$ 63.3067.21$53.89
20 марта 2015 года в 15:55

Корпорация очень зла: Как «Яндекс» воевал с Google и нашёл себя

«Мы регулярно прыгаем выше головы. Это тяжело и больно, но так человек устроен»

Корпорация очень зла: Как «Яндекс» воевал с Google и нашёл себя

Морозным февральским днём совет директоров «Яндекса» обсуждал принципиальный шаг — прибегать к помощи государства в борьбе со злейшими врагами или нет. «Мы долго рефлексировали, взвешивали все обстоятельства, обсуждали всё вместе — надо или нет. И поняли, что выбора по большому счёту нет», — вспоминает Юрий Вечер, руководитель направления дистрибуции. «Яндекс» подал жалобу в антимонопольную службу на главного конкурента — Google. Никогда раньше компания, созданная интеллигентными программистами, не просила защиты у властей.

Выбора и правда не было: Google — мировой монополист на мобильном рынке, его система Android установлена на 85% устройств; в России — на 73%, по данным Comcon. Вместе с платформой от Google в телефоны попадают магазин Google, карты Google, музыка Google и другие сервисы. В большинстве смартфонов на Android поиск Google установлен по умолчанию. Если раньше телефоны Samsung, лидера продаж смартфонов, продавались всего с тремя приложениями Google, теперь предустанавливаются до 20.

Место сервисов «Яндекса» — на втором-третьем экране, стать поиском по умолчанию в смартфонах на Android практически невозможно. С этой ситуацией компания кое-как смирилась, но в прошлом году Google заключил с производителями новые соглашения, которые перевели два поисковика в режим сопротивления. В конце концов «Яндекс» обратился за помощью в ФАС.

«Секрет» разобрался, что скрывается за великим противостоянием и чем на самом деле Google всегда был для «Яндекса».

Вызов

«Мы ощущаем давление Google на себе как на поисковике, а что будет дальше?» — рассуждает Григорий Бакунов, директор по распространению технологий в «Яндексе». У Google множество сервисов, недавно он инвестировал в Uber. Означает ли это, что Uber будет единственным возможным приложением для предустановки в Android? «Судя по тому, как компания относится к поиску, можно предположить и такое», — заключает Бакунов.

Осенью 2014 года года Google якобы обязал российских производителей Fly, Prestigio и Explay подписать «секретное соглашение»: если они хотят устанавливать магазин приложений Play Store, то должны отказаться от сотрудничества с конкурентами, то есть с «Яндексом». Производители на этот счёт комментариев не дают. Аналитик Эльдар Муртазин считает, что объяснить отказ от сотрудничества давлением со стороны Google было просто удобно, на самом деле договоры с Google оказались выгоднее, они приносят производителям на порядок больше денег, чем работа с «Яндексом». «Компания не сталкивалась с тем, чтобы кто-то запрещал устанавливать сервисы Яндекса на мобильные устройства Lenovo», — рассказали «Секрету фирмы» в Lenovo.

В Google утверждают, что у «Яндекса» нет доказательств. Обвинения, поданные в ФАС, в компании ещё не видели. «За пользователями всегда остаётся право выбора. Они могут загрузить другие приложения, поменять настройки — у них есть полный контроль над тем, что находится на устройствах и как они этим пользуются», — поясняет «Секрету» директор по маркетингу Google в России Дмитрий Кузнецов.

Цель «Яндекса» — отделить операционную систему Android от поиска Google и других сервисов. В ФАС рассматривают обращение, состоящее из 200 страниц. Если комиссия увидит признаки нарушения закона о защите конкуренции, может обязать Google внести изменения в соглашения с производителями по России. Доля поиска на Android сейчас держится на уровне 44%, всего у «Яндекса» — 61%. Cможет ли «Яндекс» удержать свою долю с помощью антимонопольной службы?

Разминка

В сентябре 2003, когда до IPO Google оставался ещё год, а в компании «Яндекс» работало в сто раз меньше людей, чем сейчас, Ларри Пейдж и Сергей Брин вместе приехали в Москву. Они хотели познакомиться с российскими гениями, которые умудрились создать поиск раньше американцев. Аркадий Волож лично поехал встречать основателей у храма Христа Спасителя и привёз их в офис компании, тогда ещё на Вавилова, 40.

«Это была скорее встреча коллег-магов из разных НИИЧАВО — они делали поиск, мы делали поиск, что было редкостью в мировом масштабе», — рассказала Елена Колмановская «Секрету». Общались на английском, и только когда Пейдж выходил, иногда переходили на русский язык. «У нас почти случилась любовь», — вспоминал в интервью журналу Forbes потом эту встречу Илья Сегалович.

От неё осталась фотография, где на фоне логотипа Yandex Брин и Пейдж по-американски улыбаются, а Волож с Сегаловичем сохраняют очень серьёзный вид.

Команда Яндекса в первые годы существования

Google уже тогда присматривался к российскому рынку, а после встречи возникло идеальное решение — купить «Яндекс». «Они говорили простые и очень близкие нам вещи, — вспоминает Колмановская в Яндекс.Книге. — Счастье пользователя превыше всего, а деньги — дело наживное, что реклама не должна мешать».

Переговоры продолжались больше года, Google предлагал разные варианты, и оценка компании за это время выросла с $30 млн до $130 млн (деньгами и акциями). Но интересы обеих сторон безнадёжно разошлись. Переговоры закончились, когда в «Яндексе» поняли: никто не рассматривает их как полноправных партнёров. Лучшее, что ждало команду, — роль отдела в мегакорпорации. До прихода Google в Россию оставался год.

«Яндекс» долго чувствовал себя расслабленно — на фоне роста интернет-рынка выручка компании ежегодно удваивалась. В 2005 году она составляла $36 млн, в 2008-м уже $300 млн. К концу года, по данным Comscore, «Яндекс» стоимостью $3 млрд вышел на восьмую позицию в мире в списке самых дорогих интернет-компаний (лидер — Facebook, $9 млрд).

Раунд первый

После неудачных переговоров Google решил действовать сам. К моменту прихода в Россию его доля поиска в стране уже составляла 5%. Первый руководитель Google в России Владимир Долгов, кандидат физико-математических наук, говорил о борьбе с «Яндексом»: «Конкуренция — это основа бизнеса компании, ведь у нас аукционный механизм ценообразования на рекламу, есть соперничество рекламодателей, в результате которого появляется цена за клик».

У «Яндекса» было большое преимущество — он знал локальный рынок, поэтому выпускал свои сервисы быстрее и прорабатывал их лучше. Например, карты у «Яндекса» появились на год раньше, чем у конкурента. Поначалу Google никак не мог разобраться с морфологией — русский язык оказался слишком сложным.

Решать проблему стали глобально — с прицелом на другие рынки. Словоформы существуют во многих языках — например, в финском языке больше десятка падежей. «Обычно мы стараемся применять алгоритмы, которые работают сразу для большого количества языков. Морфологией занималась небольшая команда, в которую входили и русскоязычные инженеры», — вспоминает Ринат Сафин, глава московской команды поиска Google в России.

Несмотря на заминку в начале, Google развивался очень быстро. Через год он обогнал «Рамблер» и стал вторым по величине поиском в России. Ещё через год доля Яндекса с 60% упала до 54%. Волож вспоминает: тогда стало «реально страшно».

Успех первых лет Кузнецов объясняет качеством продукта — вроде как денег на рекламу и дистрибуцию в 2007-м не тратили. Он недоговаривает — несколько лет поисковик стоял по умолчанию в браузере Mozilla, который активно рос на российском рынке. В 2010 году Mozilla заработал на партнёрстве с Google 84% своей выручки. Так корпорация отработала приём, который теперь использует в работе с Android.

Конкуренция подстегнула «Яндекс». В 2009 году Волож и команда внедрили новый метод машинного обучения MatrixNet, который позволил сделать поиск существенно более точным. Компания отвоевала 4%. Расклад по итогу года — 58% против 23% в пользу России.

Раунд второй

Google чувствовал себя всё увереннее. Из стран, куда он заходил, не покорился только Китай, где давление властей оказалось слишком сильным. Поиск оставался основным продуктом, но компания обрастала всё новыми сервисами, раскидывая щупальца по всему интернету. Появился венчурный фонд, социальная сеть, маркет, инструменты для разработчиков и многое другое. Большинство сервисов Google локализовал для России. В распоряжении корпорации были лучшие умы Кремниевой долины, исследователи из американских институтов, аналитики и собственная лаборатория, в которой Брин и его команда занимались поисками технологий будущего.

«Яндекс» тоже старался заходить в разные рынки. Компания продолжала совершенствовать карты, развивала систему «Яндекс.Деньги», занялась дата-майнингом. В 2007 году открылась школа анализа данных. Но основным полем для конкуренции оставался поиск, именно он приносил обеим компаниям большую часть дохода.

В России поисковики гнались друг за другом как бегуны на марафоне — то один, то второй вырывался вперёд. В борьбу вступили маркетинговые бюджеты, и это стало едва не ли главным переломным моментом. На рекламу браузера Chrome Google потратил несколько миллионов долларов, ролики показывали на СТС, Ren-TV, MTV, «Муз-ТВ», «Россия-2», ТНТ, НТВ и «Россия-24».

Яндекс возмущался: Chrome сделал Google поиском по умолчанию и не предлагал пользователям альтернативы. Тем, кто всё же установил другой поиск, показывали предупреждение: «Расширение изменило поисковую систему, используемую по умолчанию. Вы можете восстановить прежние настройки».

Страница поиска «Яндекса» 1998 года

Google объясняет свои действия борьбой с несанкционированной сменой настроек. Например, с теми, что приходили через дистрибуцию партнёров «Яндекса». В то время компания внедряла пакет «Яндекс.Бар» на софт партнёров, преимущественно антивирусы. Если пользователь хотел скачать антивирус Касперского или Eset Nod, по умолчанию рекомендовалась версия с «Яндексом», которая меняла настройки в Chrome.

Доля поиска «Яндекса» в браузере Chrome, в том числе, благодаря этой хитрости, преобладала над долей поиска Google, соотношение изменилось только в прошлом июле. Сейчас в Chrome 40% пользователей ищут в Яндексе, на Яндекс.Браузере всего 4% пользуются поиском от Google.

В марте 2012 года «Яндекс» ждало ещё одно потрясение: соцсеть «ВКонтакте» приветствовала входящих всплывающей строкой: «ВКонтакте оптимально работает для Google Chrome». Павел Дуров утверждал, что это не коммерческое партнёрство, а инициатива сотрудников — пора пересаживать пользователей со старых браузеров. «Chrome сейчас самый быстрый и удобный [...] Если через какое-то время Chrome зазнается и на первое место по скорости и удобству выйдет какой-нибудь другой браузер, будем пиарить его».

«Яндекс» почувствовал себя догоняющим на собственной территории. Доля локального поисковика просела с 64% до 61%. После прихода Chrome в Россию компания срочно начала разработку «Яндекс.Браузера» на основе системы Chromium, он появился почти на 4 года позже выхода Chrome. Сегодня доля Chrome в России — 32,5%, доля «Яндекс.Браузера» — 6%. Битва браузеров оказалась проигранной.

Раунд третий

В 2005 году в Google уже знали, что будет next big thing. Компания объявила о создании Open Handset Alliance — сообщества мобильных разработчиков. Тогда же Google представил новую операционную систему, которую, в отличие от iOS, мог использовать любой производитель. Первые телефоны не обрели успеха. Пользователи воспринимали телефоны на Android как дешёвую замену iPhone. Но со временем и покупатели смартфонов, и, особенно, производители, оценили преимущества платформы.

Каждый производитель мог установить Android за отчисления ($0,7 за устройство), система появилась на новых моделях Samsung, HTC и других популярных брендов. По данным Gartner, в 2014 году Android преодолел отметку в миллиард установок, а в 2015-м должен вырасти вдвое.

Компании поняли, что попали в западню: остановить Android было невозможно. Попытки, впрочем, были. В 2012 году Samsung представил платформу Tizen на базе Linux. Ожидалось, что первыми на рынок выйдут смартфоны Samsung, затем Huawei, но этого не произошло. «У Tizen нет шанса стать популярной», — констатировал глава Huawei Ричард Ю. Противники Google уверены, что производители испугались гнева монополиста.

«Яндекс» тоже осваивал новые технологии и выпускал приложения. Адаптировал «Яндекс.Карты», прикрутил к ним «Яндекс.Пробки» и превратил каждый смартфон в полноценный навигатор. Позже запустил «Яндекс.Такси». Но как отвоевать долю мобильного рынка, чтобы не потерять Россию?

Страница поиска Google 1998 года

«Сейчас мобайл — самый быстрорастущий сегмент в плане роста рекламы, именно сюда стремятся все крупнейшие игроки, компьютеры и ноутбуки отходят на второй план. И здесь у Яндекса практически нет шансов обойти Google без партнёрства с ведущими производителями мобильных телефонов и поставщиков операционных систем», — говорит аналитик Руслан Смирнов из БКС .

«Яндекс» делал попытку подвинуть Google. В 2011 году компания купила разработчика приложений и игр для мобильных SPB Software и приступила к созданию собственной платформы, но затевать масштабную разработку в начале десятых было уже поздно. «Яндекс.Кит» появился через три года, когда Android занял уже около 80% мирового рынка. Прошивку поставили в смартфоны Explay, но через несколько месяцев производитель отказался от работы с «Яндексом». По словам человека, близкого к Explay, «сотрудничество им было не выгодно».

Создать альтернативный Google Play магазин приложений очень сложно. Разработчики не хотят адаптировать свой продукт под несколько разных платформ. Это обстоятельство губит Windows Phone, третью по популярности систему, которая теряет долю рынка. «7 из топ-10 приложений в Google Play сейчас не российские. Это ставит крест на идее о том, что какой-то локальный игрок может создать мировую экосистему», — говорит Бакунов из «Яндекса».

Нокаут

В одной из стэнфордских лекций известный предприниматель и инвестор Питер Тиль объясняет, почему «конкуренция — удел проигравших». Гораздо лучше не бороться за место на уже существующих рынках, а создавать новые. Конфликты отнимают время, поэтому нужно думать, как их избегать, и создавать монополии. В Федеральную торговую комиссию поступали жалобы на все великие компании: Apple, Amazon, сделку о покупке WhatsApp рассматривала антимонопольная служба.

Претензии к Google есть не только у «Яндекса». С монопольным положением поисковика борется ассоциация Fair Search, в которую входят Microsoft, Nokia и другие. Еврокомиссия расследует дела, связанные с поисковиком и Android одновременно.

Google вырвался вперёд и не ждёт отстающих. Пока «Яндекс» бился над внедрением «Яндекс.Кита», Google работал над голосовым поиском. На российскую компанию давит экономическая ситуация в стране. От былого блеска, когда она входила в десятку мировых интернет-компаний, не осталось и следа. В 2015 году «Яндекс» стоит всего $4,6 млрд, Facebook — $218 млрд, Google — $372 млрд. Разрыв с Google по количеству сотрудников, выручке и капитализации растёт, силы уходят на то, чтобы догнать лидера.

«Яндекс» попробовал выйти за пределы локального рынка, но за три года завоевал только 4,3% рынка в Турции (Google за пять лет в России отбил у локального игрока 21%). «Запуск таких популярных сервисов, как голосовая почта, только укрепляет доминирование глобального поисковика над местными игроками, и эту ситуацию вряд ли удастся переломить из-за слишком разного масштаба компаний, Яндекс будет сильным местным игроком, но справиться с Google он не сможет», — считает Смирнов из БКС.

«Яндекс» верит, что его браузер в 2015 году станет вторым в России после Chrome и поможет сохранить долю рынка. «Мы регулярно прыгаем через себя. Это тяжело и больно, но так человек устроен», — говорит Юрий Вечер.

«Они не умрут, если не завоюют Россию, а мы умрём, если её потеряем», — задумчиво отвечал Аркадий Волож на вопрос о том, почему Google не может покорить Россию. Исход битвы примерно ясен: ничья по поиску на десктопе, проигрыш по поиску в мобайле.

Но у российской компании не пропали лидерские амбиции. «Яндекс» продолжает исследовать большие данные, учится лучше понимать пользователей, запускает новые сервисы (к «Яндекс.Маркету», «Яндекс.Такси» и другим недавно добавился «Яндекс.Мастер»), инвестирует в геологоразведку.

«Don’t be evil», гласит девиз Google, хотя внутри компании идёт дискуссия насчёт того, не стала ли сама «корпорация добра» злом. Так или иначе, вся история «Яндекса» — о том, что со злом, конечно, надо бороться и, хоть эта борьба обречена, сильный противник заставляет искать ниши, где у тебя есть преимущества, и концентрироваться на том, что умеешь лучше всех.

Обсудить ()

Читать по теме

Новости партнеров