$ 63.9267.77$54.46
02 ноября 2016 года в 14:51

Стриптиз для бедных: Сколько зарабатывает клуб Strip&Go, где всё стоит по 500 рублей

«Всё время склоки, вопли, истерики, драмы»

Стриптиз для бедных: Сколько зарабатывает клуб Strip&Go, где всё стоит по 500 рублей

Весной 2015 года Андрей Уласов и Дмитрий Стыров решили закрыть купленный ими популярный ночной клуб «Сахар» и сделать на его месте стриптиз клуб Strip&Go. Чтобы привлечь посетителей и обеспечить маржу, они решили позиционировать своё заведение как «первый в Москве фикс-прайс стриптиз» — вход, напиток и танец обойдутся гостю в 1500 рублей. Уласов и Стыров рассказали «Секрету» о том, как открыть стриптиз-клуб и заработать на этом.

Большинство московских стрип-клубов вроде «Распутина» или Golden Girls рассчитаны, как правило, на обеспеченного гостя, который готов потратить больше 30 000 рублей за отдых. Мы заняли другую нишу и в шутку называем себя стиптизом «фикс прайс». На 1500 рублей у нас можно хорошо отдохнуть: 500 рублей стоит вход, 500 рублей — коктейль и ещё 500 — танец. Только вход в большинство московских стрип клубов обойдётся в 4000 рублей.

В Москве народ избалованный. Чтобы человек подумал: «Вот, приличное заведение», нужен интерьер в стиле ампир, девочки как из журнала «Максим», еда как из мишленовского ресторана. Но часто ходить в такое место человек не будет — скажет: «Хорошо, но слишком дорого». Мы решили изменить такой подход.

Концепцию нашего заведения мы подсмотрели в стрип-клубах Израиля. Там нет пафоса, а есть домашняя атмосфера уютного интима. Туда люди приходят отдыхать и им не важно, что сидеть приходится на мебели из IKEA. Именно там мы встретили концепцию фикс прайс: 20-20-20 шекелей за вход, напиток и танец — не высокая цена для израильтян.

В Израиле мы бываем часто, там у нас есть небольшой бизнес — квесты в реальности Questomania. Мы начали делать квесты в России, наш проект назывался Funlock, но мы закрыли его, когда перестали получать прибыль. Полтора года назад мы зарабатывали 1 млн рублей в месяц с комнаты, а комнат у нас было 27. Cейчас квесты приносят в Москве в среднем всего 50-60 000 рублей прибыли в месяц — рынок перенасыщен предложением, и аудитория немного охладела к формату. Зато в Израиле проекты квестов по-прежнему качают сумасшедшую прибыль. Там игра стоит 400 шекелей, это примерно $100. Наши комнаты в Израиле загружены на 85-90%, выходит около $150 000 в месяц, а расходы на содержание комнат — где-то $50 000. Прибыль от этого бизнеса мы вложили, в том числе, в наш стрип-клуб.

В 2015 году мы купили ночной клуб «Сахар». Заплатили около 5 млн рублей — у заведения была большая задолженность, поэтому цена была не высокой. Сам клуб был нам не очень интересен, мы покупали скорее оборудованное помещение со звуком, а не бренд. В декабре, через месяц после покупки, мы отметили одиннадцать лет «Сахара», и через два месяца его закрыли.

Сначала мы сделали техно-клуб, но поняли, что он скоро закончит также, как и «Сахар». Народ к нам ходил, но хорошие вечеринки, на которых люди много и с удовольствием тратили, случались примерно раз в месяц — слишком редко, чтобы обеспечить клубу рентабельность. Тогда мы вспомнили про израильский стриптиз.

Два месяца и 6 млн рублей мы потратили на ремонт, и открыли Strip&Go 4 марта. Взяли управляющего из модного ночного клуба «Распутин», который собрал команду и помог найти стриптизёрш. И если танцевальный клуб приносил убытки, то стриптиз в первый же месяц стал безубыточным, хотя пару раз за историю клуба случались вечера, когда в зале, рассчитанном на 80 человек, не было ни одного гостя. Утром нам приходил отчёт с одними нулями и мы хватались за головы: зарплату всё равно нужно всем выплатить, а это где-то 30 000-50 000 рублей за смену.

О клубе узнают через знакомых и в интернете. Мы покупали контекстную рекламу, размещали информацию на эротических форумах, агрегаторах вроде Yell.ru. Некоторые клубы используют догоняющую рекламу — не дай бог оставить свой телефон — они отправляют смс и бомбят звонками. Мы решили, что нашим гостям такая назойливость не понравится. Вместо этого мы сделали карты лояльности, которые стоят 50 000 и 25 000 рублей и дают 10% скидку на напиток и 20% на танец, а вход по ним — бесплатный. Постоянным клиентам мы выдаём такие карты бесплатно. Ещё один инструмент продвижения — флаеры, девочки иногда надевают куртки и шубы, выходят вечером на улицу и раздают флаеры с правом на бесплатный коктейль всем встреченным мужчинам. Этот метод очень хорошо работает.

Наш клуб уже приносит выручку в несколько миллионов рублей в месяц. Сейчас мы присматриваем место для второго заведения в центре Москвы. Потом, может быть, будем продавать франшизу в регионы.

Самое сложное при запуске стрип-клуба — найти танцовщиц. Мы открыли Strip&Go с шестью девочками, но через пару дней остались с двумя. Они привыкли зарабатывать много, поэтому, если одну ночь клиентов нет, танцовщицы уходят. При этом новый клуб гостями забить сложно, возникает порочный круг. Проблему мы решили, пригласив на работу специального стрип-менеджера с базой танцовщиц. За полгода с его помощью у нас сложился основной состав из стриптизёрш, которые держатся за место и знают, что они здесь нормально заработают.

Андрей Уласов (слева), Дмитрий Стыров (справа)

Танцовщицы получают чаевые от гостей, и сдают их в общую кассу. У нас серьёзная система учёта, практически полицейское государство, в конце смены менеджер выдаёт каждой то, что она заработала. Максимальный заработок в нашем клубе у танцовщицы был 62 000 рублей за ночь.

Стрип менеджер каждый день проводит кастинги, мы бываем в клубе и иногда участвуем в этом процессе. Бывают красивые девочки, но очень дерзкие и хамоватые по отношению к гостям, таким сложно получить чаевые или запрос на персональный танец. Если мы видим, что девочка не приносит клубу денег, мы с ней расстаёмся.

Танцовщицы приходят самые разные. Одна, например, работает раз в неделю, когда у её мужа ночная смена. Другая учится в университете, ей сложно совмещать учёбу с работой, она выступает только три ночи в неделю. В основном девочки хотят выходить в топовые дни — четверг, пятница и суббота, когда больше всего людей. Надо сказать, что женский коллектив — это страшно. Всё время склоки, вопли, истерики, какие-то драмы происходят. Мы вовлечены в работу клуба, танцовщицы говорят, что мы как два папы и бегают нам жаловаться друг на друга, а мы стараемся рассудить их.

К сожалению, в России всё ещё считают, что стриптиз — это какой-то андеграунд, что-то незаконное и обязательно связано с проституцией. При этом в стрип клубах мужчины ищут в основном не утех, а общения с красивой женщиной. Не у всех есть время искать девушек, кто-то боится отказа, а здесь красивая женщина точно обратит на тебя внимание.

Конечно, клиенты часто предлагают танцовщицам уйти с ними. Мы не можем удерживать девочек силой, но можем оштрафовать за покинутое рабочее место или уволить. Большинство, конечно, рисковать не станет, к работе у нас относятся ответственно. В Москве есть клубы, где можно получить секс прямо в заведении, но у нас это невозможно — у нас нет никакой «крыши», поэтому мы сразу решили, что незаконными делами заниматься не станем.

Больше всего в нашем проекте нам нравится то, что в стрип-клубе мы часто видим людей в состоянии всепоглощающего счастья. Мы обеспечиваем самые важные потребности человека: у нас есть еда, выпивка, внимание и красота. Как-то один наш гость стал настолько счастлив, что оставил за ночь чуть больше полумиллиона рублей. Он радовался жизни и кормил всех в зале, пока еда на кухне не закончилась.

Над текстом работала Анастасия Черникова
Фотографии: Арсений Несходимов / «Секрет Фирмы»

Обсудить ()
Новости партнеров