$ 63.3067.21$54.33
13 марта 2015 года в 17:01

8 историй специалистов, которые уволились и начали свой бизнес

Врач, клерк, строитель и другие

8 историй специалистов, которые уволились и начали свой бизнес

Сокращают сотрудников или планируют это сделать около 60% российских компаний, свидетельствует исследование Job.ru. В кризис 2008 года подобная ситуация стимулировала рост предпринимательской активности. В тот период запустились успешных российские стартапы — платформа для интернет-магазинов Ecwid, онлайн-молл Wikimart, образовательный сервис Webinar и другие.

В нынешний кризис опять сокращают маркетологов, банкиров, юристов и других, но теперь к списку добавились, например, ещё врачи и строители. «Секрет» поговорил с представителями этих профессий, которые придумали свои проекты после того, как их уволили, или уволились сами, решив, что кризис — лучшее время для старта.

Почему сокращают: К февралю 2015 года в одной только Москве в ходе реформы здравоохранения были уволены 8 300 медиков.

Эдуард Тимбаков, проект «Создание устройства для оперативного лечения артериальной гипертензии»

Я работал хирургом в клинической больнице «Медси», но её закрыли. Потом устроился в Домодедовскую центральную городскую больницу, спустя четыре месяца там сократили ставку хирурга и я снова остался без работы. Решил заняться своим проектом.

В студенчестве я много читал о лечении повышенного артериального давления. Что это можно делать хирургически с помощью специального аппарата, известно ещё с середины XX века. Но тогда не было тех технологий и инструментов, что есть сейчас, — ради небольших манипуляций приходилось делать большие разрезы. В 2006 году американские коллеги запатентовали такой аппарат — The Symplicity Spyral Catheter. В России его используют уже более десяти клиник. Но рынок ещё пуст. Я собрал команду из девяти человек, врачей и инженеров, — мы планируем стать их серьёзным конкурентом.

Над проектом мы работаем с лета 2014 года. У нас пока нет прототипа и даже названия. Только идея, но мы уже выиграли грант «Умник» в 400 000 рублей от Фонда Бортника. Также мы подавали заявку на сколковский конкурс «Моя идея для России 2015», и нас пригласили на Зимнюю школу Открытого университета Сколково. Нам бы хотелось стать резидентами Сколково.

Недавно мы попали на мероприятие стартап-акселератора LaunchGurus. Получили там большое количество положительных отзывов и познакомились с инвестором, который заинтересовался проектом. Он спросил, сколько нам нужно денег. А я врач, а не бизнес-аналитик и с потолка взял цифру в два миллиона. Он спросил, в какой валюте. Я ответил: «В рублях». Он бросил: «А, ну это несерьёзно», и мы обменялись почтой. Теперь я готовлю презентацию, чтобы окончательно убедить инвестора. У нас есть экономист в команде. Он сказал, что на 2 млн рублей такой бизнес не построишь, но на первом этапе пригодится и столько.

Почему сокращают: В крупных городах России из-за падения спроса закрываются рестораны. По оценкам главы Департамента торговли и услуг Москвы Алексея Немерюка, к концу 2015 года только в столице закроется 10–15% кафе и ресторанов (такие же цифры называет Федерация рестораторов и отельеров России). Ресторанный бизнес переживает если не кризис, то падение спроса во многих регионах — например, в Екатеринбурге и Казани.

Максим Агашков, основатель кафе «Выпечка и плов»

Я больше десяти лет проработал в заведениях Аркадия Новикова. Начинал с позиции бармена в кафе Vogue, быстро построил карьеру и два года назад в качестве генерального директора открывал, пожалуй, его самый амбициозный проект — ресторан «Высота 5642». Проработав там год, я задумался о своём проекте.

Я сразу понял, что нужно открывать недорогое заведение. С середины прошлого года в ресторанном бизнесе всё меняется кардинально. Продуктовые санкции заставили всех искать местных поставщиков, но те были не готовы к таким объёмам отгрузок — в московских ресторанах импорт составлял 50%. Скакнул доллар: большинство договоров было подписано в условных единицах. Кто-то успел зафиксировать ставку, кто-то съехал, а я понял, что салаты за 1500 рублей в ближайшее время будут продаваться в паре десятков избранных мест.

В конце декабря моё заведение «Выпечка и плов» открылось недалеко от метро «Таганская». Оно небольшое, в стиле стритфуд. Его миссия: вкусная еда за разумные деньги. В общей сложности я вложил около 800 000 рублей из своего кармана. Главное было найти недорогое помещение. Аренда уже подешевела на 30% в сравнении с летом. Место не самое проходное, но наша задача — чтобы те, кто приходит, приходили вновь и рекомендовали друзьям.

Все наши горячие блюда стоят не дороже 200 рублей. Готовим 70–80 порций плова в день и продаём по 159 рублей, лагман стоит 179 рублей, а манты – 199. Аналогичные блюда в «Чайхоне» и «Чайхоне №1» стоят в 2–2,5 раза дороже.

Основной поток посетителей пошёл спустя две недели после открытия, когда закончились новогодние праздники. Отработав месяц, мы вышли на точку безубыточности. Сейчас у нас есть небольшая прибыль. Теперь я думаю о том, чтобы сделать этот проект сетевым.

Почему сокращают: За последний год в списке банков, прекративших деятельность вследствие ликвидации или отзыва лицензии Центробанком, появилось более ста новых названий. К концу 2014 года ставки по многим кредитным продуктам выросли, ключевая ставка взмыла до 17% — на этом фоне банки ужесточили требования к заёмщикам и планируют в 2015 году выдать как можно меньше кредитов. Глава Сбера Герман Греф выразил опасения, что сохранение низких цен на нефть чревато «масштабнейшим банковским кризисом».

Андрей Петров, сооснователь Модульбанка

Я и мои партнёры, Олег Лагута и Яков Новиков, много лет работали в Сбербанке на топовых должностях. Я — начальником управления малого бизнеса, Латуга — руководителем офиса стратегического менеджмента в корпоративном блоке, Новиков — руководителем разработки продуктов для малого бизнеса. Мы решили придумать специализированный банкинг для предпринимателей. Но в Сбербанке, как и в любой крупной структуре, на воплощение идеи требовалось время. Нам хотелось сделать это как можно быстрее.

Мы уволились и в июле 2014 года начали разработку, а в ноябре в тестовом режиме подключили первых клиентов. В декабре открыли офиc. Помимо стандартных функций банковских приложений — открытие счетов, переводы, валютные операции — мы предоставляем малому бизнесу услуги дистанционного бухгалтера, юриста и бизнес-ассистента. Приехать к нам в офис достаточно один раз — дальше всё обслуживание происходит дистанционно.

На старте у нас было два варианта: строить банк с нуля или заключить договор с другим банком. Второй вариант гораздо быстрее. Искали банк-партнёр мы недолго. Мы проанализировали информацию о банках и выбирали те, где прозрачная структура акционеров и надёжная финансовая система. Варианты, где были проблемы с лицензией, а также зарегистрированные на Кипре банки, выдающие беззалоговые кредиты, мы не рассматривали. Банк «Региональный Кредит» подходил под наши требования, и он быстро ответил на наше предложение. Банк инвестировал в наш проект 600 млн рублей. На точку безубыточности Модульбанк планирует выйти через 2 года. А окупить инвестиции — через 3 года.

Спад в экономике для нашего бизнеса не критичен. Сервис помогает оптимизировать бизнес и снизить риски, что особенно важно в кризис. Кроме того, в такое время ресурсы становятся доступнее. Например, можно нанять высококвалифицированный персонал за меньшие деньги.

Почему сокращают: Коммуникационное агентство PRT опросило 70 крупнейших компаний-рекламодателей в России и выяснило, что в связи с кризисом 36% из них планируют сократить расходы на связи с общественностью в 2015 году.

Алена Макова, основательница Podarking

Я девять лет работала директором по PR в разных компаниях, а в 2014 году поняла, что хочу начать своё дело — работать день и ночь лучше на себя, чем на дядю. В кризис бюджеты компаний уменьшились, но рынок остался, и заказы есть. Ко мне присоединилась моя коллега, и мы решили открыть компанию, которая создаёт необычные подарки для корпоративных и частных клиентов. Позже к нам присоединился ещё один партнёр, она до того уже работала в сфере подарков.

Мы начали в августе. Первых клиентов я искала с помощью личных контактов. На первый заказ потратила около 600 000 рублей из своего кармана, но эти деньги сразу вернулись. Потом мы стали работать по предоплате. Компании начали находить нас сами. В основном это крупные сервисные компании, которым важно развивать отношения с клиентами. За три месяца, с ноября по январь, оборот составил 6 млн рублей. Всего было около 20 клиентов.

Для каждого клиента мы придумываем что-то своё и берём на себя производство. Например, для газовой компании мы придумали игру «Газовая монополия». Для компании по подбору руководителей — коробку имбирного печенья, каждое печенье — деталь, из них предлагалось собрать идеальную команду топ-менеджеров.

Если раньше стоимость подарков была 2 000 рублей, то сейчас уже 1000. Чаще стали делать съедобные подарки — они дешевле. Тут на первый план выходят креатив и гибкость — мы умеем находить интересные и недорогие решения.

Почему сокращают: По прогнозам Минстроя России, в 2015 году объёмы строительства жилья могут сократиться на 10–15%, а сумма выданных ипотечных кредитов — в два раза (до 800 млрд рублей).

Сергей Минзар, основатель компании по оперативной доставке строительных материалов ODSM

Я работал коммерческим директором в строительной компании «Мосмонтаж» — занимался инженерными сетями, электрикой, водой, отоплением. В какой-то момент я понял, что услуги по снабжению на аутсорсе обойдутся компаниям дешевле, чем содержание собственного штата. Уволился и создал свою компанию, которая занимается доставкой материалов для служб эксплуатации.

Кризис? Для нас это точно время возможностей. Компании сокращают издержки, а мы как раз предлагаем аутсорс, который обходится дешевле, чем содержание собственного штата. К тому же нам удаётся снизить цены за счёт оптовых закупок. Например, строителю нужно 2 км кабеля в месяц, а мы закупаем сразу 200 км, а значит, в розницу можем продавать дешевле.

Компанию я зарегистрировал в 2014 году. В студенческие годы научился программировать, поэтому сайт сделал сам, привлёк пару раз дизайнеров на аутсорсе. На старт потратил около миллиона рублей из собственных сбережений. Оборот составил около 3 млн рублей в месяц. За полгода удалось выйти на точку безубыточности. Потом через однокурсника вышел на инвестиционную компанию EFF. Им проект понравился. Думаю, в течение 2–3 месяцев инвестиции отобьются.

Почему сокращают: Компании режут маркетинговые бюджеты, снижается востребованность специалистов, которые не работают конкретно под рост продаж. По данным исследования iMARS Communications и Big Fish Recruitment, в сфере маркетинговых коммуникаций в 2014 году на одно предложение со стороны работодателей приходилось 6 резюме соискателей.

Татьяна Шараева, управляющий партнёр офисного пространства Meeting Point

Я 10 лет работала маркетологом в «Аэрофлоте», затем — в «ВТБ Недвижимости». Когда столкнулась с рынком недвижимости, поняла, что в России есть свободный сегмент рынка — коворкинги премиального уровня. Первый такой коворкинг появился в Лондоне в кризисном 2008 году, а по всему миру они стали активно расти через четыре года. Сейчас в Лондоне уже больше 20 премиальных коворкингов.

Сначала я сомневалась, заняться ли этим бизнесом в кризис. Но после анализа рынка стало понятно, что время подходящее. Для владельцев бизнеса и топ-менеджеров, которые уже перенесли офисы своих компаний за пределы Третьего транспортного кольца и МКАД, Meeting Point — это возможность сократить представительские расходы. Встречу в офисе за МКАД наши клиенты никогда не назначат, а на кофе в лобби Marriot или обед в дорогом ресторане можно потратить больше 3 000 рублей. Переговорная комната у нас обойдётся в 3 000 рублей в час, при этом в цену включены горячие и холодные напитки, небольшие закуски и фрукты.

В марте 2014 года я подписала договор аренды по старым ценам на половину пятого этажа в деловом центре «Москва». Наши окна выходят на Госдуму, у «Москвы» большой подземный паркинг и три станции метро в шаговой доступности. Сейчас можно было бы снять такое помещение дешевле, но мы уже сделали дорогой ремонт, да и у нас есть договорённость о валютном коридоре — арендодатели зафиксировали курс.

У нас уже есть постоянный поток клиентов. В день бывает от 30 до 150 человек. Наши переговорные трансформируются в мини-конференц-залы, где почти каждый вечер проходят какие-то мероприятия — тренинги, семинары.

В Meeting Point несколько независимых инвесторов, не принимающих участия в операционной деятельности, вместе со мной вложили порядка 2 млн евро. При благоприятном раскладе окупим расходы в течение 2,5–3 лет.

Почему сокращают: По данным кадрового агентства Engineering People, в 2015 году будет сокращено до 30% юристов. Кризис — тяжёлое время для тех сотрудников, кто не приносит деньги в текущий момент, а работает на обеспечение компании в целом.

Виктория Пашкова, адвокатская деятельность

После университета я устроилась в компанию, которая занималась юридическим консалтингом. Специализировалась на семейном праве. Проработав полтора года, решила уйти после эмоционально тяжёлого процесса по лишению родительских прав. В суде опрашивали ребёнка. Но заседание длилось так долго не из-за того, что его интересы были нарушены, а ради защиты репутации безответственного родителя.

Потом я стала работать в политической партии. Больше года проработала там с бумажками и поняла, что снова хочу работать с людьми. Я начала искать работу в консалтинге, и оказалось, что из-за кризиса найти хорошую работу стало слишком сложно. Для меня это стало поводом начать собственное дело — люди разводятся и рожают даже в кризис. В сентябре 2014 года я получила статус адвоката и начала формировать свою практику по семейному праву.

Первые 100 000 рублей пришлось потратить на сайт и визитки. Раньше я и не знала, что свой сайт — это так важно и страницей «ВКонтакте» не обойтись. Сейчас у меня есть постоянный поток клиентов — порядка 7 человек в месяц. Консультация стоит 5 000 рублей в час (в эту сумму также входит стоимость договора, если требуется составление правовых документов или представление интересов в суде). Также есть клиенты с долгоиграющими спорами. Например, если решается вопрос о месте жительства ребёнка, то дело может длиться около полугода и стоить 150 000–160 000 рублей.

У меня нет офиса, и некоторых это смущает. Люди не понимают, что эффектный офис никак не влияет на качество услуг. Вместо того чтобы приглашать к себе, я приезжаю в удобное для клиента место. Это подкупает.

Первые деньги уже давно вернулись, да и всё, что я зарабатываю, — это прибыль, так как никаких расходов у меня нет. Иногда я помогаю бесплатно. Например, однажды я прочитала историю бразильянки Марианы Косты на странице Алёны Поповой в фейсбуке. Алёна искала адвоката, на которого у Марианы не было денег. Эта девушка познакомилась в Бразилии с гражданином России, переехала к нему, вышла замуж и родила ребёнка. После ссоры муж увёз ребёнка в неизвестном направлении. Мы нашли ребёнка и вернули его Мариане, сейчас идёт процесс, который определит место жительства дочки.

Еще до этой истории я была медийной персоной, меня часто приглашали на телевидение, что помогало продвигать свои услуги. История Марианы помогла мне привлечь внимание общественности к тем проблемам, разрешением которых я занимаюсь.

Почему сокращают: С целью оптимизации издержек компании всё чаще отказываются от консалтинга, тренингов, обучения персонала.

Полина Рычалова, совладелец Tender Bean

Я работала HR-специалистом в крупных компаниях, где занималась обучающими программами и развитием персонала, а потом ушла в декрет. В 2014 году я должна была выйти на работу, но решила, что смогу открыть собственные образовательные проекты. Тем более они не требовали существенных вложений и не влекли за собой риски.

Я позвала в бизнес свою коллегу, и мы вложили 100 000 рублей в проект Tender Bean — это однодневные офлайн-тренинги, которые посвящены воспитанию детей. Наша целевая аудитория не только родители, но и няни, учителя, воспитатели, которые хотят лучше понимать внутренний мир ребёнка и помогать ему развиваться гармонично. Мы нашли партнёров, которые бесплатно предоставляют нам площадку для наших мероприятий, потому что разделяют наши ценности.

Пока Tender Bean не приносит постоянного дохода, но мы планируем запустить вебинары и 2–3 дневные программы обучения, которые расширят аудиторию. Также мы запустили онлайн-платформу Selfmama — для тех, кто хочет совместить материнство и карьерный рост. Пока это социальный проект, на его запуск мы собрали 166 000 рублей с помощью краудфандинга.

Фотография на обложке: Kiyoshi Ota/EPA

Обсудить ()

Читать по теме

Новости партнеров