$ 63.3067.21$54.33
25 августа 2016 года в 17:15

Гид по жизни в тюрьме: Как сидеть с комфортом и не стать «сладкой булочкой»

Airbnb для бизнесменов и других «экономических»

Гид по жизни в тюрьме: Как сидеть с комфортом и не стать «сладкой булочкой»

Не «законопачивать» людей в тюрьму за экономические преступления призывал ещё Дмитрий Медведев в 2009 году — ему принадлежит крылатая фраза «хватит кошмарить бизнес». Полтора года назад Владимир Путин предложил смягчить уголовную ответственность для бизнеса, чтобы улучшить деловой климат в России. Время идёт, президенты говорят, а количество людей в СИЗО, обвиняемых в экономических преступлениях, увеличивается. За последние два года оно выросло на 59% — до 6539 человек, рассказал «Cекрету» уполномоченный по правам предпринимателей при президенте Борис Титов.

Предприниматели, или «коммерсы», как их называют в местах лишения свободы, стали удобной мишенью для шантажа и вымогательства. Сокамерники и надзиратели дают бизнесменам прозвища: «сладенький», «булка с маслом», «дойная корова». Шантажом и вымогательством могут заниматься как администрация, так и заключённые, которые входят в долю с администрацией. Из-за того что состоятельных людей сажают всё больше, растёт и спрос на более комфортные условия существования за решёткой. Предприниматели, пережившие столкновение с тюрьмой, рассказали «Секрету» на условиях анонимности, какие услуги можно неофициально приобрести в СИЗО, как улучшить условия содержания под стражей и чем грозит излишняя расточительность и любовь к комфорту в застенках. Мы проверили полученные данные у адвокатов, правозащитников и иных экспертов, а также обратились за комментарием к ФСИН — правда, на момент публикации материала служба его не предоставила.

В итоге получилось что-то вроде памятки предпринимателям, угодившим в тюрьму.

1. Не бойтесь остаться без связи

Максимальное время карантина безо всякой связи с внешним миром — 15 суток

Вера Гончарова, адвокат: После заключения под стражу подследственных отправляют в камеры карантина, чтобы выяснить, не больны ли они какой-нибудь инфекцией. Согласно Правилам внутреннего распорядка исправительных учреждений от 2005 года, на карантине человека могут продержать не более 15 суток. Заключённым в СИЗО нельзя пользоваться мобильными телефонами.

Предприниматель, сидевший в московском СИЗО, а теперь отбывающий наказание на зоне в Ивановской области: На карантине сидят не больше недели-двух. На карантине нет ни мобильников, ни свиданий — вообще никакой связи с внешним миром, и из-за этого все немного в стрессовом состоянии. На карантине тебя оценивают. И от каждого твоего слова — о богатстве, о любимой женщине, просто резкого — зависит, в какую камеру тебя отправят и кем ты потом сидеть будешь до конца срока. По местной иерархии вариантов много.

Большинство коммерсантов сидят «мужиками» — обычными заключёнными. Но некоторых аттестуют «козлами», то есть сотрудничающими с администрацией и стучащими следователям на сокамерников. Таких часто бьют. Именно на карантине тех, кто осуждён по экономическим статьям (159, 160, 165, 171, 172, 174, 199, 201), начинают «пробивать», пытаясь выяснить, сколько у них денег, и предлагать сесть в камеры с улучшенными условиями. Их ещё называют «продолами для коммерсов» и «випами». Спецблок для экономических стоит от 50 000 рублей в месяц. Ловушка в том, что, заплатив раз, ты будешь вынужден платить потом все годы, что будешь сидеть, — и в СИЗО, и на зоне. За отказ платить будут прессовать.

2. Будьте готовы к обману

Почти все предложения по решению вопросов в СИЗО оказываются мошенничеством

Пётр Добровицкий, председатель коллегии адвокатов «Добровицкий и партнёры»: Я делю тех, кто крутится вокруг подследственных, на три категории: решал, кидал и мошенников. Мошенники — это друзья заключённых, которые приходят к родственникам предпринимателя и обещают организовать его освобождение за деньги. Делают они это в первые неделю-две, когда родственники находятся в состоянии аффекта, а предприниматель сидит на карантине и не может выйти на связь. Это в 99,9% случаев развод. Кидалы — это, как правило, бывшие сотрудники правоохранительных органов, которые работают в связке со своими друзьями-следователями. Кидала говорит предпринимателю, что уже договорился обо всём со следователями, предлагает признать вину и обещает за это условный срок. Берёт у предпринимателя деньги. Предприниматель переводит их на карточку через мобильный банк или просит помочь родственников, а потом ему вкатывают пять-шесть лет. Потом предприниматель нанимает нормального человека, но сделать что-либо уже невозможно.

Решалы — это категория адвокатов, которая берётся за взятки урегулировать все вопросы. Но сделать это практически невозможно — ведь нужно договориться не только со следователем, но и с прокурором, и с судьёй.

Вера Гончарова, адвокат: В восьми случаях из десяти все предложения по решению вопросов в СИЗО — обман. Это касается как взяток, чтобы повлиять на следствие, так и оплаты услуг внутри самой тюрьмы.

3. Запретите родственникам общаться с людьми из СИЗО без вашего ведома

Родственники оказавшихся в СИЗО предпринимателей получают не менее двух звонков от вымогателей

Дмитрий Васильченко, адвокат: Это самое простое правило гигиены: не называйте сокамерникам имена жён и любовниц. А жёнам и любовницам запретите оставлять свои реальные контакты с передачками. Пусть заведут себе ни на кого не зарегистрированные сим-карточки и оставляют контакты этих симок. Именно на родственников будут оказывать наибольшее давление, вымогая деньги.

Предприниматель, находящийся сейчас в небольшом московском СИЗО: Моя жена оставила свои контакты вместе с передачкой, и ей через день позвонил мужчина, представился бывшим сотрудником ФСИН и сказал: «1 млн, и вашего мужа через неделю переквалифицируют в свидетели». Я сразу велел жене выкинуть симку и строго-настрого запретил реагировать на подобные звонки. Сказал, что, если что-то надо будет, я сам выйду на связь и назову номер счёта, куда перечислить деньги.

4. Молчите

Чтобы нажить врагов на несколько лет, достаточно одного слова

Сергей Водолагин, партнёр юридической фирмы Westside Advisors: Самое главное — нужно в любой ситуации оставаться человеком. Не нужно говорить лишнего, потому что тем самым можно дать информацию, которая попадёт в правоохранительные органы или к сотрудникам СИЗО и ухудшит ваши условия.

Пётр Добровицкий: Нужно забыть нецензурную брань, так как нечаянно сказанное бранное слово может оказаться на тюремном жаргоне ругательством, за которое потом придётся отвечать. Забудьте про азартные игры. Никогда не садитесь играть в карты ни на спички, ни на что — там такое количество мошенников, что вас точно обжулят. А карточный долг — самый страшный. И он будет ходить за вами повсюду — и в СИЗО, и на зоне.

Предприниматель, сидевший в московском СИЗО, а теперь находящийся в Рязанской области: Сел — молчи. Это главное правило. Придумай легенду, которая будет максимально близка к твоей рекомендации, и рассказывай её всем. Зайдя в камеру, представься — назови имя, фамилию, статью, по которой арестован. Больше ничего говорить не надо, кому нужно — они и так всё о тебе узнают по зэк-радио. В СИЗО уважают тех, кто держится по-мужски и не ноет. Тех, кто делится со всеми тем, что ему принесли, — ведь у предпринимателей, которые сидят в общих камерах, часто еды больше, чем у остальных. Особенно презирают тех, кто не моется, не стирает одежду и не стрижётся — скатывается до чушки. Таких бьют и унижают.

5. Подумайте 146 раз, прежде чем сотрудничать с администрацией и следствием

Большинству подследственных обещают условный срок за сделку со следствием, но в действительности на свободу с условным сроком выходят единицы

Сергей Водолагин: При сделке со следствием чаще всего обещают условный срок. Мне известны случаи, когда люди действительно получали условный срок. Но это большая редкость.

Пётр Добровицкий: Если вы идёте на сделку со следствием, чтобы сократить свой срок, — это ваше дело. Но вот если вы не только свою вину признаёте, но ещё и своих партнёров за собой тащите — это уже отдельная история. Такие люди потом на зоне не будут пользоваться вообще никаким авторитетом. Они необязательно будут спать у туалета и необязательно их потом будут бить. Но ни общаться, ни делиться с ними никто не будет.

Предприниматель, отбывающий наказание во Владимирской области: Мне предлагали сделку со следствием, но я отказался. А вот партнёр мой согласился, да ещё и меня своим признанием завалил. Он получил вместо обещанного условного срока пятёрку. А я получил семёрку, но скоро собираюсь выходить по УДО — окажусь на воле раньше, чем он. Волею судеб нас с партнёром на одну зону отправили. Он сидит здесь сукой — с ним никто не общается, хотя у него довольно влиятельные заступники нашлись.

6. Не покупайте ничего пакетами. Торгуйтесь

Стоимость неофициальных услуг в СИЗО можно снизить торгом в 15 раз

Предприниматель, лично знакомый с обычаями одного из главных московских СИЗО: Когда я сел в карантин, мне сразу сказали, что можно устроиться поудобнее и сесть с другими коммерсами. Предлагали мне сокамерники, но, видимо, кто-то из руководства СИЗО показывал им материалы моего уголовного дела — откуда бы они знали, что у меня есть деньги, если бы не видели, что меня обвиняют в мошенничестве на десятки миллионов.

Цену камеры мне обозначили в 750 000 рублей. Мне повезло с адвокатом. Я знал, что такая цена — развод. Сказал, что того, в чём меня обвиняют, не совершал. Что денег у меня нет. И что заплачу, сколько смогу. Мы долго торговались, но в итоге сторговались до 50 000 рублей в месяц. А ещё один парень всё-таки платит 750 000. Другой — 250 000. Когда в СИЗО понимают, что ты ориентируешься в ценах, начинают объяснять, что это тебе услуги все пакетом продают. Но это развод, так не бывает. Не надо покупать услуги оптом. Надо покупать по одной, по мере необходимости. Тогда будет меньше проблем и вопросов. Всё будет дешевле, а тебя не будут воспринимать дойной коровой.

7. Не бойтесь прессинга

Перестать платить за неофициальные услуги в СИЗО очень трудно. Особенно если вы переплачиваете.

Пётр Добровицкий: Если предприниматель сразу жёстко поставит себя, что не будет платить, его в очень редких случаях попытаются прессовать, а в большинстве случаев всё-таки оставят в покое. А вот людей, которые платили, а потом перестали, скорее всего, будут прессовать довольно сильно. Когда человек после икры и коньяка переходит на самогон и огурцы, обслуживавший его сотрудник здорово расстраивается. Так что лучше не платить сразу.

Зоя Светова, член Общественной наблюдательной комиссии: В последние годы были истории в московских СИЗО, когда у заключённых вымогали деньги, угрожая избиениями. Но вымогали уже после того, как человек заплатил один, два раза, и это было не за улучшение условий, а просто потому, что зарвались. Такие истории были в СИЗО-4 и в СИЗО-5.

Подследственный, отбыл четыре срока, в СИЗО выполнял обязанности смотрящего за камерой: Если блатные положили глаз на «булку с маслом», они всё равно добьются своего. Тебе будут создавать ситуации и проблемы, для решения которых ты заплатишь, ещё и благодарен будешь, что у тебя эти деньги взяли. Чтобы заплатил, могут перевести в камеру с безумными чеченцами. В одной камере был такой, он вставал среди ночи и набрасывался с ножом на спящих, угрожая убить. Камера вставала, его успокаивали, мол, молчи, брат. Сладенький, которого мы к чеченцу отправили, в итоге умолял деньги взять, лишь бы его из камеры перевели. Но можно и без чеченцев обойтись: если на карантине деньги отказался давать, тебя переводят в камеру похуже, где на 40 человек всего 20 шконок. Могут сокамерники на матрас нассать. Могут три недели в душ не выводить.

8. Узнайте реальные расценки в СИЗО

Пребывание в так называемой вип-камере может стоить от 50 000 рублей в месяц с человека

Зоя Светова: В разных СИЗО есть камеры, которые можно было бы назвать «вип-камерами». Цены в них за последнее время выросли. Думаю, это связано и с кризисом, и с тем, что число арестованных по 159-й статье, по которой сажают бизнесменов и представителей банковского сектора, то есть достаточно богатых людей, увеличивается с каждым годом. На воле цены растут, соответственно, растут они и в тюрьме.

Пётр Добровицкий: Следствие по коммерсантам длится в среднем год. Суд — от полугода. Так что ты покупаешь себе камеру в среднем на полтора года. Раз начав платить, прекратить уже не сможешь. Со слов бывших клиентов, мобильные телефоны есть во всех камерах всех СИЗО, кроме Лефортова и второго изолятора в «Матросской Тишине». Во время проверки мобильники забирают. А потом возвращают обратно, иногда, правда, предлагают выкупить по второму разу. По словам моих бывших клиентов, за эту услугу необходимо платить деньги.

Предприниматель, лично знакомый с обычаями одного из главных московских СИЗО: Красная цена сидению в спецблоке — 50 000 — 60 000 рублей в месяц. Но сейчас в тюрьму попали банкиры, которые не знают реальную цену деньгам в СИЗО и на зоне. Они за всё переплачивают, раскачивая цены и делая только хуже. И себе (если начал платить, то будешь платить до конца). И тем, кто будет сидеть после них. Не только уже банкирам, но и предпринимателям.

В деньги, которые ты платишь за спецблок, входит безопасность, гарантия, что у тебя не будет безумных чеченцев. Лояльность администрации. Предупреждения о проверках и шмонах. Право на телефон (но сам телефон ещё надо будет купить, и часто его приходится покупать много раз, так как сами же оперативники, которые тебе телефон принесли, потом его забирают во время проверок, а потом снова предлагают выкупить). Чистое бельё (у коммерсов оно чаще всего белое, а у воров — цветное). Два матраса вместо одного (обычные зэки спят с одним, и проволоки впиваются во всё тело). Право на моющие средства в камере. Право на еду из любых ресторанов. Право сидеть с такими же, как ты сам. Право на пароварки, соковыжималки, вентиляторы, холодильник. За все эти услуги и вещи надо платить отдельно — обычно по цене, которая превосходит реальную стоимость. Во сколько раз превосходит, зависит от тебя.

В камерах стоят те же двухъярусные шконки, сделан ремонт, есть унитаз (во многих обычных камерах просто дыра в полу). Есть душ. Душ и унитаз обычно отгорожены от всей комнаты, закрыты перегородкой. Штукатурка не сыпется, ржавых подтёков нет. Таких камер раньше было по паре штук — в «Матросской Тишине» и в Бутырке. Теперь их по несколько штук в каждом СИЗО. И количество их варьируется от загруженности.

Яна Яковлева, правозащитник: В так называемых вип-камерах стены без плесени, там холодильник, туалет, возможность помыться, радости, которые по-настоящему начинаешь ценить, только оказавшись в заключении. Предприниматели рассказывали мне, что в такие камеры тебе могут приносить еду из ресторанов — по цене в два-три раза выше исходной, алкоголь по цене в два раза выше исходной. Половину стоимости забирает сотрудник тюрьмы, который проносит всё это в камеру. Сейчас из-за массовой посадки банкиров цены на все неофициальные услуги в СИЗО выросли.

Ольга Романова, глава правозащитной организации «Русь сидящая»: Увеличение числа подозреваемых и обвиняемых в экономических преступлениях, прежде всего по 159-й, массовое возбуждение уголовных дел в отношении сотрудников банков (в среднем против пары человек от каждого банка с отозванной лицензией, причём берут как реально виноватых в выводе денег, так и тех, кто под руку попался) — всё это привело к появлению «специальных» камер практически во всех московских изоляторах. И цены на нахождение в этих камерах выросли. Раньше эта негласная услуга стоила порядка 250 000 рублей в месяц с камеры. Теперь цена в некоторых изоляторах составляет от миллиона рублей с камеры. Впрочем, речь не только о банкирах. Недавно к нам обратились родственники успешного архитектора, обвинённого в мошенничестве: с него вымогают 100 000 рублей за создание более или менее приличных условий содержания в одном из подмосковных СИЗО.

Подследственный, отбыл четыре срока, в СИЗО выполнял обязанности смотрящего за камерой: Есть ещё услуга по актировке — это осмотр пациента и оценка состояния его здоровья. Ну чтобы тебя в связи с болезнью освободили от наказания. Я своему знакомому однажды помогал такую услугу купить. Стоило это 20 млн рублей. И даже несмотря на мою помощь, человека кинули.

9. Узнайте расценки на зоне, куда вас отправляют

Работа в санчасти с возможностью спать в двухместной камере с плазменным телевизором на зоне стоит 2 млн рублей

Предприниматель, сидевший в московском СИЗО, а затем этапированный в Ивановскую область: Самое козырное — это работа в санчасти. Ты будешь спать в двухместной комнате с душем и туалетом, с плазменным телевизором. Стоит это 2 млн рублей до конца срока. Наверное, есть ещё какие-то ежемесячные платежи, но я их уже не знаю. Я работаю в библиотеке. Стоит это столько же, сколько и работа в клубе: от 300 000 до 600 000 рублей в зависимости от твоей сытости. Эту сумму ты отдаёшь единовременным платежом, а потом ещё платишь 20 000 — 30 000 рублей в месяц до конца срока.

Иллюстрации: Белла Лейн / «Секрет Фирмы»
Инфографика: Наталья Осипова / «Секрет Фирмы»

Обсудить ()
Новости партнеров