13 марта 2017 года в 16:16

На доступной игле: Почему наркотики во всём мире не дорожают уже больше 20 лет

Инфляция здесь бессильна

На доступной игле: Почему наркотики во всём мире не дорожают уже больше 20 лет

В 2006 году квадратный метр первичного жилья стоил 36 000 рублей, сейчас — 51 000. Килограмм говядины поднялся в цене с 131 рубля до 315 рублей, бутылка водки — с 166 до 560 рублей, билет в театр подорожал на 226%. Дорожают одежда, продукты питания, услуги. И только стоимость одного типа потребительского товара не меняется, а то и падает — во всём мире наркотики дешевеют уже не первое десятилетие. «Секрет» разобрался в этом нелогичном с точки зрения экономики явлении.

Что говорят потребители

Единственным источником информации по ценовой динамике запрещённых препаратов в нашей стране до недавнего времени являлась ФСКН, расформированная в мае 2016 года. Служба приводила неполную и нерегулярную статистику о колебании цен. Её представители иногда сообщали о внезапном росте цен на тяжёлые наркотики — разумеется, по причине эффективной работы службы. В их данные об инъекции героина за 4500 рублей верить сложно. Серьёзные научные исследования о российском рынке отсутствуют. Поэтому мы обратились с вопросами о ценах напрямую к потребителям (их имена изменены).

Михаил (Екатеринбург): «Когда мы начинали употреблять, лет 15–20 назад, единица героина ["чек", около 0,1 г. — Прим. авт.] стоила 100 рублей. Сейчас продают граммами и по 5 г. Цена грамма — от 1000 до 1500 рублей. 5 г обойдутся в 5000».

Валерия (Тольятти): «Употребляю опиаты более 30 лет. Цена жёстко держится на одном уровне. В течение последних лет восьми — 1000 рублей за грамм героина».

Алексей (Санкт-Петербург): «Бошки [соцветия женских растений конопли с повышенным содержанием ТГК. — Прим. авт.] всегда шли по 700 рублей за грамм. После кризиса у многих цены подросли: теперь могут спокойно и по 1000 продавать. Но средняя всё равно остаётся на уровне 700–800 рублей, как и пять лет назад».

Что говорят продавцы

Мы также поговорили с двумя мелкими дилерами. Один живёт в Санкт-Петербурге и время от времени торгует марихуаной. Второй самостоятельно производит на продажу амфетамин и курительные смеси в Новосибирске. Оба отметили стабильность цен и лишь незначительный рост после валютного скачка зимы 2014 года.

Владимир (Санкт-Петербург): «Продажами занимаюсь лет пять-семь. Беру оптом: чем больше, тем выгоднее. 100 г бошек можно взять за 30 000 — 35 000 рублей. Я держу цены на общепринятом уровне: за грамм беру 700 рублей, от 10 Г в одни руки — можно и за 600. Хотя кто-то бошку и за 1000 банчит, особенно если эксклюзивный сорт».

Сергей, Новосибирск: «Когда я только приехал в Новосибирск в 2006 году, обычная трава из Казахстана стоила 300 рублей за коробок. Вскоре подросла до 350, позже — до 500 рублей и на этом уровне держалась довольно долго. Потом эта трава стала эксклюзивом, цена дошла до 1000 рублей. Потом вообще исчезла, остались одни спайсы. Сейчас той обычной травы днём с огнём не сыщешь — только шишки [соцветия], которые выращивают чуваки в квартирах, по ценам, как в курортных городах Европы. То есть от 2000 рублей за грамм, хотя можно и за 5000 найти. Десять лет назад было по 1500. Себестоимость 50 г чистого амфетамина — примерно 800 рублей. Если вмешать ещё серной кислоты, то получится примерно 300 г. Оптом продаю грамм за 1000–1500 рублей. В рознице — 2000–3000 рублей за грамм. Пожалуй, за последние лет пять цены никак не изменились, разве что в клубах существенные надбавки, до 5000 рублей за грамм».

О чём говорят исследования

Европейские и американские исследования подтверждают: цены на запрещённые наркотики не просто стагнируют, но и вовсе падают на длинной дистанции при стабильном, почти не меняющемся спросе. Согласно данным UNODC (Управление ООН по наркотикам и преступности), количество потребителей героина и кокаина в 2005 году увеличилось на 3% по сравнению с 1992 годом. Во Франции, например, цена за грамм кокаина опустилась с $99 до $83 за более чем 20 лет, а в Португалии с её декриминализацией лишь с $63 до $61. В среднем по больнице картина другая. Например, в Австрии в 1990 году в рознице грамм вещества стоил $196, в 2012 — $103. В Великобритании падение составило около 47% — со $131 до $62.

В США десятки миллиардов долларов в год, выделяемых на войну с наркотиками (зачастую на территории других государств), всё равно не переламывают тренд. На момент начала сбора статистики федеральными агентствами в 1981 году грамм кокаина стоил заоблачные $600. Сейчас цена колеблется в коридоре $60–90 в зависимости от географической приближённости к южной границе.

Цены на героин укладываются в не менее впечатляющую динамику: стоивший $90 уличный грамм в Бельгии начиная с 2001 года стабильно держится рядом с отметкой в $30. В Финляндии 20 лет назад наркотик был настоящей роскошью по $800 за грамм. Сейчас тот же вес можно приобрести за $159. В Люксембурге, единственном государстве ЕС, где за 20 лет выросла цена на кокаин, героин тем не менее подешевел — со $172 до $88. В США уличная стоимость грамма героина колеблется в районе $100–150 — в 1992 году она достигала $300.

Как появление Даркнета повлияло на рынок

В начале 2010-х у человечества появилась принципиально новая возможность — приобретать наркотики через интернет. Чтобы обеспечить себя чем угодно — от рецептурного валиума до героина, достаточно овладеть навыками пользования сетями луковой маршрутизации, самая известная из которых — Tor. Поиск на крупнейшем русскоязычном анонимном форуме выдаёт грамм амфетамина в Новосибирске по значительно более низкой цене, чем торгует в розницу наш спикер Сергей: от 1000 до 1800 рублей. С торгующим по «докризисным ценам» марихуаной Владимиром получается примерно наоборот — обозначенная им в качестве нормальной цена в 700–800 рублей за грамм встречается редко. В основном сортовые соцветия стоят от 1200 рублей. Предложение по героину в Екатеринбурге оказывается довольно ограниченным, но в целом соответствует названному Михаилом коридору в 1000–1500 рублей. В Москве при большем разнообразии предложения цена в среднем составляет около 2000 рублей.

Теневой интернет-рынок в России растёт, об этом можно судить хотя бы по популярности мемов со специализированных форумов — над эксцентричными отзывами покупателей «ВКонтакте» смеются уже 40 000 человек. Но, как и во всём мире, даркнет-сегмент пока остаётся прерогативой технически подкованной и финансово более обеспеченной категории потребителей.

Согласно исследованию The Economist, цены на героин на 90 наиболее популярных даркнет-рынках оказались почти в два раза выше, чем у уличных дилеров. Кокаин в интернете обойдётся на 40% дороже. Наценку объясняют издержками на упаковку и доставку товара — в США и Европе для этого используются в основном почтовые отправления. Российский даркнет использует модель закладок — мелкие партии наркотиков прячут в самых разных точках города, высылая покупателю координаты. При этом появляется отдельная статья издержек — профессиональные закладчики, работу которых оплачивает магазин.

Завышенная цена компенсируется более прозрачным контролем качества — пользователи оценивают приобретённый продукт в цифрах или звёздочках и оставляют подробные отзывы. Проанализировав присланные добровольцами образцы покупок с даркнета, испанский исследовательский центр Energy Control пришёл к выводу, что продаваемый в интернете кокаин гораздо чище уличного (72% против 48% в среднем).

В январе 2016 года совокупный объём выручки на даркнет-рынках составил примерно $12–21 млн, что более чем скромно, при месячном обороте «живого» рынка наркотиков в одной только Европе в $2,3 млрд. Как отмечает либертарианский исследовательский центр RAND, крипторынок пока что представляет большую ценность не для конечных потребителей, а для мелких реселлеров, которые пополняют на нём свои запасы.

Почему тогда цены падают?

Несмотря на силовые меры и изъятия, производство наркотиков на длинной дистанции остаётся стабильным, как и спрос. Эксклюзивны только кокаин и героин — за счёт строгой географической локации производства сырья. Листья коки растут исключительно в определённых регионах Латинской Америки, а мировой центр культивации опийного мака — Афганистан.

В теории неурожай или масштабный силовой разгром перерабатывающих лабораторий могут существенно повлиять на мировые цены. На практике, как убедились эксперты ООН, этого не происходит. В случае с героином темпы культивации опийного мака позволяют создавать многолетние запасы и корректировать случайный дефицит. В 2001 году запрет Талибана на производство опиума (суннитские фундаменталисты тогда контролировали большую часть территории Афганистана) привёл к сокращению производства в мировом масштабе на 65%. Это почти никак не отразилось на глобальных объёмах потребления и изъятия героина правоохранителями. В следующем году наркотика изъяли всего на 11% меньше, в 2003 году объёмы изъятия вернулись на докризисный уровень.

Краткосрочные скачки цен в экстренных случаях действительно возможны — например, в середине нулевых после особенно ожесточённых кампаний по перехвату потоков героина в Иране и Турции (последняя — ворота героинового трафика в Европу) уличные цены в европейских странах выросли и лишь в 2009 году снова пошли на спад. Аналогичным образом в США после федерального запрета на перманганат натрия (используется как окислитель при производстве кокаина) в 2006 году цены на кокаин росли вплоть до конца десятилетия, поднявшись на 69% за четыре года — с $98 за грамм в 2007 году до $165 за грамм в 2010-м. Но потом снова начали падать.

В случае с марихуаной и химическими рекреационными наркотиками вроде амфетамина и МДМА (или синтетическими психоделиками, как ЛСД) фактор кризиса производства почти отсутствует. Не требуется ни особых климатических условий, ни больших площадей — вырастить несколько кустов психоактивной конопли при желании можно в ванной или в шкафу, а для небольшой лаборатории сгодится обычный гараж. Поэтому любое государство мира обладает почти безграничным потенциалом импортозамещения. В открытой белой экономике рынок каннабиоидов мог бы являться примером идеальной конкуренции — в последние годы исследователи отмечают, например, серьёзную борьбу, которая развернулась между традиционными поставщиками в Европу гашиша (конопляной смолы) странами Северной Африки и локальными культиваторами, которые создают всё более рафинированный продукт.

Легализация рекреационной марихуаны в восьми американских штатах и Уругвае (и декриминализация наркотика во многих других странах мира) не обвалила цены на травку в мировом масштабе. Во-первых, вывозить оптовые объёмы из этих юрисдикций по-прежнему нельзя. Во-вторых, развитые локальные производства по всему миру лишают импорт смысла. Хотя в Штатах с легализованной марихуаной розничные цены, разумеется, падают. В Вашингтоне легальный грамм соцветий можно купить за $6, хотя ещё в августе 2015 года за него пришлось бы отдать все $25. В Колорадо c его более развитым рынком за тот же период цена упала с $8 до $6 за грамм.

Доклад Европейского центра мониторинга наркотиков и наркозависимости резюмирует влияние американской легализации так: «В целом существование крупного законного рынка каннабиса в США может привести к развитию инноваций в этой области, что отразится и на ЕС. Тем не менее росту внутреннего производства в ЕС способствуют как виртуальные, так и обычные магазины, продающие осветительные устройства, семена сильнодействующих сортов каннабиса и наборы для производства смолы. Недавно были обнаружены очень сильнодействующие смолы внутреннего производства, что свидетельствует о высокой вероятности коммерческого производства сильнодействующих смол каннабиса в ЕС в будущем».

Как цена наркотиков может расти, оставаясь прежней

Главный парадокс глобального тренда — при падающих ценах ритейла неуклонно растут цены оптовых закупок. Секрет настолько дружелюбной к конечному потребителю инфляции — скрытый рост цен через снижение качества продукта. Например, в Великобритании цена на грамм кокаина упала с 65 фунтов стерлингов в 2000 году до 35 (и остаётся на этом уровне до сих пор) в 2009 году. Параллельно цена килограмма кокаина выросла за тот же период с 20 000 до 52 000 фунтов стерлингов. Ежегодный анализ изымаемого кокаина подтвердил: в 2000–2005 годах содержание собственно кокаина в продаваемом на британских улицах грамме составляло около 50%, 2005–2008 годах — между 30% и 40%, а к концу 2009-го многие образцы содержали уже не больше 10% оригинального вещества. Все эти годы чистота оптового кокаина стабильно оставалась на отметке в 65–70%. О той же ситуации, но уже с героином в России свидетельствует и одна из наших респонденток.

Валерия: «Выросло количество примеси на грамм. Лет десять назад с одного уличного грамма можно было сделать 20 разовых доз и были риски передозироваться, настолько хороши они были. Сейчас уличный грамм в Тольятти — это четыре-пять доз максимум, без риска передознуться».

Аргумент скрытого повышения цен привёл «Секрету» и исследователь институциональной экономики, профессор Высшей школы экономики в Санкт-Петербурге Андрей Заостровцев: «Конкуренция на этом рынке высокая, хотя цены явно завышены, как и на любых рынках, связанных с рисками. Но колебания незначительные, поскольку мало импорта. Тем более нет органов, следящих за качеством. Потребитель тоже далеко не всегда может его определить, особенно при покупке. Нет никаких рычагов обратной связи, покупка теневая. Ухудшение качества — это и есть скрытое повышение цен. Вот когда при социализме нельзя было повышать цену, в колбасе постепенно становилось всё меньше и меньше мяса. Тут примерно та же картина».

К тем же выводам приходят в своих исследованиях экономисты Клаудия Кошта Шторти и Пауль де Грауве, предлагающие классифицировать наркорынок в качестве монополистической конкуренции. Ассиметричное владение информацией позволяет продавцам избежать понижения собственной маржи, пускай и неочевидным для конечного потребителя способом. Правда, по мнению исследователей, существует и важная контртенденция — рост потребления и низкие входные барьеры для новых ритейлеров на длинной дистанции работают на снижение цены.

Но главная причина долгосрочного тренда на падение цен — глобализация. Открытие границ и экономик постсоциалистических стран и Китая не только радикально облегчило доступ к их рынкам, но и предоставило огромное количество низкооплачиваемой рабочей силы, готовой, как и в легальной экономике, на меньшую премию к риску. Это потянуло вниз цены по всему миру. На прошедшей в апреле специальной сессии Ассамблеи ООН представитель Мексики Антонио Маццителли отметил «предпринимательский дух» и удивительно успешную систему международных бизнес-связей картеля «Синалоа»: «Они повсюду. У них есть возможности договариваться с криминальными группами и в Европе, и в Нигерии. У них есть возможности выжать прибыль из глобализировавшегося спроса на наркотики, предоставить все виды наркотиков в любой точке мира».

Учитывая возросшую эффективность трансконтинентальных транспортировок и интенсивный обмен информацией и ноу-хау, Шторти и Де Грауве заключают: даже пропорционально возрастающие расходы государств на подавление предложения способны лишь скорректировать, но не переломить глобальный тренд на снижение цен. Монополистическая конкуренция обречена становиться всё более и более совершенной.

Фотографии: 1,2,3,4 - «CP-Digital», 5,6 - «WDSSPR»

Обсудить ()
Новости партнеров