$ 59.6763.73$55.49
29 декабря 2016 года в 09:30

Кирилл Зангалис: «Сергей Карякин — красивый бизнес-проект»

Как привлечь деньги в один из самых непопулярных видов спорта в России — в шахматы

Кирилл Зангалис: «Сергей Карякин — красивый бизнес-проект»

Спустя три недели после возвращения из Нью-Йорка у Кирилла Зангалиса, менеджера шахматиста Сергея Карякина, продолжает разрываться телефон. Ему звонят по поводу интервью и фотосессий, открытых лекций и мастер-классов, встреч с актёрами и школьниками, званых обедов и ужинов. «Это настоящий шахматный бум, — говорит Зангалис. — Я не знаю, сколько он продлится, но надеюсь, что долго. Даже подумать страшно, что было бы, стань Карякин чемпионом мира». «Секрет» встретился с Кириллом Зангалисом, чтобы узнать, как он искал спонсоров для поддержки Карякина и какую роль сыграл в его победах.

— Сергея начали узнавать на улицах?

— Узнают, подходят, просят автографы. На днях возле нас притормозила инкассаторская машина. Мужики помахали в окно: эй, Серёга, ты крутой! Если бы шахматы у нас в стране сейчас были популярны так же, как 30 лет назад, Карякин стал бы настоящей знаменитостью.

— Какая у вас стратегия сейчас, после громкого выступления в Нью-Йорке?

— Её суть не меняется. Мы хотим выиграть матч за звание чемпиона мира и вернуть шахматную корону в Россию. То есть заходим на второй круг: участвуем в марте 2018 года в турнире претендентов, стараемся его выиграть и снова выходим на матч с Магнусом Карлсеном.

«Карякин до последнего не верил, что мы найдём спонсора»

— В чём заключается твоя главная задача как менеджера Сергея Карякина?

— В поиске денег. Подготовка к матчу в Нью-Йорке длилась полгода и обошлась в 1 млн евро. Где взять эти деньги, если у шахматиста нет спонсора? Спасибо Минспорта и Федерации шахмат, которые помогли Сергею с базами и оплатили часть сборов. Но большую часть расходов на перелёты, жильё и, главное, тренеров мы покрыли при помощи спонсоров.

— Это правда, что ты стал первым шахматным менеджером в России?

— По факту это так. В шахматах никогда не было много денег, и спортсменам просто не на что было содержать менеджеров. Поэтому обходились без них. Впервые о Карякине я услышал в 2011 году. Я на тот момент уже довольно долго занимался спортивной журналистикой, писал о баскетболе и иногда — о шахматах. Я узнал, что Сергей едет на командный чемпионат мира и будет играть на первой доске. Мы познакомились, я взял у него интервью. Он тогда уже два года как переехал в Москву из Симферополя и жил в съёмной квартире. А в шахматном мире уже вовсю блистал Карлсен. Я изучал его и всё время задавал себе вопрос: почему в России не может появиться своя молодая суперзвезда? В какой-то момент я в шутку предложил Карякину стать его менеджером.

— Его реакция?

— Сергей сказал: о’кей, без проблем, называйся моим менеджером, но у тебя всё равно ничего не получится. Он был довольно скептичен. Часто вспоминал, как на Украине — а ведь он в 12 лет попал в Книгу рекордов Гиннесса как самый молодой гроссмейстер мира — не мог найти тех, кто бы его поддержал. Сам же я решил: почему бы и не попробовать? И занялся поиском спонсоров в Москве.

— Как ты решил продавать Карякина? Да, он талант, но шахматы в России — аутсайдерский вид спорта. Чем привлечь спонсоров?

— Любой гроссмейстер мечтает выиграть чемпионат мира. Амбиции Сергея изначально были предельно высоки — он хотел вернуть шахматную корону в Россию. Последний раз этот титул в далёком 2007 году выиграл Владимир Крамник. Я сразу рассматривал Сергея как красивый бизнес-проект. Его суть такова: вот есть Карлсен, номер один в мире, и есть суперталантливый и перспективный Карякин. Они одногодки, оба невероятно способны, налицо противостояние шахматных школ Востока и Запада. Потенциальным спонсорам Сергея мы обещали шумиху в прессе и качественный пиар.

— Где ты искал спонсоров? Как удавалось выйти на нужных людей?

— Методом проб и ошибок я понял, что в таких делах нужны личные связи. Если ты надеваешь красивый костюм, берёшь красивую папку и просто так идёшь в условный «Газпром», то тебя посылают. Нужны выходы на людей, которые хотя бы просто позволят тебе произнести десятиминутный монолог. В то время я делал один журналистский проект для форекс-трейдера «Альпари» — писал про альпинистов. И во время одной из встреч с директором по маркетингу завёл разговор про Карякина. Мне показалось, что он заинтересовался, но не более того. Через пару недель Сергей полетел в Астану — на чемпионат мира по быстрым шахматам. Я сказал ему: если победишь, это здорово повысит нам шансы на подписание контракта. При фантастическом стечении обстоятельств Карякин обошёл Карлсена и выиграл турнир.

— Что было дальше?

— Я понял, что это отличная возможность для пиара Карякина. Собрал всех знакомых, использовал связи в журналистской тусовке и раскрутил этот турнир так, будто это была Олимпиада. Спустя некоторое время после турнира у меня дома раздался звонок. Звонили из «Альпари» — сообщить, что они согласны на сотрудничество. Сказать, что я и Карякин были в шоке, — не сказать ничего. Сумма годового контракта была приличная — около полумиллиона долларов.

— Что «Альпари» потребовала взамен?

— Максимальную пиар-активность и упоминания в СМИ. И я думаю, что мы перевыполнили этот план в десятки раз. Карякин заставлял писать и говорить о себе своими успехами. Все турниры он играл в спонсорских нашивках — на рукаве и груди. Для многих это было в диковинку, в некоторых редакциях нашивки даже затирали на фотографиях, что было смешно. В таких случаях я спрашивал: а как же «Зенит» и «Газпром»? Разве вы затираете названия компаний на майках футболистов? И посмотрите на Магнуса Карлсена, который играет с нашивками всю жизнь. Одной из наших самых удачных акций стал сеанс одновременной игры со «Спартаком». Мы вышли на члена совета директоров ЛУКОЙЛа, который любит шахматы. Он помог организовать матч. Сыграть с Карякиным приехали много известных футболистов, и встреча широко освещалась прессой. Летом 2014 года мы поняли, что популярность Сергея растёт. Вместе с Машей Шараповой он оказался в финале голосования «Золотой пьедестал» за лучшего спортсмена июня и уступил теннисистке всего 2% голосов.

«В Сбербанке над нашим предложением думали два месяца»

— Кого ещё удалось привлечь из спонсоров?

— Следующая цель была — попасть на турнир претендентов. Одновременно с этим мы продолжали искать другие спонсорские варианты. Но компании не могли понять, зачем им это нужно. Я побывал много где — от ЛУКОЙЛа до сети ресторанов «Жан-Жак», с которой мы обсуждали идею возродить в России шахматные кафе. В 2014 году грохнул кризис, все начали понемногу сворачивать проекты, и «Альпари» приостановила с нами сотрудничество. Карякин умудрился без спонсора выиграть Кубок мира и попасть на турнир претендентов. После этого один хороший знакомый помог мне выйти на компанию «Мортон», которая подписала с нами контракт на три месяца — на время подготовки к московскому турниру.

— Куда уходили спонсорские деньги?

— Сергей мог купить себе дом или спорткар, но он тратил деньги на подготовку и тренеров. Со спонсорской помощью мы смогли позволить себе первоклассных специалистов — например, переманили из команды Ананда (Вишванатан Ананд, индийский шахматист, — Прим. «Секрета») бывшего чемпиона мира Рустама Касымджанова, который стал секундантом Карякина на турнире претендентов в Ханты-Мансийске. Незадолго до начала турнира я вновь заявился в «Альпари» с предложением нам помочь, ведь, если Карякин побеждал, ему открывалась дорога в Нью-Йорк на матч с Магнусом Карлсеном и масштабы пиара увеличивались в разы. Трейдеры согласились. Они продлили контракт до конца матча, а затем пролонгировали его до января 2018 года.

— Ты сам верил в победу Карякина на турнире претендентов?

— Если честно, нет. На тот момент Сергей был 13-м в рейтинге ФИДЕ, к тому же я мнительный по жизни. Я вечно ору, что у него плохая позиция, всё пропало, гипс снимают, клиент уезжает. Карякин отлично знает эту мою особенность, мне стесняться нечего.

— Как поменялась твоя менеджерская стратегия, когда стало известно, что Карякин едет на главный шахматный матч 2016 года?

— Перед матчем в Нью-Йорке мы поняли, что нам нужен мощный генеральный спонсор. «Альпари» и «Мортон» продлили с нами сотрудничество, но генспонсор нам нужен был скорее для статуса. Мы обратились в Сбербанк на уровне вице-президента, не буду называть фамилий. Там думали два месяца и в итоге отказали. Были попытки зацепить банк «Открытие», в рекламе которого снялся Криштиану Роналду. Я подумал, что, если он спонсирует зарубежную звезду, почему бы ему не дать денег отечественному спортсмену-интеллектуалу. Но там тоже не проявили интереса, как и в банке «Тинькофф».

— Как вообще проходили такие встречи?

— Я выступал с презентацией, которую неподготовленным в плане шахмат людям было довольно тяжело воспринимать на слух. Какой-то мифический Карлсен, который живёт на крыше, какой-то Серёжа, а где вообще Каспаров? Зачем нужна эта скукотища, если есть киберспорт и футбол? А кто сейчас чемпион мира — Каспаров или нет? А до скольких лет можно играть? А почему шахматы — это спорт? На сколько ходов Сергей может просчитать вперёд? Вот такого типа обычно были вопросы.

— Как тебе в итоге удалось выйти на крупнейшую титановую компанию мира ВСМПО-АВИСМА, которая является частью «Ростеха»?

— Через президента баскетбольного клуба ЦСКА Андрея Ватутина. Мы давно с ним знакомы, и я, конечно, пытался заинтересовать Карякиным и его, и спонсирующий «армейцев» «Норильский никель». В какой-то момент Ватутин познакомился с Карякиным на сеансе одновременной игры для вип-персон. Он проиграл ему две партии и, видимо, завёлся. Я снова как банный лист вцепился в него с просьбой помочь. Ватутин вошёл в положение и через неделю сказал мне, что Карякиным заинтересовались ребята из ВСМПО-АВИСМА. Мы провели несколько встреч, Сергей лично общался с одним из руководителей предприятия Михаилом Шёлковым. Спустя три дня мы подписали годовой контракт и обзавелись генеральным спонсором. Это было похоже на фантастику. За 48 часов до отлёта в Нью-Йорк мне удалось заполучить такого мощного партнёра. А по возвращению из США супруге Карякина Галине удалось договориться о сотрудничестве с «Лабораторией Касперского», которая стала позиционировать себя как «спонсор по технологиям».

«Круто провести матч с кем-нибудь уровня Билла Гейтса»

— Как с точки зрения бизнеса работают шахматные интернет-трансляции?

— Матч на первенство мира в интернете посмотрели десятки миллионов людей. Шахматы пользуются бешеной популярностью в Индии и Китае — если компания хочет выйти на эту аудиторию, лучшего бизнес-инструмента не придумать. Я слышал, что матчи с участием индийца Ананда и китаянки Хоу Ифань в буквальном смысле собирают миллиарды зрителей! Трансляция обычно длится от трёх до шести часов, работают восемь камер, гроссмейстеров показывают с разных сторон. В переводе на рекламные деньги брендинг Карякина может обойтись гораздо дешевле телевизионной рекламы. А учитывая, что он играет порядка 20 турниров в год и все они транслируется в интернете, — можно представить себе охват аудитории.

— Какой призовой фонд был в матче за звание чемпиона?

— 1 млн евро. Победителю достались 550 000, проигравшему — 450 000. Часть денег ушла на оплату тренеров. Сколько точно — не могу сказать. Знаю лишь, что перед матчем один очень известный гроссмейстер попросил за помощь Сергею $100 000 плюс $50 000 в случае победы.

— Скажи честно, ты завидуешь все этой грандиозной движухе вокруг Магнуса Карлсена? Он снимается в рекламе, его окружают модели, в честь него названа игра для смартфонов. Как с ним соперничать на этом поле?

— Я по-хорошему завидую его раскрутке. Карлсен — мегазвезда. Такая идеальная версия Бобби Фишера, у которого всё в порядке с головой. У Магнуса совпали все факторы. Он очень харизматичен, фотогеничен и спортивен. Такой одновременно сильный и умный символ Европы. Его обожают спонсоры. Чтобы таким стать, нам надо его обыграть.

— Игра Карлсена с Биллом Гейтсом собрала на YouTube несколько миллионов просмотров. С кем из звёзд готов сыграть Карякин?

— Сначала нам нужно найти знаменитость уровня Билла Гейтса. Но в России Сергей не раз играл с известными людьми. Например, с Евгением Касперским. Касперский позже сказал, что по ощущениям это было похоже на поездку в болиде «Формулы-1».

— Известно, что Карякин — примерный семьянин, который не любит киберспорт, поддерживает Путина и футбольный «Спартак». Собираешься поработать над его имиджем?

— Я рад, что он стал гораздо раскованнее перед телекамерами. В планах — сделать ему голливудскую улыбку, раньше на это не было времени. О политике мы стараемся не говорить, но свою позицию в отношении Крыма Карякин никогда не скрывал. Вообще, важное достоинство Сергея — в его обаятельности и притягательной простоте. Он очень отзывчив, всегда готов пообщаться. Я не видел, чтобы он хоть раз отмахнулся от журналистов. Карякину не снесло крышу от популярности, хотя у него появилось много влиятельных друзей и его стали приглашать в вип-ложи и на светские тусовки. Он понимает, что без тяжёлой работы всего этого не будет.

— Продолжаете искать спонсоров?

— Мы всегда открыты для переговоров. Я считаю, что у Сергея теперь есть статус, позволяющий зарабатывать на своём имени. Было бы здорово сняться в рекламе. На данный момент у нас три официальных спонсора — ВСМПО-АВИСМА, «Альпари» и «Лаборатория Касперского», плюс идут переговоры с тремя крупнейшими компаниями. Для сравнения: Магнуса Карлсена сейчас поддерживают 13 западных брендов.

— Матч в Нью-Йорке принёс славу не только Карякину. В Facebook на тебя подписались больше 5000 норвежцев, они же создали фан-клуб в твою честь. Чем ты зацепил их?

— Думаю, что открытостью и своим совковым английским. Я несколько раз давал интервью для первого канала норвежского телевидения, с непривычки не очень правильно строил фразы и предложения. Но самое главное: норвежцы ожидали, что с Карякиным будет команда людей из «органов», а вместо этого оказался такой забавный менеджер. Каждый день мне писали сообщения сотни фанатов, они приглашали меня в гости и высказывали поддержку в адрес Сергея. Я был приятно шокирован. В Норвегии народ болен шахматами, письма приходят до сих пор. В январе я еду в Осло — меня настойчиво зовут на вручение местного спортивного «Оскара». А недавно поступило предложение стать ведущим их телевизионного шоу. Вот это действительно вау.

Фотографии: Маша Парфитт / «Секрет Фирмы»

Обсудить ()
Новости партнеров