19 декабря 2016 года в 18:38

Борьба за ресурсы: Зачем главные визионеры Долины идут в советники к Трампу

Кажется, человечество в опасности

Борьба за ресурсы: Зачем главные визионеры Долины идут в советники к Трампу

У Дональда Трампа сложные отношения с самой успешной отраслью американской экономики. За время избирательной кампании он успел обвинить Amazon в монополизации рынка (что не соответствует действительности), Facebook — в дискриминации после того, как выяснилось, что несколько сотрудников социальной сети использовали служебные возможности, чтобы затруднять распространение республиканских текстов, Apple — в отсутствии патриотизма (айфоны собирают в Китае). Он успел оспорить несколько важных ценностей, принятых в Кремниевой долине, — в первую очередь глобальное потепление, которое он считает китайским заговором, направленным против экономики США, и толерантность к мигрантам. Сотрудники и руководители большинства технологических компаний поддержали Хилари Клинтон, а некоторые известные бизнесмены даже устраивали круглые столы на тему «Как не допустить Трампа до власти». Единственное исключение — ранний инвестор Facebook Питер Тиль; Цукербергу даже пришлось оправдываться перед коллегами, которые требовали исключения Тиля из совета директоров его компании.

Когда Трамп победил, ситуация не могла не измениться. Несколько дней назад новый избранный президент встретился с представителями компаний, с которыми воевал последние полгода, и встреча вышла на удивление миролюбивой. Журналисты отметили, что ни один из присутствующих не использовал её как возможность напомнить о своём несогласии с новым политическим курсом. Более того, участники вели себя даже слишком уважительно.

После встречи стало известно, что два технологических миллиардера — Илон Маск (Tesla) и Трэвис Каланик (Uber) — присоединятся к переходной команде Трампа в качестве советников. Там их уже давно ждёт Питер Тиль. Визионерские таланты и управленческие навыки этих людей заслуживают восхищения, но совершенно не факт, что эти таланты хороши для политических консультантов.

«Мы хотели, чтобы наши машины летали»

Питер Тиль — выдающийся инвестор и ещё более выдающийся прожектёр. Один из проектов, которые он финансирует, — «Институт систединга», который разрабатывает технологии для создания плавучих государств в океане, начиная от юридических тонкостей и заканчивая физическим макетом плавучих платформ, покачивающихся на волнах за пределами территориальных вод существующих государств и живущих по своим собственным законам. Другая его идея — грант на $100 000, в обмен на который талантливые молодые люди должны отказаться от получения высшего образования и немедленно заняться делом. Оба этих проекта вполне симпатичны сами по себе — что может быть симпатичнее конкуренции плавучих юрисдикций или борьбы с неэффективностью системы образования, — но они дают ясное представление о том, насколько далеко идеи Тиля отстают от содержания привычных политических дискуссий.

Питер Тиль
© Hubert Burda Media / Flickr

Чтобы понять, как далеко Тиль готов пойти ради достижения своих целей, можно вспомнить судьбу издания Gawker, которое несколько лет назад рассказало миру о том, что он гей. Предприниматель нанял адвокатов, которые много лет методично искали человека, обиженного жёлтым изданием и готового мстить. Таким человеком оказался рестлер Халк Хоган, возненавидевший Gawker за публикацию компрометирующего интимного видео с его участием. Тиль оплатил все расходы на иск и судебные издержки — и выиграл: сайту присудили возместить моральный ущерб на $140 млн, он был продан и закрыт. Тут можно опять же восхищаться выдержкой и эффективностью Тиля, но большой вопрос, заслуживает ли человек с такими целями и такой беспощадностью в их достижении того, чтобы быть советником президента США.

Почему Тиль вообще начал поддерживать Трампа? Потому что Америка, с его точки зрения, перестала быть достаточно инновационной, масштабные технологические амбиции вышли из моды и у прежней администрации не хватало политической силы это изменить. Тиль сказал как-то, что не считает iPhone инновацией — инновацией он считает космическую программу Apollo. Или вот ещё одна его характерная жалоба, ставшая неофициальным кредо его инвестфонда: «Мы мечтали о летающих машинах, а вместо этого получили 140 знаков [твиттера]». Про избирателей Трампа много писали в том духе, что они устали от неэффективности Вашингтона и хотят настоящих перемен. В этом отношении прожектёры из Долины не слишком от них отличаются.

Все знают, что окрестности Сан-Франциско привлекают лучшие таланты. Вопрос в том, почему это происходит. И по меньшей мере один из ответов на этот вопрос звучит так: там проще реализовать свои амбиции. Основатель успешного стартапа приобретает больше известности, денег и влияния, чем любой политик на Земле. Да к тому же ещё и не наживает столько врагов. У кого больше власти — Марка Цукерберга или конгрессмена США? Многие не будут долго размышлять над ответом. Самые главные визионеры и самые одержимые люди бегут туда, где у них больше возможностей добиться поставленных целей. И где климат получше. Неудивительно, что, завоевав рынки и сердца, они столкнулись с новой проблемой: им тесно даже там.

Полтора года назад, когда о таком президенте в Америке было невозможно и помыслить, Тиль говорил в интервью экономисту Тайлеру Коуэну о своём отношении к эффективности государства: «Есть хороший вопрос, может ли частный сектор координировать процессы на достаточно масштабном уровне. Стартапы Кремниевой долины — своего рода попытка это сделать, и может быть, это верно и для компаний побольше. Мой коллега по PayPal Илон Маск основал две компании — Tesla и SpaceX, очень харизматические как раз потому, что они способны к сложной координации такого рода. Возможно, можно было бы достичь и большего при хорошо работающем правительстве. Но я не думаю, что эта перспектива реальна».

И это высказывание подводит нас к нашему следующему герою.

Экзистенциальные риски человечества

Самую удивительную историю про Илона Маска поведал два года назад Питер Элкинд из журнала Fortune. Она была посвящена не космическим полётам, не машинам на автопилоте и даже не солнечной энергии, а всего лишь процедуре выбора участка для строительства фабрики батареек (в компании её называют «Гигафабрика»). Чтобы получить выгодные условия, менеджеры Tesla устроили аукцион между инвестиционными департаментами семи разных штатов, раз за разом повышая свои требования и посылая обманчивые сигналы с помощью ежеквартальных отчётов. Когда все в компании уже знали, что фабрика будет одна, на конференциях с инвесторами представители Tesla давали понять, что рассматривают возможность открыть несколько фабрик — таким образом, каждый штат до последнего думал, что ещё в игре, и поднимал ставки. В результате этой процедуры Маск выжал из победителя — штата Невада — $1,4 млрд, почти половину выручки Tesla за весь тот год и один из самых больших инвесторских бонусов в истории страны.

Илон Маск
© Heiko Gunje / EPA

«Сложная координация», в которой так преуспел Илон Маск, давно уже вышла за пределы инженерных и коммерческих вопросов и переместилась в политическую плоскость. Любой большой бизнес работает с чиновниками и властью, но Маск всегда получает желаемое и взламывает систему с необычайной лёгкостью. Фундаментом его предпринимательских успехов был бюджет страны — Tesla получила, помимо прямой помощи, сотни миллионов долларов в виде налоговых вычетов для своих потребителей, а SpaceX — миллиардные госконтракты, составляющие практически всю выручку компании. Если есть в Америке человек, который хорошо понимает меру эффективности государства и умеет использовать его для своей выгоды, то это Маск, а не Фрэнк Андервуд.

Как и у любого успешного технологического предпринимателя, у Маска есть идеи, и они не слишком конвенциональны. Например, он одержим мечтой построить поселение на Марсе, причём не из чисто созидательского задора, а из страха перед полным вымиранием человечества. Предприниматель всерьёз верит в свои эсхатологические кошмары и не может допустить, чтобы наш вид вымер. Другой его важный страх (и вероятная причина вымирания нашего вида) — искусственный интеллект, который может выйти из-под контроля и уничтожить человечество. Всё описанное выше — не застольные байки для журналистов, а идеи, которыми он руководствуется много лет, по которым сверяет стратегические планы развития бизнеса и свой благотворительный бюджет. Надо ли говорить, что мечты и амбиции Маска никогда не проходили проверки политическими дебатами на телевидении или голосами избирателей.

Трэвис Каланик
© bm_adverts / Flickr

Трэвис Каланик — тоже человек больших амбиций, но они хотя бы не галактического уровня. Кроме того, он просто физически не может не дружить с властью — тысячи городов, которые могут разрешить или запретить Uber, коллективные иски водителей, десятки юрисдикций. Есть разница между бизнесменами, которые общаются с политиками и входят в разнообразные советы из деловых соображений, и (пусть даже потрясающими) мегаломанами, которые хотят менять мир в самых неожиданных отношениях. Пока что первых больше, чем вторых, но это ненадолго. Администрация Трампа может стать переходным моментом, после которого звёзды Кремниевой долины пойдут во власть. Их давно уже раздражает неэффективность и нерациональность американской политики, и прежде они решали эту проблему частной инициативой: благотворительными фондами, инвестициями, кампаниями — а теперь им становится тесно в существующих рамках. Это само по себе может нести некоторые экзистенциальные риски для человечества. На счастье, случись что, у нас будет хотя бы убежище — терраморфированный Марс.

Фотография на обложке: Drew Angerer / Getty Images

Обсудить ()
Новости партнеров