27 декабря 2016 года в 16:11

Прогноз-2017: Технологические тренды, которые реально изменят мир в будущем году

Битвы AR против VR, чатботов против умных устройств и другие

Прогноз-2017: Технологические тренды, которые реально изменят мир в будущем году

Уходящий год был годом роботов — умных машин, автономных систем, автопилотов и андроидов. Они привлекали инвестиции, участвовали в смелых экспериментах и блистали на экранах. Их успехи никуда не денутся и в следующие 12 месяцев, но сколько уже можно.

В тренды-2017 попали технологии, которые придуманы сколько-то лет назад, нашли венчурный капитал или принесли выручку, заинтересовали корпорации-монстры, но только в следующем году будут повсюду и войдут в каждый дом. Технологии эти иногда дополняют друг друга, а иногда конкурируют между собой, но каждая из них — отдельное направление технологического прогресса. «Секрет» описывает пять битв 2017 года.

Игры: AR против VR

© Oculus

Существуют две главные стратегии приукрашивания реальности. Первая из них прославлена Терминатором, чей электронный глаз накладывал на объекты живого мира полезные подписи. Вторая легла в основу сюжета десятков фильмов: окружающая действительность вовсе не принимается в расчёт, а человеку предъявляется полностью выдуманная реальность — либо в виде непосредственных ощущений («Матрица»), либо в виде синтетических воспоминаний («Вспомнить всё»). Две эти философии, хоть и не вполне противоположны друг другу, совершенно по-разному представляют своих потребителей: одни хотят забыться и сбежать ненадолго из жестокого мира, другие — получить информацию и начать действовать («Мне нужна твоя куртка и твой мотоцикл»).

В уходящем году на обоих направлениях случились большие прорывы. Дополненная реальность предъявила миру своё первое популярное применение — игру Pokémon Go. Хотя сама технология существует уже много лет — в виде готовых продуктов, а не идеи, — никогда прежде она не завоёвывала топы в чартах и не приносила выручку в сотни миллионов долларов. Благодаря покемонам стало понятно, что, во-первых, AR уже может претендовать на большие инвестиции, а во-вторых, игровые приложения и в этой отрасли легко обходят любые другие. Значит, все захотят повторить успех Pokémon Go.

Виртуальная реальность впервые вышла на рынок. С марта по ноябрь Facebook, HTC, Samsung и Google выпустили свои очки виртуальной реальности, и все вместе продали их миллионы штук. По оценкам Deloitte, в 2016 году новая индустрия впервые заработала $1 млрд, а в следующем заработает многократно больше. Единственная проблема — ещё не появилось убийственного приложения, которое заставило бы пользователей массово осваивать виртуальную реальность. Но нет сомнений, что оно появится: самая многообещающая и таинственная компания на рынке Magic Leap собрала уже почти $1,5 млрд инвестиций (половину — в уходящем году), её главный конкурент Oculus Rift куплен Facebook за $2 млрд — денег уже много.

Кто победит: виртуальная реальность или дополненная — пока неизвестно, но вполне возможно, что будет придуман объединяющий их подход. Microsoft в октябре презентовал свои планы по выходу на этот рынок, но пойдёт третьим путём: очки виртуальной реальности будут полупрозрачными и позволят совмещать полноценный обзор живого мира с обзором виртуального. Эта технология называется MR (mixed reality).

Электронная коммерция: Дроны против умных магазинов

© DHL

Доставка товаров при помощи дронов — настолько очевидная и притягательная идея, что никто не может пройти мимо. И Google, и Amazon обещали в 2017 году начать полноценное тестирование доставки с помощью беспилотных летающих средств. Уже в этом году были доставлены экспериментальные партии таких разных субстанций, как кровь для переливания и анализов (Zipline в Руанде и Matternet в Лесото) и пицца (Domino’s в США). Прогресс в этой области просто неизбежен, учитывая уровень конкуренции в разработке, с одной стороны, систем автопилота, а с другой — самих аппаратов. Оба эти направления замечательны тем, что многие заметные игроки находятся за пределами США — в Европе и Восточной Азии.

Пока что экономика воздушной доставки не выдерживает конкуренции с грузовиками — один трак UPS покрывает за день 120 адресов и развозит тысячи свёртков. Поэтому неудивительно, что тестовые испытания многочисленные стартапы проводят в странах с плохой инфраструктурой. Matternet, например, первые доставки делал на Гаити. Строительство километра двухполосной дороги обходится в $1 млн — за эти деньги можно купить очень много дронов в стране третьего мира.

Но в первом мире есть и другой радикальный способ сэкономить покупателям время: убрать очереди из магазинов. В этой области совершена пока одна только попытка, зато на редкость убедительная. Amazon экспериментирует и с этой технологией, открыв в Сиэтле робототехнический магазин, самостоятельно определяющий, кто что купил. Клиент должен только взять товар с полки, а умные сенсоры с помощью программ распознавания понимают, кто и что взял, и списывают цену товара с карточки покупателя на выходе. Поскольку подавляющее большинство покупок даже в развитых странах всё ещё совершается в обычных магазинах, пока что у этой технологии больше перспектив, тем более что, в отличие от дронов, она не требует создания отдельного законодательства, сертификации и регулирования.

Коммуникация: Чат-боты против умных устройств

© Google

За первые полгода после того, как Facebook позволил разработчикам писать чат-ботов в своём мессенджере, на платформе появилось 30 000 программ. Одна из них создана самим Марком Цукербергом, который потратил весь год на создание умного ассистента в собственном доме и предпочитает общаться с ним в чате. Принято считать, что боты конкурируют с традиционными мессенджерами, но на деле это разные каналы коммуникации: одними люди пользуются, чтобы переговариваться с себе подобными, другими — чтобы общаться с устройствами. И уже поэтому число и качество ботов будет расти по экспоненте: гаджеты набираются ума.

Первую по-настоящему популярную систему создала несколько лет назад Apple, но сейчас Siri уже давно в отстающих. Персональный ассистент Google и Alexa (Amazon) работают лучше. Помимо них свои разработки есть буквально у всех больших фирм и нескольких сотен мелких. Любое устройство и любой алгоритм обслуживают людей, вынуждены интересоваться их желаниями, а значит, должны обзаводиться и собственным чат-ботом. Стремительный прогресс в распознавании речи и автоматическом переводе упрощает их создание. Уже сейчас на земле есть люди, которые коммуницируют с железками больше, чем с людьми. Пока только интроверты, но когда-нибудь так будет жить большая часть первого мира.

© Tesla

Параллельно происходит и другой важный переход. Появляется всё больше и больше устройств, которые не должны ни о чём спрашивать человека и работают тем лучше, чем меньше интересуются его мнением. Они вынуждены находить общий язык с созданиями из металла, кремния и углепластика. В первую очередь это машины на автопилоте — весь их высокий смысл состоит в том, чтобы вообще не дёргать человека в салоне и при этом понимать, что собираются делать другие участники дорожного движения.

Экспериментами Google, Uber и Tesla дело не ограничивается. По-настоящему умный дом не должен каждый раз интересоваться, какую температуру и какой уровень громкости выставлять в пятницу вечером — он должен об этом догадываться. Дроны, развозящие пиццу на вечеринку, вообще не догадываются о существовании людей, но не могут позволить себе игнорировать сигналы коллег по доставке. Чайник должен загодя сообщать тостеру, когда он закипит, чтобы тот вовремя поджарил хлеб. Даже Wi-Fi-роутеры, которые выпускает Google (и несколько его конкурентов) учатся разговаривать между собой и с пользовательскими устройствами, чтобы оптимизировать нагрузку на сеть.

Это будет самая незаметная человеческому глазу перемена в окружающем мире, но исключительно важная: устройства будут общаться между собой больше, чем с нами.

Машинное обучение: Софт против харда

© Billion Photos / Shutterstock

Машинное обучение — самый обсуждаемый технологический термин 2016 года. Алгоритмы, которые сами ищут способ выполнить поставленную задачу, добились впечатляющих успехов. Например, впервые обыграли человека в го, последнюю не поддававшуюся им игру с полной информацией. Или нарисовали гигазиллионы картинок в приложении Prisma. Но были и другие достижения, куда более важные для бизнеса, — в следующем году они встанут на поток. Например, исследователи из Google попросили две системы машинного обучения обменяться зашифрованным сообщением, которое не смогла бы расшифровать третья система, и они справились. Экономический потенциал такого рода экспериментов огромен. Ту самую программу, которая обыграла чемпиона в го, применили для того, чтобы оптимизировать потребление энергии в дата-центрах Google. Она снизила счёт на 15%. Этот пример один даёт представление и о потенциальном размере рынка, и о том, почему машинным обучением занимается весь мир.

Прогресс софта полностью изменил и рынок процессоров. Давно уже было известно, что с задачами машинного обучения лучше справляются специальные чипы, например графические. В канун прошлого Нового года мастодонт традиционной индустрии Intel завершил $16-миллиардную сделку по покупке Altera, производителя специальных процессоров FGPA, которые используются самообучающимися программами. В 2016-м собственное подразделение для разработки FGPA открыл Microsoft, в мае свой первый процессор собрал Google, а в Купертино собственные чипы производят уже некоторое время. Скорость прогресса и масштабы отрасли таковы, что каждая большая софтверная компания вынуждена разрабатывать собственные процессоры.

Традиционные игроки на рынке тоже благоденствуют. Nvidia с осени маркетирует новый продукт: небольшой суперкомпьютер из восьми графических процессоров и предустановленного софта, который можно настроить за день и начать обучать машину. Игровая индустрия и рынок смартфонов годами создавали спрос на мощные графические процессоры — теперь плодами этого спроса пользуются разработчики программ машинного обучения. В 2017 году появятся и новые удивительные применения софта, и новое железо, на котором он будет работать.

Безопасность: Окологосударственные хакеры против друг друга

© Getty Images

Окологосударственные хакеры — одно из главных явлений уходящего года. Многие тысячи пользователей Gmail свыклись с тем, что через экран браузера Chrome тянется предупредительная красная полоса: «Кажется, вашу почту пытаются взломать хакеры, пользующиеся государственной поддержкой». Люди, взломавшие сервера Национального комитета Демократической партии США, работали в офисные часы по московскому часовому поясу и отдыхали в официальные праздничные дни. Россия, естественно, отрицает своё участие во взломе, но мир устроен таким образом, что признание вины не играет никакой роли. Спецслужбы не только в США, но и по всему миру воспользуются поводом, наймут экспертов по безопасности, а заодно и новых собственных хакеров.

Официально эпоха кибервойн идёт уже несколько лет — по меньшей мере с тех пор, как вирус Stuxnet поразил иранские ядерные центрифуги. Но то была очень изящная операция, а объектом атаки был защищённый всеми мыслимыми методами стратегический завод по обогащению ядерного топлива. В каждой стране есть множество объектов критически важной инфраструктуры, которые не защищены совсем, вроде электростанций, серверов политических партий и электронных табло на вокзалах. После того как лидеры крупных держав стали прямо обвинять друг друга в диверсиях, не нужно долго ждать следующей атаки. Пророчества такого рода сбываются сами по себе.

Чтобы тенденции наступающего года не выглядели слишком радужно, можно предположить, что в 2017-м атаки окологосударственных хакеров станут обыденным явлением и начнут оказывать прямое влияние на внешнюю политику — до сих пор дипломаты стран первого мира старались не жаловаться на них даже тогда, когда национальные политики высказывались самым однозначным образом. Хочется верить, что из-за кибератак не начнётся ни одной настоящей войны.

Фотография на обложке: Oculus

Обсудить ()
Новости партнеров