13 марта 2017 года в 18:44

Уральский прокат: Евгений Рогозин вывел «Премьер зал» в топ-3 киносетей России

Больше экранов только у «Синемапарка» и «Формулы кино»

Уральский прокат: Евгений Рогозин вывел «Премьер зал» в топ-3 киносетей России

65-летний предприниматель из Екатеринбурга Евгений Рогозин всегда был лёгок на подъём и быстро принимал решения. В начале 1990-х он колесил по России, продавая игровые автоматы, потом спонтанно уехал в Канаду, где зарабатывал на жизнь доставкой пиццы, в 1998 году вернулся в Екатеринбург, чтобы открыть образцовый кинотеатр, а в итоге построил федеральную сеть «Премьер зал». В начале этого года она обогнала «Каро» и вышла на третье место в стране по числу экранов.

Отличие «Премьер зала» от «Каро» и других крупнейших игроков состоит в том, что у Рогозина только шесть кинотеатров с 20 залами находятся в собственности, а ещё 167 кинотеатрами с 247 залами его компания управляет по договорам репертуарного планирования. Общая выручка всех кинотеатров «Премьер зала» от продажи билетов в прошлом году, по собственным данным компании, превысила 1,1 млрд рублей.

«Секрет» расспросил Евгения Рогозина об истории «Премьер зала», особенностях его бизнес-модели и новых планах.

Канадский стиль

Евгений Рогозин родился в селе Егоршино в 100 км от Екатеринбурга. Отец работал шахтёром, мать — бухгалтером. После учёбы в Уральском государственном лесотехническом университете и службы в армии будущий предприниматель три года работал швейцаром в екатеринбургском ресторане, потом устроился в компанию «Росаттракцион» и несколько лет ездил по стране, продавая игровые автоматы вроде «Морского боя», а затем улетел жить в Ванкувер, куда его позвал друг, перебравшийся в Канаду чуть раньше.

Работу по специальности сходу найти не получилось, эмигрант купил за несколько сотен долларов старый автомобиль и стал развозить пиццу. Тщеславие ему, как он говорит, не свойственно, а зарплаты и чаевых хватало не только на аренду жилья и еду, но и на развлечения вроде посещения кинотеатров или уроков тенниса, которым он тогда увлёкся. Жизнь постепенно налаживалась, но спустя короткое время Рогозин всё равно засобирался обратно в Россию — к пожилым родителям и сыну-десятикласснику, который, по словам его матери, начал отбиваться от рук.

Вернуться хотелось с идеей бизнеса, и Рогозин решил, что может попробовать открыть дома кинотеатр, который удивит екатеринбуржцев канадским уровнем качества: чёткой картинкой, объёмным звуком, мягкими креслами и дружелюбным персоналом. Специалистов, которые могли бы его проконсультировать, он искал в газетах объявлений. Предприниматель обзванивал всех, кого там находил, объясняя на ломаном английском, что мечтает открыть в России идеальный кинотеатр, и многие, как ни странно, охотно советовали русскому, с чего начать, рассказывали, какое ему потребуется оборудование.

Первые экраны

Вернувшись в Екатеринбург в 1998 году, Евгений Рогозин занял у друга, которого не называет, стартовые $20 000 и договорился с уральским отделением Союза кинематографистов об аренде зала на улице Луначарского. По истечении десятилетнего договора предприниматель обязался оставить арендодателю новый экран, звук и кресла. Слетав в Канаду за оборудованием и распорядившись насчёт его монтажа, предприниматель отправился в Москву за фильмами. Полезных знакомств в столице у него не было, поэтому привезти получилось только одну плёнку. За копию второй части боевика Mortal Kombat предприниматель, как он сейчас вспоминает, отдал дистрибьютору примерно $2500.

Копия была на английском языке, и Рогозину пришлось посадить в зал арт-директора соседнего клуба, который вживую зачитывал перевод во время первых сеансов. Тем не менее билеты продавались влёт. «Проблема была не в том, чтобы заполнить зал, — приходилось ломать голову, где бы найти ещё стул или скамейку, чтобы посадить всех желающих», — вспоминает бизнесмен. Качественные звук и картинка, мягкие кресла, бар с напитками и попкорном в фойе, а также сотрудники в нарядной корпоративной форме, провожающие опоздавших с фонариками в руках, сделали своё дело.

За год работы Рогозин рассчитался с долгами, а ещё через год задумался о расширении бизнеса. Постепенно сеть «Премьер зал» выросла до шести кинотеатров c 20 залами в Екатеринбурге и Свердловской области. В прошлом году они, по собственным данным компании, заработали на продаже билетов 157,5 млн рублей. Но это лишь небольшая часть бизнеса «Премьер зала».

С начала 2000-х компания Рогозина прирастает новыми площадками за счёт так называемых договоров репертуарного планирования, которые заключает с небольшими провинциальными кинотеатрами. Вместе с ними под управлением «Премьер зала» уже 167 кинотеатров с 247 залами. По числу залов это третий результат в стране после «Синемапарка» (39 кинотеатров с 348 залами) и «Формулы кино» (35 кинотеатров с 263 залами), а по числу кинотеатров — первый с большим отрывом. Всего в России сейчас 1387 кинотеатров с 4372 залами, подсчитала в начале года «Невафильм Research». В прошлом году, согласно собственным данным компании, выручка 156 партнёрских кинотеатров «Премьер зала» от продажи билетов составила 989,5 млн рублей.

Открытый показ

В 1999 году Евгений Рогозин поехал на кинорынок в Адлере за копией «Сибирского цирюльника» — почему-то он был уверен, что новый фильм Никиты Михалкова окажется очень успешным. Студия «Тритэ» разрешила показывать фильм в течение года за 50% выручки от продажи билетов, и это, как потом оказалось, была очень выгодная сделка. Билеты, по воспоминаниям Рогозина, раскупались на месяц вперёд.

Интерес зрителей не иссякал, но кинотеатрам Рогозина нужно было показывать и другие фильмы. Чтобы не терять деньги, бизнесмен согласился за 10% выручки от продажи билетов поделиться плёнкой с владельцами кинотеатров из соседних городов, у которых «Сибирского цирюльника» не было. Так, благодаря сотрудничеству с небольшими кинотеатрами из Нижнего Тагила, Серова и Каменска-Уральского и родилась бизнес-модель, которая спустя годы вывела «Премьер зал» в лидеры рынка.

Чтобы больше зарабатывать, «Премьер зал» начал предлагать партнёрам не только свои фильмы, но и помощь в организации бизнес-процессов, покупке нового оборудования, изготовлении плакатов и прочих рекламных материалов. Первыми партнёрами «Премьер зала» стали кинотеатры, которым Рогозин возил «Сибирского цирюльника», привлечением новых занялся специальный отдел. Условия сотрудничества с каждым кинотеатром обсуждаются индивидуально. Примерные суммы в компании не называют, но отмечают, что обычно «Премьер зал» получает от двух до десяти процентов выручки от продажи билетов.

Самый сильный рывок «Премьер зал» сделал в 2016 году, когда к сети Рогозина присоединились 65 кинотеатров. Большую роль в этом сыграла программа «Год российского кино», в рамках которой Министерство культуры и Фонд кино раздавали субсидии организациям, которые занимаются кинопоказом в малых городах. Чтобы получить предусмотренные программой 5 млн рублей (её общий бюджет — 700 млн, а всего «Года кино» — порядка 3,5 млрд), нужно выполнить единственное условие — заполнить репертуар российским кино хотя бы наполовину. «У получателей этих денег — в основном это бывшие советские дома культуры — мало опыта, самостоятельно работать над репертуаром они не могут, поэтому им приходится входить в состав "Премьер зала" или других сетей», — комментирует ведущий аналитик компании «Невафильм» Ксения Леонтьева.

Как и в случае с прежними партнёрами, за процент от выручки «Премьер зал» формирует репертуар, налаживает работу, устанавливает специальную кассовую программу и помогает с покупкой оборудования. Ещё в 2004 году вместе с сыном Станиславом основатель «Премьер зала» открыл компанию, которая занимается поставками и обслуживанием оборудования для кинотеатров, являясь российским дистрибьютором американской Magna Tech Electronic. На сайте компании сказано, что она уже оснастила более 150 цифровых кинотеатров, домов культуры, театров, культурно-развлекательных и торговых центров (кроме того, клиентами названы ЛУКОЙЛ, Континентальная хоккейная лига, а также «различные федеральные и региональные министерства, другие частные и государственные компании»). «Кинотеатры покупают оборудование где они хотят, и к возможному партнёрству с нами это отношения не имеет», — уточняет Рогозин.

Продолжение следует

Евгений Рогозин говорит, что и дальше будет развивать бизнес за счёт договоров об оказании консультационных услуг («Здесь немножечко, тут — ещё немножечко» — так он формулирует свой главный бизнес-принцип), но ещё он хочет запустить франшизу. Пассивные инвесторы, по мнению предпринимателя, будут подходить к ведению дел более ответственно, чем руководители некоторых провинциальных кинотеатров, которые после отъезда сотрудников «Премьер зала» иногда расслабляются и начинают сквозь пальцы смотреть на пригоревший попкорн или неряшливый вид персонала.

Операционным управлением сетью кинотеатров уже давно занимается владелец 10% акций «Премьер зала» Владимир Петелин, который начинал работать в компании билетёром, поставками и обслуживанием оборудования занимается Станислав Рогозин. Основатель бизнеса сейчас живёт в Торонто. В его ведении стратегия и новые проекты. Помимо франшизы это прокат и производство коротких фильмов с дополненной реальностью, которые «Премьер зал» уже показывает в Екатеринбурге, и реконструкция кинотеатров на Кубе. Последним проектом он занимается вместе с президентом Magna Tech Electronic Стивеном Крамсом, с которым дружит с 2004 года, при поддержке местных властей. «У нас был хороший опыт в России, и мы понимаем, что, если есть такая возможность, надо всегда работать вместе с государством», — объясняет Рогозин.

Мнения

1

Ольга Зинякова

Президент сети кинотеатров «Каро»

Из плюсов «Премьер зала» можно назвать широкую географию, кинотеатры этой сети есть в большом количестве регионов. Но, учитывая, что в большинстве кинотеатров сети — как в собственных, так и в тех, что находятся в управлении, — один или два зала, давать оценку этому бизнесу преждевременно.

В кинотеатральном бизнесе есть два основных показателя — бокс-офис и посещаемость. По этим показателям рейтинг игроков не меняется уже несколько лет. Количество залов не является знаковым и значимым критерием. Кроме того, важно разделять собственные кинотеатры и кинотеатры в управлении. «Премьер зал» вошёл в тройку по числу залов именно за счёт увеличения числа партнёрских однозальных и двухзальных кинотеатров.

В последнее время однозальным кинотеатрам в регионах приходится тяжело. Из наших исследований мы знаем, что люди приходят в кинотеатры, чтобы посмотреть новый фильм в обстановке, которая не может быть воспроизведена дома. Это означает, что успешный современный кинотеатр должен представлять собой большой мультиплекс с мощной звуковой системой, удобными креслами и разнообразным контентом. Региональные кинотеатры не всегда могут предложить посетителям такой опыт.

2

Ксения Леонтьева

Ведущий аналитик компании «Невафильм»

Модель централизованного репертуарного планирования одним крупным игроком, берущим на себя переговоры с прокатчиками, впервые была предложена «Премьер залом» из Екатеринбурга и «Монитором» из Краснодара. Дело в том, что дистрибьюторы (особенно представители голливудских студий-мейджоров) выставляют очень жёсткие условия получения фильмов. Это и минимальные гарантии за право показа первым экраном, и большое количество требуемых сеансов, и даже пакетные сделки сразу на несколько фильмов. В одиночку малым кинотеатрам достаточно сложно противостоять этому давлению.

Почему модель репертуарного планирования становится всё более популярной? Причина тому — программа Фонда кино по выделению субсидий (5 млн рублей) на закупку оборудования цифрового кинопоказа в малых городах. Было уже три конкурса, по которым порядка 450 залов получили деньги; более 200 — открылись, остальные должны начать работу до конца 2017-го или в 2018 году. Минкультуры и Фонд кино обещают проводить такие конкурсы и в этом году. Большинство залов, получающих субсидии, расположены в городах с населением до 100 000 жителей (в среднем — до 20 000). Вести бизнес в таких местах рискованно (есть опасность не окупить инвестиции), поэтому государственные субсидии, безусловно, нужны. Но у их получателей часто очень мало опыта, поэтому они и входят в состав сетей. И «Премьер зал» — важный, но далеко не единственный игрок на этом поле.

Такие объединения не очень устойчивы. Причём именно в «Премьер зале» один из самых высоких уровней текучки. Кинотеатры в составе этой сети постоянно меняются, и управлять такой рыхлой структурой достаточно тяжело. Но, к чести «Премьер зала», надо отметить, что у компании есть для этого ресурсы. Например, у неё есть своя техническая служба, которая не только устанавливает оборудование, но и обслуживает его. «Премьер зал» регулярно проводят курсы повышения квалификации для сотрудников своей сети, а также организует на Урале встречи представителей кинотеатров и знакомит их с новыми фильмами (своеобразные кинорынки на местах для тех, кто не может себе позволить ездить на такие мероприятия в Москву) и т. д.

3

Александр Лужин

Исполнительный директор компании Movie Research

Есть много мелких фирм, которые занимаются репертуарным планированием для отдельных кинотеатров и живут на этом вполне нормально. Если к этому занятию подходить серьёзно и с размахом, как это делает «Премьер зал», то, естественно, это вырастает во вполне хороший (хоть и не очень простой) бизнес.

То, что «Премьер зал» активно развивается и помогает небольшим кинотеатрам в малых городах, вовлекая их в свою сеть, — большая заслуга Евгения Рогозина и сети в целом. Это очень здорово, потому что у небольших кинотеатров есть большие трудности и с техническим обеспечением работы, и с подбором персонала. Не так давно «Премьер зал» стал организовывать встречи с участниками своей сети, на которых большое внимание уделяется обучению руководителей.

Но что касается места в рейтинге, то всё-таки очень сложно напрямую сравнивать «Премьер зал» с сетями, которые управляют десятками собственных кинотеатров. У них совсем другие системы управления, вложения и распределения ответственности между кинотеатром и сетью.

Фотографии: Александр Карнюхин / «Секрет фирмы»

Обсудить ()
Новости партнеров