещё неделю как минимум надо работать». А на самом деле задача решалась за пару часов, а человек просто на фрилансе каких-то подработок набрал и у него там сроки горят.

Поэтому я решил сам научиться кодить и пошел на базовый курс HTML и СSS в Moscow Coding School, учились мы там по выходным, а в течение недели надо было делать домашние задания. Курсы стоили 10 000 рублей, еще около 20 000 ушло на регистрацию ООО, и еще 20 000 я заплатил за обслуживание знакомому бухгалтеру — так что весь стартовый капитал был — 50 000. Сайт interity-agency.com я сделал сам, поэтому он мне ничего не стоил. Так в 2012 году я создал агентство, которое занимается изданием годовых отчётов в интерактивных форматах.

Все вложения окупились уже на первом проекте — мы сделали электронный годовой отчет для дочки «Росатома», компании ТВЭЛ, производящей топливо для АЭС. Сейчас мы сделали уже 11 проектов, в том числе сайт и iPad-приложение годового отчёта для одной из крупнейших в России электросетевых компаний «МОЭСК». Выручка за прошлый год составила 1,5 млн рублей, а за этот (с января по март) — 2 миллиона. Смог бы я запустить подобный бизнес, если бы не научился программировать? Думаю, можно сделать всё, что угодно, вопрос только в сроках и стоимости. Я не мог себе позволить тратить столько времени и денег. Но в настоящее время я больше не программирую — этим занимается наш кодер.

В России у нас сейчас конкурентов нет, хотя за рубежом есть несколько стартапов, которые развиваются в том же ключе — например, WeSustain и Workiva. В этом году мы планируем запустить сервис Мегаотчёт. В отличие от агенства он будет работать не с индивидуальными запросами, а автоматизировать процесс подготовки отчёта, делать его дешевле и проще. Мы делаем ставку на то, что даже крупный бизнес считает деньги в кризис. Кроме того сервис легче масштабировать. Кризис это не только риски, но и возможности, и мы видим большие возможности для нашего продукта за рубежом.

Олег Юсупов, основатель digital-агентства 26dotss

Я около трёх лет работал project-менеджером в процессинговом центре, мы создавали приложения для P2P-переводов средств. Сам я не программировал, занимался организацией процесса. В центре была особая атмосфера, которая позволила молодым ребятам не сталкиваться с серьёзными бюрократическими проблемами. По сути, мы придумывали концепцию, реализовывали её, а затем защищали. В этом был своеобразный стартаперский дух. После этого я совсем недолго поработал в Mail.ru. И хотя эта компания тоже инновационно настроена, я понял, что для реализации своих идей мне понадобится создавать собственный бизнес.

Я чуть ли не по два раза в день обдумывал идеи стартапа, определял новую бизнес-модель и целевую аудиторию. Каждый новый митап, хакатон, конференция давали новый толчок. Но мысль заняться технологиями дополненной реальности — совмещения виртуальной информации с реальным изображением, как, например, в Google Glass — пришла мне в голову сразу, как только я увидел эти технологии в действии. Меня зацепило приложение Layar — «браузер дополненной реальности», где на изображение, транслируемое камерой смартфона, накладываются всякие интересные данные о точках, привязанных к текущему местоположению (например, достопримечательностях, кафе или автозаправках). Я понял, что это целый океан возможностей.

Решил сам освоить кодинг — чтобы что-то сделать в этой области, нужно обладать хорошими знаниями в программировании. Иначе не получится ни найти людей, которые помогут все реализовать, ни сделать это самому. Все, что касается дополненной реальности, было написано для людей, уже имеющих технический бэкграунд. А еще мне хотелось сразу увидеть результаты своего кодинга, а то всегда, чтобы начать даже учиться, нужно кучу разных программ установить. Часто это очень сильно отталкивает начинающих. В итоге я пошёл на курс по Processing в Mosсow Coding School.

Дальше я начал делать первые шаги — исследовал рынок, искал похожие компании, мониторил бизнес-модели, искал подходящих ребят в команду на разных технических конференциях. На это ушел примерно год, а недавно, пару месяцев назад, наконец запустилось наше агентство 26dotss по разработке приложений дополненной и виртуальной реальности. Первое приложение мы выпустили в рамках в рамках одной из конференций, где благодаря ему можно было скачать слайды презентаций спикера просто наведя камеру телефона на экран. Прошли первое тестирование, нашли много багов. Сейчас готовим достойное обновлённое решение. На данный момент заказчики приходят, в основном, из сферы архитектурных бюро, строительных компаний и event-организаций. Пока у нас сейчас совсем небольшой оборот: порядка 70 000 рублей в месяц. Но мы не выходили в минус, так как не было заёмных средств, кредитов, всё делалось на энтузиазме и накопленных средствах (мы начинали со стартовым капиталом примерно в 200 000 рублей). Скоро у нас планируется покупка дорогостоящего программного обеспечения, а также покупка новых ноутбуков для сотрудников, что требует больших средств для стартапа — поэтому говорить о выходе в прибыль пока рано.

Теперь мы готовим к выпуску мобильную маркетинговую платформу mARka, которая включает в себя несколько решений, подходящих под различные цели (например, интернет-магазин, рекламно-производственная компания, digital-агентство, фотостудия, и др.). Все технологические вопросы, связанные с созданием AR, будут лежать на нас, клиенту останется лишь наслаждаться уникальным опытом.

Рынок действительно ещё маленький, и нужно продавать и технологию и себя, мы смотрим на конкурентов как на партнеров для обмена опытом. Для этого 6 июня мы организовываем конференцию mixAR на дизайн-заводе FLACON. Туда уже приглашены, к примеру, представители компании Unity, которые расскажут про все нюансы создания потрясающих приложений на их движке. Мы хотим создать дружное сообщество профессионалов в своей области. В этом и заключаются основные планы на ближайший год — провести конференцию, познакомить большее число людей с технологиями, подключить как можно больше компаний малого бизнеса к mARka.

Конечно, навыки программирования помогают лучше объясняться с техническим отделом, теперь мы говорим на одном языке. Но главное, это дало мне недостающий инструмент для творчества. Научившись кодингу, я смог сам выполнять технические задания — начиная от сборки приложения и заканчивая написанием анимаций. Я абсолютно уверен, что невозможно запустить IT-стартап, не умея программировать. По крайней мере, если есть желание сделать достойный продукт, способный конкурировать на мировом рынке и за который не стыдно. Если просто хочется снять сливки с восходящего тренда, наверное, это возможно.

Обсудить ()

Читать по теме

Новости партнеров