$ 63.3968.25$53.89
24 октября 2016 года в 08:21

Декретный бизнес: Какие компании открывают молодые мамы

Чтобы заработать на других молодых мамах

Декретный бизнес: Какие компании открывают молодые мамы

«Я была уверена, что моя идея бомбанёт: природное упрямство в сочетании с гормонами молодой мамы — хороший коктейль для старта своего дела», — говорит основательница компании Bambinizon, выпускающей детские комбинезоны, Александра Кравченко-Бережная. Ей 27 лет, её дочке — пять, бизнесу — четыре.

Некоторые женщины после рождения ребёнка надолго забывают о работе, другие стараются как можно раньше возобновить карьеру, третьи — таких не очень много, но становится всё больше — решаются открыть своё дело и начинают зарабатывать на других молодых мамах.

«Женщина после рождения ребёнка чувствует необыкновенный прилив сил, — объясняет Кравченко-Бережная. — Есть даже такой термин — "гормональный бизнес"». «Секрет» рассказывает о нескольких таких проектах. Одни остаются для основательниц хобби, другие уже стали серьёзным бизнесом.

Bambinizon

Маленькая дочка Александры Кравченко-Бережной ужасно не любила одеваться и раздеваться — чтобы поменять подгузник, приходилось проводить настоящую спецоперацию. Когда девочке было четыре месяца, мама решительно взяла штаны-алладины и соорудила из подручных материалов особенный комбинезон: его главная фишка — застёжка-молния на спине, которая позволяет менять подгузник, не снимая одежду целиком. Бывшая верстальщица и фуд-стилист Александра сразу сообразила, что открыла новую нишу — такой комбинезон пригодится всем мамам.

Вдохновившись успехом первой версии комбинезона, Кравченко-Бережная взялась за разработку более удобной и красивой конструкции («первые пробы были страшненькими»). Она стала рассказывать знакомым об идее и узнала от подруги, которая занималась продажей одежды с авторскими принтами, что московские власти дают субсидии начинающим предпринимателям. Собрав кучу бумаг, Кравченко-Бережная зарегистрировала компанию Bambinizon, получила около 300 000 рублей, вложила ещё 200 000 своих денег и продолжила изыскания. Результат — запатентованный «бамбинезон» с застёжкой на молнии или кнопках.

В 2013 году, через год после появления комбинезона, Кравченко-Бережная выпустила первую партию в размере 300 штук (производство она отдала на аутсорс). Оставшихся денег хватило на запуск сайта и рекламу в журнале для мам. Партия была продана подчистую. Первый год Кравченко-Бережная работала с небольшими объёмами, но в 2014 году у неё появился партнёр, который занялся управлением, и бизнес стал расти.

Сейчас в штате компании 40 человек, большая часть работает на производстве в Москве — оно появилось в 2015 году. Также Bambinizon по-прежнему сотрудничает со сторонними фабриками — собственная площадка пока не справляется с нужными объёмами. Ассортиментная линейка расширилась, теперь компания шьёт и другую детскую одежду: шапки, футболки, штаны, платья и другие категории.

В месяц Bambinizon изготавливает более 20 000 детских вещей и продаёт их в собственном интернет-магазине, на других сайтах, через оптовиков и даже в Центральном детском магазине на Лубянке, где у компании есть точка. Кроме того, в этом году Кравченко-Бережная запустила франшизу. Сейчас у компании четыре франчайзи (Вологда, Киров, Омск, Сургут), ещё четыре откроют магазины в ноябре. «Бамбинезоны» можно купить в 120 городах России по цене от 780 до 2399 рублей. Лояльный клиент, по словам Кравченко-Бережной, совершает около четырёх покупок в год и тратит в общей сложности около 4000 рублей.

«Нам сложно соревноваться с известными марками из детских магазинов», — признаёт Кравченко-Бережная. По её словам, эти бренды выигрывают за счёт низких цен и разных принтов на одежде. Но и у Bambinizon, по её мнению, есть свой козырь — «эргономичность». Предпринимательница целится в аудиторию «активных родителей, которые предпочитают всякую здоровую движуху и любят брать детей с собой». Они ценят удобную в использовании одежду, которая позволяет сменить ребёнку подгузник, например, во время пикника, не раздевая его.

В этом году компания Кравченко-Бережной привлекла инвестиции от фонда Sattva Foundation, благодаря чему расширила производство и повысила продажи «в десятки раз». Недавно компания стала приносить прибыль, и Александра рассказывает о ещё больших амбициях: «Конечно, хочется быть успешной, например войти в какой-нибудь список Forbes, — говорит она. — Родители будут рады, особенно папа».

Mamas’ Place

У Ольги Рябинкиной двое сыновей. Ещё после рождения первого ребёнка ей надоело бесконечно катать коляску по парку с аудиокнигой в наушниках. Когда появился второй мальчик, ей хотелось тратить время, когда младший спит или играет, на уроки французского или рисование. Но получалось не всегда. Однажды Рябинкину пригласили организовать детский фестиваль в парке Горького, который натолкнул её на идею, решившую эту проблему и позволившую создать бизнес.

«Когда мы обсуждали с креативным директором итоги фестиваля, я сказала, что на мероприятии не было никаких площадок для мам с детьми до трёх лет», — вспоминает она. Парк в ответ предложил ей сделать такое пространство самой и позволил бесплатно занять одно из помещений на время каникул. Рябинкина вложила 200 000 рублей и в октябре 2012 года занялась клубом. Тогда он назывался «Мамалыш». До этого у неё уже был опыт в бизнесе, но не очень удачный: магазин детской одежды просуществовал всего год.

Первоначальная концепция клуба — место, где можно оставить ребёнка, а самой научиться чему-то новому и отдохнуть. Но оказалось, что большинство женщин тратят деньги на себя в последнюю очередь. За первый месяц в клуб пришло только 15 человек. Ольга Рябинкина была в шоке, она считала, что такой клуб очень нужен мамам: «Неприятно, когда мечты разбиваются о реальность. К нам приходили и спрашивали: "А что у вас есть для детей?" Через полгода мы сдались и запустили мероприятия для детей». К этому времени клуб уже переехал в «Гараж» и сменил название на Mamas’ Place.

Сейчас больше половины выручки клубу приносят развивающие занятия для детей — уроки для мам тоже проходят, но реже и с отдельной PR-кампанией. Стоимость одного занятия для взрослого и ребёнка — 800 рублей, абонемент на шесть посещений обойдётся в 3800 рублей. Также в клубе проходят концерты, тематические праздники, спектакли. Каждый месяц в Mamas’ Place приходят в среднем 200 семей.

Компания Рябинкиной пробовала расширяться — открывала клуб в Культурном центре ЗИЛ, где он просуществовал полгода, и в парке «Сокольники» (тут даже дважды). Но вывести проекты на самоокупаемость не удалось. Развивать клуб в центре вообще сложнее, чем в спальных районах, считает предпринимательница: там есть готовая аудитория, а погода не сильно влияет на число посещений.

Параллельно с работой над клубом Ольга с партнёром Софьей Хасиевой (ещё одной молодой мамой, которая присоединилась к проекту) развивала агентство по организации детских мероприятий. На идею натолкнули посетители клуба: уже через два месяца после его открытия одна из мам попросила сделать праздник для сына. Потом стали обращаться другие клиенты, и партнёры решили выделить проект в отдельное направление. Сейчас оно приносит компании 70% выручки несмотря на то, что спрос на корпоративы из-за кризиса упал вдвое. Также Рябинкина организует выезды за границу для мам с детьми — например, было уже четыре путешествия в Армению. Совокупный оборот клуба и агентства за 2015 год — 8 млн рублей, в 2016 году их основательница рассчитывает заработать 9,5 млн.

Развитие бизнеса Рябинкина совмещает с работой бизнес-тренера и чтением лекций для женщин-предпринимательниц. Её главный совет — «мечты не имеют ничего общего с финансами». По словам Рябинкиной, она встречает много женщин, который запускают бизнес, а если он не приносит прибыли, говорят: «Ну он же социальный!» «Мечтать нужно — это запускает процесс изнутри, — говорит она. — Но бизнес должен приносить прибыль. Ты можешь намечтать классное дело, но сядь и просчитай всё». Руководствуясь этим принципом, Ольга отложила аренду отдельного помещения для клуба («неправильно в кризис влезать в ремонт и строительство») и подумывает о разработке франшизы для регионов.

«Коробочка»

Анна и Дмитрий Масленниковы всегда много путешествовали — совершали до десяти поездок в год. Когда в июле 2014 года у пары родился сын, супруги решили не менять привычки. Поначалу проблем не было, но, когда ребёнку исполнилось десять месяцев, он стал вести себя беспокойно. Родители задумались о том, чем его можно было бы занять во время долгого перелёта, и нашли оригинальное решение, на котором теперь зарабатывают.

«Любая мама знает, что занять ребёнка на продолжительное время бывает сложно, но перед очередным полётом я всё же попробовала собрать коробку с разными игрушками согласно интересам сына», — вспоминает Анна Масленникова. Идея сработала: когда сын проснулся, он сидел и до приземления спокойно играл, хотя перелёт был долгим — около десяти часов.

Раньше у Масленниковой, работавшей журналисткой на радио, было много хобби, но ни одно из них не увлекло её настолько, чтобы посвятить ему всё своё время. На этот раз получилось иначе — сразу много идей и желание вырастить из этого бизнес. Анна выделила 150 000 рублей и стала собирать наборы игрушек для разных возрастов (часть из них она привезла из своих путешествий).

Продать первые коробочки Масленниковой удалось зимой 2016 года. Набор из пяти-семи игрушек стоит 1400 рублей, из семи-десяти — 1900, а 10–12 обойдутся в 2500 рублей. Перед заказом надо заполнить анкету (имя и возраст ребёнка, вид путешествия, интересы), в результате получится персонализированный набор, в котором можно найти наклейки, книжки, пазлы, машинки, кукол и другие вещи. Если бы родители сами искали и выбирали эти игрушки, ездили за ними, то потратили бы много времени и нервов, уверена предпринимательница.

Сначала получалось продавать по пяти-семь наборов в месяц, но меньше чем за год количество заказов выросло до 7–15 в день. Половина клиентов делает повторные заказы. «Коробочка» продвигается через рекламу в Facebook и благодаря отзывам покупателей. Масленникова пробовала участвовать в разных маркетах, но отдачи не заметила. В сентябре у «Коробочки» было около 100 клиентов, выручка — 200 000 рублей. Это уже не просто хобби одной мамы — недавно Масленникова наняла трёх сотрудников. Цель «Коробочки» — начать продавать по 5000 наборов в год и выйти на точку безубыточности в течение пары лет.

«Кто-то меня называет предпринимательницей, но сама я ещё, наверное, не осознала это», — делится Масленникова. Только недавно она, наконец, стала воспринимать проект как бизнес и думать о его развитии. Например, планирует расширить возрастную категорию и даже создать наборы для взрослых путешественников, хочет попробовать более дорогие каналы продвижения. «Но главной мотивацией не должны быть деньги, — уточняет она. — Если ты будешь жить этим, любить своё дело, в определённый момент обязательно появится прибыль».

«Алинка»

Во время беременности Елена Шипилкина искала в интернете полезные игрушки для дочки и обнаружила, что есть сайты, которые предлагают взять дорогие многофункциональные развивающие центры (наборы, в которые собрано сразу несколько игрушек) в прокат. До ближайшего такого проката жительнице Серпухова Шипилкиной ехать было далеко, поэтому понравившиеся игрушки пришлось купить. Но, получив их, она задумалась об организации своего проката — в её небогатом городе много людей, которые не могут себе позволить такие вещи. «Средняя зарплата в Серпухове — 22 000 — 25 000 рублей, а стоимость дорогих развивающих центров — около 14 000 рублей, — описывает Шипилкина. — При этом через три месяца ребёнок из любой игрушки вырастет».

В 2015 году молодая мама запустила прокат, найдя первых клиентов в социальных сетях. В первый месяц обратилось 20 мам, потом — больше, и через восемь месяцев предпринимательнице пришлось арендовать помещение — принимать всех дома стало неудобно. Сейчас в прокате 51 игрушка — от батутов до радионянь. Самым большим спросом пользуются игрушки для праздников (шоколадные фонтаны, аппараты для мыльных пузырей, сахарной ваты или попкорна) и те самые развивающие центры, с которых всё начиналось.

Срок аренды — одна или несколько недель. Аренда интерактивного глобуса обойдётся в 600 рублей в месяц, электронных качелей — 400 рублей в неделю, музыкальной кухни — 110 рублей в месяц. За игрушками приезжают не только из Серпухова, но и из других городов Подмосковья. При этом среди клиентов проката «Алинка», вопреки гипотезе Шипилкиной, не только малообеспеченные семьи, но и люди среднего достатка.

Раскрутив «Алинку», Шипилкина стала развивать другие проекты для мам и детей в Серпухове — например, организовала фестиваль, на котором местные предприниматели дарили детям подарки. На других городских мероприятиях она с партнёрами делает бесплатные игровые зоны. Зарабатывает молодая мама больше, чем тратит, но бизнесом свои занятия не считает: «Это всё не ради денег — просто мне хочется, чтобы мамы были довольны своей жизнью».

Фотография на обложке: Ulrich Baumgarten / Getty Images

Обсудить ()
Новости партнеров