$ 64.1568.47$54.46
14 октября 2016 года в 21:00

Это ещё цветочки: Соня Польская зарабатывает на ромашках и васильках

Сезонный бизнес «Велоцветочницы»

Это ещё цветочки: Соня Польская зарабатывает на ромашках и васильках

В начале октября Соня Польская и её сотрудницы-флористки хохотали и пили шампанское в уютном салоне красоты. Девушки пришли на spa-маникюр залечивать покрывшиеся трещинами руки и праздновать окончание цветочного сезона. Польская задумала «Велоцветочницу» как перформанс, а получился бизнес — сезонный, с оборотом 2 млн рублей.

Спустя два года работы Польская на перепутье: оставить мечту и из богемной художницы окончательно перевоплотиться в бизнесвумен или превратить свою компанию в аналог художественной галереи — мало зарабатывать, но заниматься творчеством. «Секрет» поговорил с ней о том, как продавать москвичам полевые цветы и как тернист путь из художников в дельцы.

Соня Польская родилась в семье библиотекарей и с детства мечтала «жить в окружении оригинальных и непонятных людей с нестандартным мышлением» и стать частью богемы. Ей нравилось всё, что связано с дизайном, но, не чувствуя себя талантливой, Польская решила изучать таланты других и поступила на факультет искусствоведения в РГГУ.

На первом курсе она познакомилась с художником Антоном Польским, вышла за него замуж и забеременела. Польский, уже довольно известный стрит-арт-художник, был на семь лет старше, его окружала как раз та публика, о которой Польская мечтала с детства. Супруги создали проект «Партизанинг» — учили москвичей менять пространство города в обход официальных властей, например заниматься садоводством и пересаживаться на велосипеды.

Через несколько лет, в 2012 году Польской, чья голова была забита непростыми мыслями о разводе с мужем, попался на глаза букет красных тюльпанов. И Польская придумала беззаботный образ: она ездит на старом велосипеде «Салют» по Москве и продаёт полевые цветы. Воплощать его без подготовки она не решилась и устроилась в Тимирязевскую сельскохозяйственную академию ухаживать за растениями. За 70 рублей в час она таскала ящики с рассадой, полола и пересаживала. Денег не хватало, спина болела, образ беззаботной цветочницы стал навязчивым. Академия торговала только саженцами и корешками, срезанные цветы продавались за бесценок. Польская решила рискнуть и попробовать воплотить мечту.

Она придумывала, конечно, не бизнес, а перформанс. Самые большие инвестиции — в белоснежную тележку «Пчёлка» (2500 рублей) и секатор (600 рублей — «Я купила самый дорогой, потому что он был бирюзового цвета»). «Будут подходить и просить колокольчиков охапками — так я представляла своё дело», — говорит Польская. Просить, конечно, стали букеты из разных цветов. Так настойчиво, что секатор и «Пчёлка» окупились в первый же день.

Когда сезон закончился, Польская устроилась управляющей к знакомым в антикафе «Циферблат». Привыкшая считать себя героиней второго плана, она вдруг оказалась лидером в окружении двух десятков тинейджеров, сотрудников и посетителей. «Они боялись быть непринятыми, как и я сама, но смотрели на меня как на взрослого авторитетного человека», — говорит Польская. На этой работе она научилась находить общий язык с любыми людьми, добиваться помощи от всех, включая налоговых инспекторов. «Больше всего я боялась, что идею "Велоцветочницы" уведут, и ждала удобного случая, чтобы вернуться к её реализации», — вспоминает она.

Осенью 2014 года у сына Польской случился нервный срыв — первый год в школе наложился на окончательное расставание родителей и переезд в новую квартиру. Польская уволилась из «Циферблата», чтобы проводить больше времени с ребёнком, и к весне 2015 года придумала «Велоцветочницу» заново, отказавшись от идеи возить букеты в корзине велосипеда «Салют».

«Мне хотелось, чтобы всё выглядело более аккуратно», — смеётся Польская, рассказывая, как потратила 20 000 рублей на витрину, очень красивую, но впоследствии оказавшуюся совершенно ненужной. Польская по-прежнему не просчитывала экономику своего маленького предприятия. Она взяла четырёх помощников-флористов на фриланс, чтобы собирать букеты.

Поиском поставщиков Польская занялась сама: обращалась к пенсионерам из Подмосковья, которые продавали цветы у дорог или просто выращивали их для красоты на своих дачах. Полевые цветы могут лежать в обычных коробках только полтора часа, потом начинают вянуть. Польская покупает растения длиной от 25 см и платит пенсионерам по 1000 рублей за коробку цветов.

Продавать букеты полевых цветов Польская начала на летних фестивалях, но быстро поняла, что это невыгодно: за день на мероприятиях продавалось примерно 10 букетиков по 350 рублей. Чтобы отбивать затраты и получать небольшую прибыль, «Велоцветочнице» нужно было продавать по пять букетов в день по цене 1000–1500 рублей. Перед тем как сделать букет, Польская спрашивает клиента, сколько ему не жалко потратить на букет, и собирает цветы на названную сумму. В 2015 году большинство покупателей просили букет на 1000 рублей, в 2016-м — на 1500.

Польская говорит, что плохо помнит лето 2015 года: она вставала в четыре утра, ехала забирать цветы у дачников — без машины ей приходилось возить коробки в метро, мыла растения, фасовала, обрезала, отвозила продавцам, ложилась спать около двух часов ночи. Все её руки покрылись трещинами, две из них не зажили и к началу сезона 2016-го.

Разглядывая их, Польская говорит: «В этом году я постаралась подойти серьёзнее к организации процессов». О «Велоцветочнице» написали несколько СМИ, у Польской появились постоянные покупатели, стали приходить заказы на оформление залов для торжеств: свадеб, дней рождений, корпоративов. В 2016 году она наняла двух управляющих флористов, десяток помощников и два десятка курьеров. В прошлом году ей часто приходилось ездить за цветами к поставщикам самостоятельно и пить с пенсионерами чай, для многих это было важнее денег. В этом году Польская решила абстрагироваться, этим летом большую часть цветов поставщики привозили ей сами на электричках и отдавали курьерам на вокзалах.

В 2015 году «Велоцветочница» продавала около 30 букетов в неделю по 1000 рублей и занималась оформлением нескольких вечеринок. За пять месяцев работы проект получил выручку — чуть больше миллиона рублей. В сезоне-2016 большую часть доходов принесли корпоративные заказы по украшению помещений. Польская берёт за такие заказы в среднем 3000 рублей. У конкурентов, которые оформляют залы садовыми цветами, ценник от 10 000 рублей. В этом сезоне выручка «Велоцветочницы» — около 2 млн рублей.

Польская хотела бы торговать букетами и зимой. Но теплиц для выращивания полевых цветов не существует.

— Идеально было бы, если бы кто-то построил теплицы, нанял социально уязвимых людей и продавал бы мне за недорого цветочки, — мечтает Польская. — А я бы занималась концептуальными съёмками: с пожилыми женщинами, геями — и через цветы показывала бы красоту самых разных людей.

— Соня, послушайте, но это же художественный проект, а не бизнес. А сколько стоит строительство теплиц?

— Не знаю, там такое количество фаткоров должно учитываться — полив, сорта, не меньше 2 млн, наверное. Я не знаю.

Польская не помнит точно ни один показатель своего бизнеса и путается в цифрах, а между тем полевые цветы вошли в моду, ими уже начали торговать конкуренты Польской, в том числе крупная сеть «Мосцветторг». Цены на букеты полевых цветов в этих магазинах существенно выше, чем у Польской, — от 2500 рублей, обороты существенно выше, и сеть сбыта работает лучше. Похоже, если Польская не превратит продажу полевых цветов из художественного проекта в бизнес, за неё это сделают конкуренты.

Обсудить ()
Новости партнеров