$ 64.1568.47$53.94
30 августа 2016 года в 15:53

Русский индастриал: Как Gelio Vostok зарабатывает на съёмке заводов и городов

Всё начиналось с блога в ЖЖ

Русский индастриал: Как Gelio Vostok зарабатывает на съёмке заводов и городов

30-летний фотограф из Новосибирска Слава Степанов несколько лет вёл блог в ЖЖ, в котором выкладывал снимки промышленных объектов, а теперь его компания Gelio Vostok снимает заводы и самолёты за деньги, издаёт подарочные альбомы для компаний. Оборот в прошлом году — 15 млн рублей. За всё время компания выпустила 53 700 книг. Среди клиентов — РЖД, Балтийский завод и «РусГидро». Других студий, которые бы занимались только индустриальной съёмкой, в России почти нет. «Секрет» рассказывает, как необычное хобби стало приносить деньги.

Хобби

Если в российских школах введут курс патриотического воспитания, лучших наглядных пособий, чем альбомы Gelio Vostok, не придумать: «единственный в мире атомный ледокол», «крупнейший в мире космодром», разноцветные кубики домов будто из конструктора LEGO на фотографиях Норильска с высоты, сияющий под солнцем «сибирский колизей» — Новосибирский театр оперы и балета. Под такими фотографиями Степанова в LiveJournal часто появляются комментарии вроде «Я не узнаю свой город», «Омск хорош, но только с высоты птичьего полёта», «На самом деле там уныло и грязно». ЖЖ он завёл в 2008 году, так его и ведёт, только теперь от имени компании. Его репортаж о самом большом самолёте в мире набрал миллион просмотров. Другой, с производства самолётов Су-30 и Як-130 на Иркутском авиационном заводе, Артемий Лебедев назвал «самой красивой промышленной экскурсией на свете».

Cтепанов показывает крупные объекты с необычных ракурсов: снимает с вертолётов, спускается в подземные туннели и забирается на подъёмные краны. Ещё в детстве он рисовал, как выглядят города с высоты, потом работал в студии дизайна и ретушировал фотографии. «Моей задачей было сделать из каждой фотографии конфетку», — вспоминает он. Когда в 2008 году у него появилась первая зеркальная камера, Степанов стал снимать Новосибирск и выкладывать снимки в ЖЖ и на новосибирском форуме НГС. Его фотографии широко обсуждали, это мотивировало искать новые интересные места.

Степанов писал письма в администрацию города, просил разрешить ему поснимать ГЭС, ТЭС и метро. Говорил, что у него есть блог, он опубликует репортаж и тем самым «популяризирует энергетику и транспорт». В то время ему начали поступать предложения на съёмку объектов от небольших компаний. Когда в кризис в 2008 году из рекламного агентства, где Степанов работал дизайнером, пришла зарплата 4300 рублей, он понял, что надо сосредоточиться на фотографии. К тому моменту он уже начал зарабатывать на репортажах.

Сейчас в штате Gelio Vostok работают 15 человек, из них четыре фотографа, ещё несколько подключаются к отдельным проектам. Степанов не сидит на месте — с понедельника по четверг он выезжает на съёмки, одну неделю в месяц проводит в Новосибирске, чтобы разобрать материал. Иногда приходится летать на другой конец континента ради одного кадра. Например, недавно авиакомпания S7 просила сделать снимок на фоне аэропорта в Дублине. Прямых рейсов из Москвы в Дублин мало, поэтому пришлось лететь из Новосибирска в Москву, делать ещё одну пересадку, снять один кадр и улететь назад. В другой раз Степанов снимал с крана в Благовещенске при температуре –39 °С. Пришлось ждать два часа, пока зажгутся огни в китайском Хэйхэ на другой стороне Амура.

Бизнес

Звездой местного значения Вячеслав Cтепанов стал в 2009 году, когда снял репортаж о Новосибирском метрополитене. Администрация метро сама предложила разместить фотографии в вагонах, и так появилась его первая персональная выставка — два с половиной года жители видели снимки с адресом блога в ЖЖ в четырёх вагонах. Тогда фото в блоге начали собирать десятки и сотни тысяч просмотров.

К 2011 году Степанов накопил много фотографий Новосибирска и стал думать, что с ними делать. Как раз тогда с ним связался будущий партнёр Дмитрий Емельянов — он только закончил экономический факультет НГУ и думал, чем заняться. Они встретились и решили выпустить альбом со снимками города. Емельянов занялся бизнес-процессами, Степанов — фотографией. Чуть позже Емельянов привлёк к проекту своего друга Дмитрия Мащенко, который стал третьим сооснователем Gelio Vostok.

Первое издание тиражом в 1000 штук запустили на свои деньги, партнёры вложили 500 000 рублей. Книги распространяли в местных магазинах, где их раскупили за первые два месяца. На этом проекте партнёры заработали чуть меньше 1 млн рублей, потом альбом переиздавали шесть раз.

Сейчас в компании три направления: книги с фотографиями городов, подарочные книги для клиентов компаний и собственно фотосъёмка. Первое направление со временем стало имиджевым. Вслед за Новосибирском партнёры выпустили книги ещё для нескольких городов, в том числе для Москвы, но не на всех смогли заработать. Эти проекты отнимают много времени — работа длится минимум полгода, потому что нужно снять город зимой и летом, плюс получить разрешения от администрации на все съёмки. К тому же с падением рубля бумага подорожала в печати, окупать проекты стало сложнее.

Gelio Vostok много снимает с вертолётов. С этим помогают МЧС и другие ведомства в регионах — фотографы объясняют, чем они занимаются, и договариваются подсесть в момент, когда сотрудники ведомства полетят по своим делам. Несколько раз снимали с дронов, но это неудобно — «дроны работают только для статичных объектов». Кроме того, на дроны нужно вешать профессиональные камеры, а это всегда риск — «когда у тебя полмиллиона в воздухе болтается и может упасть в любой момент».

Первый корпоративный заказ пришёл от РЖД в 2011 году. В компании увидели книгу про Новосибирск и попросили сделать так же, только о железной дороге. Потом из этих фотографий сделали выставку. Проекты вроде этого стоят от 800 000 до 5 млн рублей. Сроки зависят от объекта. Например, для Уральской горно-металлургической компании нужно было снять 50 заводов от Чехии до Дальнего Востока, и это заняло полгода. В среднем в год компания выполняет 10–15 заказов, партнёры не раскрывают прибыль конкретных проектов, ссылаясь на большой разброс цен. Прибыль в среднем составляет 30–40% от суммы заказа.

В 2015 году компания готовила альбом для Балтийского завода к спуску ледокола «Арктика» на воду, фотоальбом о металлургическом заводе «Святогор» и другие. Заказчики чаще всего находят Gelio через предыдущие съёмки (увидели книги или фотографии на сайте) или по совету знакомых.

Рынок и конкуренты

Конкуренты компании — в основном или фотографы, которые занимаются промышленной съёмкой, или отдельные типографии и издательства. Если задать в Google запрос «промышленная фотография», появятся студии фотографии, но они, как правило, предлагают всё: от портретов до свадебной съёмки. В том же Новосибирске существует компания WeOne, которая тоже выпускает книги с промышленной съёмкой, они выполнили более 500 проектов.

Также есть множество фотографов, которые снимают промышленность время от времени. По словам фотографа Ивана Гущина, который занимается промышленной съёмкой, в среднем фотограф может зарабатывать на этом в месяц до 300 000 рублей. Услуги фотографа Олега Фролова, который представляет студию Industrial Photo Professional, стоят 20 000 — 76 000 рублей в день.

По словам Степанова, по всей России фотографов, которые снимают только промышленность, — около 20 человек. «Есть руферы, они залезают в недоступные места, но делают это часто нелегально, мы от такого отказываемся», — добавляет Емельянов.

Независимый фотограф Максим Авдеев считает, что снимать заводы и самолёты могут все. «Нужно просто понимать задачу, бриф, назначение картинок, для чего клиенту это нужно — и отсюда планировать решение задачи. Искать средства, которыми можно её решить».

Главной проблемой своего бизнеса партнёры называют «бюрократию» в крупных компаниях. Они, как правило, давно работают с пулом издательств, к которым привыкли. Кроме того, не все могут увидеть разницу между «альбомом в советском стиле», где фотографируют начальников и пишут в канцелярско-бюрократическом стиле, и «современной фотосъёмкой». Попасть в рекламные бюджеты тоже сложно, потому что маркетологи работают с крупными подрядчиками, которых знают много лет.

Кроме того, клиенты заказывают альбомы раз в несколько лет, а не каждый год, поэтому нужно всё время искать новые компании.

Евгений Григорьев, директор по маркетингу издательства «Медиалайн», утверждает, что на рынок корпоративной прессы новичкам зайти непросто, а «переубеждать начальника в том, что ему нужен современный альбом, не всегда полезно, потому что в компании, где сотрудники в возрасте за 50, этого просто не поймут». По его словам, хороший подарочный альбом стоит от миллиона рублей.

Основных игроков на рынке корпоративной прессы (по числу изданий) помимо «Медиалайна» ещё пять: издательства «ЛюдиPeople», «А2 издательство», «Фабрика журналов», «Дорогая редакция» и PR-агентство «Полилог».

Вторая проблема связана с продвижением. Популярность ЖЖ падает, а Gelio Vostok размещает свои репортажи там и с трудом выходит на новые каналы. Профиль в Instagram появился меньше года назад, и там сейчас только 8000 подписчиков. Последний репортаж Степанова из столицы Аляски Анкориджа прочитали всего 1200 раз. «Раньше можно было выложить простую фотографию и получить 100 комментариев. Сейчас нужно изгаляться, чтобы удивить чем-то людей. Можно пол-США облететь и собрать пять комментариев. Люди ленивые», — жалуется он.

Основатель SMM-агентства Little Big Agency Максим Юрин считает, что полезнее всего продвигаться в Facebook, «поскольку в этой социальной сети большая доля взрослой (25–44-летних пользователей — 60%) образованной аудитории, в основном из Москвы и крупных городов. Именно эта аудитория любит красивые, интересные и необычные фотографии». По его словам, Facebook постоянно работает над повышением качества фотоконтента и вводит новые инструменты для его продвижения. Например, недавно там появилась возможность загрузки панорамных фотографий. Через функцию «Заметки» можно вставлять несколько фотографий в пост и верстать статью примерно так, как в LiveJournal.

Планы

Партнёры не хотят менять профиль: «Портретные фотографии многие хорошо могут делать, а снять хорошо истребитель — это уже совсем другое дело», — объясняет Емельянов. Они принципиально отказываются от других типов съёмок, хотя такие предложения приходят («недавно женщина попросила сфотографировать её собаку на фоне города»).

Другой вариант — атрибутика. Емельянов рассказывает, что в разных городах видит магниты с фотографиями Gelio, права на них никто не покупает. Но самим заниматься этим невыгодно — продавцы, как правило, маленькие, с ними нужно долго договариваться, маржинальность небольшая.

Будущее Gelio видит в расширении географии. Партнёры осваивают другие города, проводят фотосъёмки в Дубае и Нью-Йорке, но пока не понимают, как их монетизировать. Нужно, чтоб люди договаривались на местах с сетевыми книжными, которые будут продавать альбомы. Кроме того, ему нравится снимать в России. «В Европе города ухоженные, там всё уже сделано за тебя, — говорит Степанов. — А у нас можно придумать интересный ракурс и показать город таким, каким его ещё не видели».

Иван Гущин

Независимый фотограф

У Gelio Vostok хорошие качественные фотографии. Наверное, одни из лучших на рынке в России. Как по мне — мало творчества. Не всегда заметна работа со светом или с ракурсами. То есть иногда это просто ровные картинки — пришёл, снял, ушёл. Но это специфика работы. Коммерческая фотография на то и коммерческая, чтобы в первую очередь клиентов устраивать. Но у Gelio Vostok бывают и действительно классные вещи.

Максим Авдеев

Независимый фотограф

Заводы всем по-разному нужны. По моему опыту, металлургам требуются красивые настоящие фотографии. а «Газпром нефти» — чтобы обязательно ремешки под каской были застёгнуты и перчатки белые перед съёмкой новые распаковывать, всё типа стерильно должно быть, и работники буровых в чистой одежде стоят улыбаются.

Опыт не всегда говорит о качестве фотографий. Часто люди, которые годами снимают самолёты, делают это плохо, просто у всех вокруг сложилось ощущение, что это «самолётный» (заменить на карьеры / заводы) фотограф, и не приглашают никого со стороны, а на самом деле человек красивого решения не предлагает, просто так сложилось.

Фотография на обложке: Геннадий Данилкин / Five o’clock

Обсудить ()
Новости партнеров