23 декабря 2016 года в 12:52

Птичку жалко: Почему Twitter не переживёт 2017 год

Если повезёт, кто-нибудь сжалится и купит компанию на сдачу

Птичку жалко: Почему Twitter не переживёт 2017 год

Когда 8 ноября этого года стало ясно, что на американских выборах случилась сенсация, акции Twitter, медленно падавшие весь год, вдруг выросли на 4%. Инвесторы оценили роль компании в создании новой политической реальности. Но радость длилась недолго. Полтора месяца спустя, когда новый избранный президент собирал в своей нью-йоркской резиденции руководителей технологических компаний, создатель и нынешний генеральный директор Twitter Джек Дорси не удостоился приглашения.

Конспирологи думают, что дело в личной мести — Twitter не позволил Трампу в разгар кампании добавить в дефолтный список эмодзи «Жуликоватая Хиллари», — но, может быть, всё объясняется проще. Twitter перестали воспринимать всерьёз не только инвесторы, но и самые успешные пользователи: 14 млн человек читали записи Трампа к моменту выборов, больше 25% всей американской аудитории сервиса. 2016 год похоронил любые надежды на то, что сервис заживёт нормальной жизнью.

Плохо буквально всё. Для начала ни разу в своей жизни компания не показывала прибыльную отчётность. Совокупные убытки перевалили за $2 млрд — и выход на окупаемость так же далёк, как и прежде. Выручка хоть и растёт, но всё медленнее — в последнем квартале было $616 млн, всего на 8% больше, чем за год до этого. Twitter растёт в два раза медленнее Facebook даже с низкой базы — в десять раз более низкой.

То же происходит и с пользователями: за последний год аудитория увеличилась на 7%, в то время как у несравненно более популярного Facebook — на 17%. Долгое время можно было надеяться, что в отсутствие прибыли Twitter вернёт хотя бы рост (слабое, но хоть какое-то утешение для публичной компании); этого не случилось. В результате Дорси пришлось объявлять, что он будет резать косты и уволит 9% сотрудников. Худшую риторику технологическая компания не может себе позволить.

Увольнения — главное слово уходящего года. Из десяти человек, которые были поимённо указаны на корпоративном сайте в разделе «топ-менеджмент», за неполные 12 месяцев ушла большая часть — шесть человек. Это нельзя даже списать на високосный год. Аналитик Рич Гринфилд (BTIG; в прошлом — Goldman Sachs) заметил, что за шесть лет в компании шесть раз сменился человек, отвечающий за продукт, — и это в потребительском по сути бизнесе!

За то же время сменили друг друга три гендиректора и три финансовых директора. Увольнения, естественно, затронули не только верхние этажи. На выход отправились и менеджеры поскромнее — в частности, создатели нового продукта компании, Twitter Moments, провалившегося на рынке. Если каждое отдельное расставание может найти рациональное объяснение — личную неудачу, выгодное предложение (кто-то из топ-менеджмента ушёл в ненавистный Instagram и Google), трения с новым начальством, — то вместе они рисуют совершенно однозначную и убийственную картину.

Джек Дорси
© Bloomberg / Getty Images

Последний штрих к апокалиптическому полотну: Twitter — редкая крупная компания, вынужденная делить гендиректора и визионера с другим успешным стартапом. И, в отличие от ситуации в Tesla, в Twitter такое происходит совсем не от хорошей жизни.

Менеджерская чехарда сказывается на продукте, который, по мнению самой лояльной аудитории, ухудшается уже давно.

В октябре компания закрыла собственный видеосервис Vine, купленный несколько лет назад; его создатели покинули компанию. Twitter Moments — попытка предъявить пользователям что-то вроде новостной повестки — не монетизируется и не слишком оправдывает надежды руководства компании (судя по тому, что ответственные люди были уволены). Periscope — сервис прямых трансляций — был куплен, а не сделан своими руками. Денег на покупки скоро не останется совсем.

Главная инновация 2016 года состоит в том, что Twitter чуть-чуть увеличил свой знаменитый лимит в 140 знаков, тот самый лимит, который злые языки и называли важнейшим достижением компании. Ничего радикально нового от компании уже, кажется, не ждут.

Судя по печальному графику стоимости акций, основные надежды инвесторов связаны с тем, что кто-нибудь сжалится и спасёт тонущий памятник культуры эпохи веба 2.0. Когда Microsoft объявил о покупке LinkedIn, Twitter сразу же подскочил в цене на спекуляциях о возможном поглощении. Второй раз такое случилось осенью, когда повсюду обсуждались возможные покупатели компании-неудачника — в диапазоне от Google до Oracle. Эта радость длилась несколько дней, пока журналисты и менеджеры потенциальных покупателей взахлёб объясняли друг другу, что такая покупка — самоубийство.

Одна из причин, которая, как считается, мешает сооснователю и акционеру компании Эвану Уильямсу найти покупателя (Дорси против продажи), — обилие троллей и токсичная коммуникативная культура, получившая в последнее время распространение среди пользователей платформы. У всех ещё жив в памяти недавний скандал с Геймергейтом, когда сообщество Twitter показательно запугивало ни в чём не повинную девушку, угрожало ей смертью и публиковало её личные данные.

Единственным активом Twitter до сих пор остаются политическое влияние и славная история. В интернете не так уж много убыточных компаний, которые конспирологи по всему миру связывают одновременно и с революциями на Ближнем Востоке, и с сенсационными результатами свободных выборов в самой могущественной демократии на земле. Если бы бизнес получал прибыль за свой вклад в массовую культуру, Twitter купался бы в деньгах. Но на деле получается ровно наоборот: политическое влияние сервиса вызывает всё большее отторжение и создаёт всё больше рисков, привлекает на платформу всё больше сторонников теорий заговора, психов и хакеров и в конечном итоге превращается из актива в обременение. Даже Трамп, который всем обязан компании, не хочет общаться с её гендиректором. Всё это отбивает у рекламодателей желание покупать клики и время на сайте, а у инвесторов — выкупать бизнес.

Сейчас капитализация Twitter уже опустилась до $12 млрд, а enterprise value даже чуть меньше — из-за денег на счетах, ещё не проеденных компанией. Если потенциальный покупатель предложит стандартную премию к рынку, 20–25%, покупка обойдётся ему дешевле, чем пятипроцентный пакет акций Facebook. Пусть и на такие деньги не находится покупателей, но в течение следующего года, если траектория магическим способом не изменится, акции подешевеют настолько, что кто-нибудь заберёт Twitter просто на сдачу, из тщеславия, ностальгии или политических амбиций.

$10 млрд — это почти ничего на таком разогретом рынке. 2017 год Twitter как самостоятельная компания не переживёт.

Фотография на обложке: Flickr / hackNY.org / CC BY-SA 3.0

Обсудить ()
Новости партнеров