$ 63.3067.21$53.89
05 октября 2016 года в 18:52

Верните Bask: Братья-физики едва не потеряли бренд туристической одежды

Экстремальный бизнес Сергея и Владимира Богдановых

Верните Bask: Братья-физики едва не потеряли бренд туристической одежды

Марку Bask знает каждый, кто хоть раз мёрз на скальной полке под вершиной, сушился у костра после преодоления порога на байдарке или катался на сноуборде по целине.

В конце 1980-х опытные туристы Владимир и Сергей Богдановы начали шить от безденежья, к 1992 году продали 1000 альпинистских пуховых курток, а в 2006 году выручка компании Bask превысила 400 млн рублей. В этом же году братья Богдановы пустили в свой бизнес инвестора и ещё через три года из-за конфликта с ним потеряли всё.

Попрощавшись с компанией, которую они строили без малого 15 лет, Богдановы и несколько десятков ключевых сотрудников Bask переехали в соседнее здание на территории того же завода «Калибр» и занялись тем, что у них лучше всего получается, — стали шить и продавать альпинистские пуховые куртки. Название при этом менять не стали.

Через пять лет инвесторский Bask разорился и Богдановы его выкупили. Сейчас их компания — крупнейший в России производитель низкотемпературной одежды. В этом году братья рассчитывают заработать более 400 млн рублей. По объёму выручки они уступают только Red Fox, для которой куртки — не основное направление.

«Секрет» узнал, что стоит за чередой побед и провалов Владимира и Сергея Богдановых.

Наука и спорт

Братья Богдановы родились в селе Вавож в Удмуртии, там же учились в средней школе, потом оба оказались в Москве, поступив с разницей в несколько лет — Сергей старше Владимира на два года — в физико-математический интернат при МГУ им. М.В. Ломоносова. Вуз братья тоже выбрали один — Московский физико-технический институт. Сергей в 1981 году окончил факультет физической и квантовой электроники, Владимир в 1983-м — факультет аэрофизики и космических исследований. После учёбы в Физтехе Сергей проектировал лазеры в НИИ «Полюс» им. М.Ф. Стельмаха, Владимир разрабатывал программное обеспечение в НПО «Энергия». Братья с детства видели себя учёными, и Сергей даже успел стать кандидатом физико-математических наук, но эти планы разрушила перестройка.

Ещё в студенческие годы помимо науки у братьев Богдановых появилась другая общая страсть — водные походы. Всё свободное от занятий время они проводили в институтском туристическом клубе. Планировали зимние и летние экспедиции на алтайскую реку Башкаус, таджикский Ягноб, грузинскую Ингури или на Аварское Койсу в Дагестане, а также своими руками мастерили снаряжение, которое тогда сложно было найти в свободной продаже: куртки, палатки, спальники, рюкзаки. Название появилось ещё в 1981 году. БАСК — это аббревиатура, которая расшифровывается как байдарочно-строительный кооператив. «Потом уже мы обнаружили, что to bask — это "греться": например, to bask in glory — "греться в лучах славы"», — уточняет Сергей. Настоящими кооператорами братья, впрочем, не были. Деньги за работу они не брали — лишь обменивались нужными вещами с другими походниками.

Владимир Богданов

Только в 1989 году, когда очередная задержка зарплаты вынудила Владимира Богданова продать книги из личной библиотеки, он впервые взял деньги за сшитую им пуховую куртку. Знакомый альпинист заплатил 250 рублей — полторы зарплаты научного работника.

Так у Богданова вновь появился стабильный доход. Ночью кухня однокомнатной квартиры превращалась в швейный цех: жена Владимира строчила на машинке куртки, он набивал их пухом. Жена Сергея тоже шила и набивала куртки дома. Технологию использовали ту же, что братья придумали в подвале Физтеха: внутренний и внешний слои ткани прошиваются не насквозь, а через ленту, чтобы холод и ледяной ветер не пронизывали одежду.

Сначала Владимир Богданов брал заказы только у знакомых и занимался ими в свободное время, но очень скоро эффект сарафанного радио — «спрос был такой: сколько сошьёшь, столько продашь» — заставил сделать выбор между бизнесом и наукой. Поразмыслив, Богданов решил попрощаться с карьерой учёного и нанял четырёх швей.

Куртки продавали как могли: сначала договаривались с владельцами киосков на рынках, потом арендовали на Крестовском рынке возле Рижского вокзала собственную точку, где за прилавком посменно стояли жена и тёща Сергея. Он тоже участвовал в работе предприятия, доставал ткань и обменивал её излишки на гусиный пух, иногда брал в институте отпуск за свой счёт, но окончательно из науки ушёл только в 1995 году.

Рождение Bask

В первое время Богдановы совсем не вкладывались в рекламу, но спрос на крутки всё равно быстро рос. К 1992 году они продали около 1000 изделий. Брали уже не 250, а 600 рублей за куртку. Пришло время выходить из тени — братья обзавелись ИП, купили по этому случаю десять швейных машин и открыли настоящий цех. Сначала предприниматели сняли помещение у действующей психиатрической больницы на Ярославском шоссе. «Шили не сумасшедшие», — уточняет Владимир. Через полгода предпринимателей оттуда выселили и бизнес переехал на съёмную квартиру. Выручка в 1992 году, по воспоминаниям братьев, составила $27 000.

Позднее мощностей собственного цеха стало не хватать, и Богдановы начали размещать заказы на сторонних фабриках — например, на рязанской «5 звёзд» и Невельском швейном объединении. В Рязани шили и набивали пуховые пакеты (это заготовка, которую вставляют в готовое изделие под подкладку), в Невеле сшивали готовые куртки. Bask начал производить пуховые куртки уже не только для взрослых, но и для детей, а также спальники, непромокаемые штормовые куртки, рюкзаки. Лекала Bask, по словам братьев, создавал сам, но технологии подсматривал у известных производителей вроде The North Face. Владимир признаётся: тогда ему казалось, что иностранные марки им с братом никогда не догнать.

В конце 1980-х опытные туристы Владимир и Сергей Богдановы начали шить от безденежья, к 1992 году продали 1000 альпинистских пуховых курток

Объёмы выпуска в те годы братья уже не помнят, но говорят, что до 1998 года долларовая выручка ежегодно удваивалась, пока не достигла $1 млн. Во второй половине 1990-х рынок походной экипировки начали захватывать безымянные дешёвые китайские изделия. При этом цена товаров российских производителей под воздействием инфляции только росла и они начинали конкурировать по цене с именитыми иностранцами вроде The North Face или Marmot. Случившийся в 1998 году дефолт похоронил многие российские компании, но Богдановым кризис, наоборот, помог.

Если бы не девальвация, которая в момент вымела с полок весь дорогой импорт, Bask, по словам Сергея Богданова, не продержался бы и двух лет. В итоге же бизнес по-настоящему расцвёл — во многом благодаря появлению нового направления: компания начала выполнять заказы представительств adidas, Reebok и Puma, решивших наладить производство своих курток в России.

«Объёмы у нас были такие, что буквально КамАЗами возили», — вспоминают предприниматели. В итоге Bask умудрился не потерять в долларовой выручке — в 1999 году компания вновь добила до $1 млн. Кроме того, это сотрудничество помогло подтянуть качество — за первую половину нулевых — в середине 2000-х иностранцы перенесли производство из России в Китай — Bask, по словам Богдановых, сшил для мировых брендов 500 000 пуховых пакетов.

Как Богдановы вырастили конкурента

К 2003 году выручка Bask перевалила за $4 млн. Куртки Богдановых можно было найти уже не только в специализированной рознице, но и, например, в «Спортмастере». Кроме того, у братьев к тому времени была своя сеть — «Активный отдых». Казалось, всё складывается идеально, но в этот момент возникли новые проблемы.

Со второй половины 1990-х крупнейшим подрядчиком Bask была рязанская фабрика «5 звёзд», основанная бывшими парашютистами Валерием и Шамсикамяр (Еленой) Фисенко. В 1999 году Богдановы получили в ней 30% после того, как помогли партнёрам купить швейное оборудование, которого те лишились из-за конфликта с прежним совладельцем фабрики. Но в 2005-м отношения с семьёй Фисенко неожиданно расстроились.

«Фактически они нас выжили», — раздражается Владимир и начинает нервно поглаживать бороду. За 30% акций Фисенко, по словам Богдановых, рассчитались выполнением заказов на сумму $500 000. Братья считают, что должны были бы получить больше, хотя никаких документов по поводу этого они не подписывали. Впрочем, ещё сильнее их злит то, что Фисенко тут же создали собственный бренд — Sivera. «Они фактически передрали наши изделия», — горячится Сергей.

© Интернет-магазин BASK

«То, что получилось, было близко к моделям Bask, но всё же не настолько злодейски», — замечает председатель правления Russian Outdoor Group Алексей Гребцов. Но Валерия Фисенко он, тем не менее, называет «сложным человеком» и говорит, что с ним много кто не смог сработаться. Сам Валерий Фисенко разговаривать с «Секретом» отказался.

Десять лет назад Богдановы не верили в успех Sivera, но сейчас признают, что в лице Фисенко получили сильных конкурентов, и сетуют на то, что вовремя не защитили свои модели, лекала и другую интеллектуальную собственность.

После расставания с «5 звёздами» Богдановы распределили работу по фабрикам, с собственниками которых успели познакомиться, выполняя заказы для Reebok, Puma и adidas. Проблем с поиском не возникло — из-за оттока заказов в Китай производства были загружены не очень сильно. Однако обороты бизнеса были уже таковы, что развиваться на свои средства было невозможно.

Богдановы отправились на поиски инвестора — и угодили в ловушку.

Как Богдановы всё потеряли

К 2006 году помимо экипировки под брендом Bask Богдановы развивали линейку сноубордической одежды LMA — ей руководил Александр Селиванов, который позднее создаст собственную марку — Codered. Их сеть «Активный отдых» насчитывала шесть магазинов: пять в Москве и один в Тольятти. Богдановы купили там готовый магазин у знакомого и оставили его им управлять. Помимо контрактных производств у компании было собственное — в Королёве. Права долгосрочной аренды обошлись в $10 000 («сама аренда была мизерной»), оборудование — в $50 000. Выручка всего бизнеса, по словам Богдановых, превышала 400 млн рублей.

В 2000-х Богдановы уже брали небольшие кредиты, но искать инвестора, по их словам, начали не только из-за того, что им не хватало денег на развитие. Братья обнаружили, что дети (у Сергея их трое, у Владимира — двое) вовсе не горят желанием принять управление даже через пару десятков лет. Владельцы Bask решили, что самое правильное — найти надёжного стратегического инвестора, которому со временем они смогут продать все свои акции: «Вырученные средства нашли бы куда потратить».

Сергей Богданов

Самостоятельные поиски ни к чему не привели, и Богдановы пошли к консультантам. Около месяца общались с разными компаниями, остановились на Deloitte. Их подкупили выгодные условия консультирования — всего $10 000 в месяц. В мае 2006 года они подписали договор с консультантами. Предприниматели говорят, что предложения были отправлены восьми частным фондам. Богдановы были убеждены, что работать нужно обязательно с иностранцами («Боялись, что русские обманут», — объясняет Владимир), и остановились, следуя совету консультантов, на Eagle Venture Partners, связанном с бельгийской инвестиционной компанией Gimv. Фонд Eagle Venture Partners работал в России через компанию Eagle Russia, с начала 1990-х инвестировал десятки миллионов долларов в компании, работающие на потребительском рынке, и в материалах деловых СМИ производил впечатление вполне респектабельной организации.

СМИ и игроки рынка предполагали тогда, что Bask должны оценить примерно в $30 млн, а инвестиции составят около $10 млн. Богдановы тоже рассчитывали на высокую оценку, однако за 43% акций им предложили всего $6 млн. Были и другие разногласия. Сергей Богданов вспоминает, что особенно им не понравилось условие кратно увеличить выручку за несколько лет. Алексей Гребцов из Russian Outdoor Group рассказывает, что видел проект договора, который предложили Bask (документ показал ему кто-то из сотрудников), и пытался отговорить Богдановых от потенциально опасной сделки. Но братья не стали никого слушать. Владимир об этом разговоре, впрочем, вообще не помнит: «Может, договор куда-то и утёк, но меня никто не отговаривал».

«Нам казалось, что мы справимся, а если вдруг не справимся — сумеем договориться», — разводит руками Сергей Богданов. Договариваться пришлось уже очень скоро. Когда дилеры узнали, что Bask привлёк инвестиции, на компанию посыпались крупные заказы. Одновременно Богдановы открыли два собственных мультибрендовых магазина. Но выполнить заказы полностью так и не удалось, потому что фонд задержал первый же транш. Что послужило причиной, в деталях братья не рассказывают — говорят лишь, что дело было в неких юридических формальностях. Зимние продажи были сорваны, и 2007 год стал худшим в истории Bask.

БАСК — это аббревиатура, которая расшифровывается как Байдарочно-строительный кооператив

Первый транш в итоге поступил только в ноябре 2007 года. После этого, по словам Богдановых, всё повторилось вновь. А потом начался кризис. Предприниматели настаивают, что с этого момента Eagle Venture Partners и Eagle Russia сознательно и хладнокровно вели их к катастрофе: первые кормили обещаниями, вторые объясняли, что «это те приняли решение», и предлагали варианты спасения, которые только ухудшали положение компании. «За 13 лет работы в России Eagle Venture Partners хорошо научился "работать" с русскими лохами, — рассказывали позднее братья в своём ЖЖ. — Совет директоров проходил каждый месяц, и постоянно нам обещали, что всё делается для соблюдения формальностей, которые приняты в цивилизованном мире».

В марте 2008-го создатели Bask совершили роковую ошибку, согласившись на предложение инвестора заложить все свои акции под кредит в $1 млн. «Как мы могли это сделать, сейчас уже сложно вспомнить, — сокрушается Сергей Богданов. — Мы тогда ждали очередной транш, но в последний момент нам сказали, что его не будет и единственное, что может сделать инвестиционный комитет, — выдать кредит под залог акций. Они назвали это простой формальностью — и мы поверили».

В начале 2009 года Богдановы и их инвестор в течение нескольких месяцев пытались договориться, как им разойтись миром, но ничего из этого не вышло и в августе на основании дефолта по кредиту братья потеряли свою компанию.

Бывший финансовый директор Eagle Russia Егор Пащина (наряду с ещё несколькими сотрудниками фонда после изгнания Богдановых он вошёл в число акционеров Bask) отказал «Секрету» в интервью, объяснив это тем, что фонд в любом случае уже прекратил существование. Его коллеги на запросы «Секрета» не ответили. Ранее в одном из интервью Пащина описывал природу подобных коллизий только в общем виде: «Если собственники идут на сделку, не будучи готовыми поделиться управлением, в большинстве случаев это приводит к корпоративному конфликту. Захваты происходят в основном тогда, когда в управлении царит бардак».

Возрождение Bask

26 октября 2009 года основатель Владимир Богданов приехал в офис компании на московском заводе «Калибр» в сопровождении охранников. Приказав им никого больше в здание не пускать, Богданов пошёл объяснять собравшимся в большом зале сотрудникам, почему вот уже три дня не появляется на работе. Завладев Bask, новый собственник уволил его с должности генерального директора, но сделал это, как рассказывают братья, с нарушениями.

На «военные действия» Богдановы решились от отчаяния — им нужно было разобраться с кредитами, которые компания в разное время брала под личное поручительство братьев. Увольнение с соблюдением всех процедур в итоге состоялось только в декабре, и к этому времени братья, по их словам, смогли расплатиться с кредиторами за счёт выручки от осенних продаж. Помимо честного имени у братьев осталась компания НПФ «Баск», которой до сих пор принадлежат права на лекала и другие разработки. Сдав новым владельцам Bask магазины и склад с товарами, братья принялись налаживать производство пуховых курток с чистого листа.

© Интернет-магазин BASK

Первым делом Богдановы собрали всех дилеров и объяснили, что теперь, видимо, будут работать два Bask — «инвесторский» и их, «богдановский». Судиться из-за прав на интеллектуальную собственность стороны конфликта не стали. Партнёры восприняли услышанное по-разному: треть сразу отказалась от сотрудничества, зато остальные пообещали работать по предоплате. Ещё Богдановы рассказывают, что их очень выручил «один банк», который выдал кредит на 30 млн рублей. Договориться помогли знакомые, которых Богдановы не называют. «Тогда мы убедились, что самое главное в бизнесе — репутация, — говорит Владимир. — Если бы у нас не было репутации, мы не получали бы ничего — ни предзаказов, ни даже моральной поддержки».

О том, что инвесторский Bask не жилец, Богдановы догадывались с самого начала — слишком специфичный рынок, чтобы новый директор быстро в нём разобрался. Действительно, компания распродавала складские остатки по бросовым ценам и безуспешно пыталась наладить новое производство, но их модели лишь внешне напоминали те, что производили Богдановы. Братья сокрушались в ЖЖ: «Под маркой, которая существует на рынке 23 года, выпускается такое говно, что просто стыдно!» Но широкое внимание к неудачам своих обидчиков старались не привлекать, разумно полагая, что рядовой потребитель не станет разбираться и это ударит по их собственной продукции.

Чтобы дистанцироваться от своей старой компании, Богдановы в 2010 году лишь обзавелись новым жёлто-красным логотипом. Участники рынка с тех пор две компании так и называли: «голубой Bask» (по цвету старой эмблемы) и «богдановский». В 2014 году очередной директор «голубого Bask» исчез вместе с 6 млн рублей, которые он перевёл на счета фирм-однодневок.

В 2015-м крупные игроки рынка туристической экипировки получили предложение купить компанию. В число адресатов вошли и Богдановы. Именно они её в итоге и купили, ради родного бренда. «Победил правильный Bask, и всё стало хорошо, — говорит бренд-менеджер компании Nova Tour Евгения Яровитчук. — На имидже бренда эти события не сказались. Покупатели и раньше смотрели на это так: «Два "Баска"? Ну и ладно». Сумму сделки братья не раскрывают, говорят лишь, что первое, что они сделали, — распродали продукцию «голубого Bask» со скидкой 50%.

«Именно последние два года — время, когда можно сказать, что Bask вернулся на уровень десятилетней давности и по продажам, и по восприятию бренда», — подводит итог этой истории Алексей Гребцов из Russian Outdoor Group.

Богдановы отправились на поиски инвестора — и угодили в ловушку

Сейчас более 80% выручки Bask делает российская розница, своих магазинов у компании больше нет. По итогам 2016 года Богдановы надеются заработать более 400 млн рублей, в 2015-м получилось чуть меньше. Для сравнения, фабрика «5 звёзд» (Sivera) в прошлом году, согласно данным «СПАРК-Интерфакс», показала выручку 134 млн, «Венто» — 197 млн, «Маунтек» (официальный дилер Marmot) — 282 млн рублей. Значительно больше, 1,16 млрд рублей, зарабатывает только старый конкурент Bask — Red Fox.

Ещё Bask выполняет государственные и корпоративные заказы — например, только что компания выиграла конкурс на поставку курток из новой охотничьей коллекции Baikal для концерна «Калашников» на 10,6 млн рублей. Владимир Богданов признаётся, что раньше он сторонился государства, но сейчас, по его мнению, «к управлению пришли молодые, активные, грамотные люди». Также братья поставляют вещи за рубеж, но широко развивать это направление не собираются: «Россия — непаханое поле».

Ближайшие планы Богдановых — запуск новых товарных категорий. Сейчас братья больше всего внимания уделяют линейкам одежды для условий Крайнего Севера «За полярным кругом», которые хорошо покупают, например, в Якутии, и тёплой городской одежды Bask City (это уже вторая попытка сыграть в этой нише — на первой поставил крест корпоративный конфликт в компании поставщика). «Планы производить наряду с экипировкой для профессионалов ещё и вещи на каждый день есть не только у Bask, — замечает Евгения Яровитчук из Nova Tour. — Это понятно — у производителей есть технологии, которые позволяют делать удобную городскую одежду. Только есть нюанс: аудитория здесь вроде бы больше, но и конкуренция тоже выше». Ещё братья не первый год мечтают восстановить марку сноубордической одежды LMA, от выпуска которой пришлось отказаться по настоянию инвесторов.

Иметь дело с инвесторами Богдановы зареклись. Для управления бизнесом они наняли генерального директора, а мечты о семейной фирме, кажется, всё-таки начинают сбываться — за интернет-продажи в Bask отвечают сыновья Сергея.

Фотографии: Александр Карнюхин / «Секрет Фирмы»

Обсудить ()

Читать по теме

Новости партнеров