$ 63.3067.21$54.33
24 августа 2016 года в 19:30

«Мы не крепостные»: Чего хотят кубанские фермеры, идущие маршем на Москву

Отчаянный тракторный ход

«Мы не крепостные»: Чего хотят кубанские фермеры, идущие маршем на Москву

21 августа 40 фермеров из станицы Казанской Краснодарского края завели свои тракторы и двинулись в сторону Москвы, чтобы добиться встречи с Владимиром Путиным и пожаловаться ему на крупные агрохолдинги, которые, как они считают, используют «неправомерные судебные решения», чтобы забрать у крестьян землю и «поставить их на колени».

«Тракторный ход на Кремль», — написал в Twitter один из организаторов акции, директор фермерского хозяйства «Галкинское» Василий Мельниченко. К твиту он прикрепил несколько фотографий, на них — стройный ряд тракторов с флагами, протестующие в шляпах и кепках, вооружённые плакатами «А судьи кто?» и «Верните нашу землю».

По дороге участников тракторного похода несколько раз останавливали полицейские — переписывали личные данные. На второй день, как рассказывает Василий Мельниченко, марш нагнали вице-губернатор Краснодарского края Андрей Коробка и заместитель полномочного представителя президента по Южному федеральному округу Леонид Беляк.

Добраться участникам в итоге удалось только до Ростовской области. 23 августа колонну остановил ОМОН, фермеров задержали и увезли в ближайшее ОВД. На следующий день суд признал их виновными в организации несанкционированного митинга. Несколько человек оштрафовали на 10 000 рублей, двоих арестовали на десять суток. Прокуратура Краснодарского края, тем не менее, пообещала проверить жалобы участников марша, а губернатор Вениамин Кондратьев — «решить их вопросы».

«Секрет» обсудил эту невероятную историю с Василием Мельниченко и Вадимом Ванеевым, владельцем агрохолдинга «Евродон», крупнейшего российского производителя индейки.

Василий Мельниченко

Директор фермерского хозяйства «Галкинское»

Эту акцию фермеры готовили с зимы. И я как председатель общественного движения «Федеральный сельсовет» её поддерживаю и готов в ней участвовать день и ночь. Причина похода — незаконный захват земель латифундистами и администрацией, а также недопуск сельских предпринимателей к своему производству.

Случаев было много — люди писали заявления, подавали в суды. Но как они могли выиграть дело, если, допустим, семья председателя краевого суда владеет десятками тысяч гектар земли, в том числе в тех районах, где происходят незаконные захваты? Наконец крестьяне решили, убравши пшеничку, совершить вот такой тракторный ход к президенту, чтобы этот узел разрубить. Знаю, что их отговаривали — и Объединённый народный фронт (ОНФ), и местная власть.

Из станицы Казанской вышли 18 тракторов, но по дороге к ним присоединились азовские, воронежские, волгоградские фермеры. Дошли до станицы Дорожная, и там всех повязали, произошёл силовой захват участников поездки-похода, которые совершенно ничего не нарушили — они просто ехали к президенту на встречу, предупредив об этом все власти и дорожные службы. Региональную власть, всех, кто в мантиях и погонах, явно напугала перспектива прямого разговора народа с президентом.

«Не бизнесмены, а акулы»

Правительство совершило большую ошибку, когда решило свою продовольственную программу выполнить за счёт субсидирования крупных агрохолдингов. Министерство сельского хозяйства полностью все субсидии отдаёт агрохолдингам, они развиваются на эти деньги, но одновременно напрочь разоряется «соль» — крестьянские хозяйства, основа развития сельских территорий.

Не должно быть так, чтобы у крестьян отнимали землю. Мы можем работать. Что, я не буду производить 2–3 т овощей? Буду. Что, я не смогу вырастить 100 т мяса? Смогу. У нас есть опыт, как жить и что надо делать. Но когда приходит агрохолдинг, люди в окрестных деревнях остаются без работы и воют от нищеты. Наша задача — укорениться на своей земле. И ни пяди этой земли не отдавать. Землю ведь никто не создаёт, и больше её не становится. Почему должна быть такая несправедливость: один какой-нибудь «Мираторг» уже имеет 700 000 — 800 000 га? Это половина области. А что остальным делать?

Мы теряем территории сёл, деревень, малых городов. На этих землях проживает 90 млн человек — нас таких большинство, нам не нужны агрохолдинги и олигархи. Пускай они между собой соревнуются, но никак не за счёт бюджета. Иначе это не бизнесмены, а акулы. С другой стороны, я, конечно, понимаю, что бизнес есть бизнес. Если у предпринимателя есть возможность на халяву деньги забрать, значит, он это сделает, и люди, которые здесь живут, его не интересуют. Так что наши претензии обращены не к агрохолдингам, а именно к государству, которое проводит неправильную, неразумную аграрно-промышленную политику. Так нам никогда не добиться продовольственной независимости и качественных продуктов питания.

Разговор президента с народом

Весной ОНФ создал специальную рабочую группу. Но что она может решить в пользу народа? В рабочую группу должны входить в том числе фермеры, а там оказались одни административные работники. Ничего не изменилось — ситуация лишь усугубляется: фермерские хозяйства продолжают разоряться.

Я считаю, что поможет только прямой разговор президента и народа. Глупо надеяться на то, что наши мэры, пэры и остальные *** переболеют клептоманией, жлобством и вдруг станут хорошими людьми, перестанут воровать, грабить и отнимать у людей их землю и имущество. Это не святая вера в доброго царя и плохих бояр. Это всего лишь вера в справедливость.

Мы привезём президенту чёткую программу того, как провести земельную реформу. Сейчас поднимаются Омская область, Воронежская — всех не перезадерживают. Им Национальной гвардии не хватит, чтобы всех крестьян арестовать. Рано или поздно мы дойдём. «Лишь тот достоин жизни и свободы, кто каждый день идёт за них на бой!» Мы не рабы, не крепостные, как они считают. Они всего лишь, господи прости, бывшие охранники и лакеи, и никакие они не губернаторы и не верховные судьи. Разберёмся.

Вадим Ванеев

Владелец агрохолдинга «Евродон»

Между фермерством в России и фермерством в мире есть существенная разница. Фермерский сектор в России нужно стимулировать, развивать — это направление будет формироваться ещё лет 20. Если бы у нас в области уже были крупные фермерские хозяйства, мы бы давали им птицу для выращивания, а сами бы только строили перерабатывающие мясокомбинаты. В других странах так и делают.

Что касается претензий фермеров. У «Евродона» пахотной земли нет. И ни разу за всю историю компании у нас с фермерами не было никаких конфликтов. Наоборот. Все сделки совершаются на рыночных условиях, по обоюдному решению сторон, без участия судебных инстанций.

Мы развиваем птицеводческие инвестиционные проекты в Ростовской области. Выстроенная в чистом поле инфраструктура — дороги, электричество, газ, вода — превышает 1000 км. Было создано около 7000 высокопроизводительных рабочих мест — на селе это имеет свой мультипликативный эффект.

Мы знаем один способ добиться успеха: чтобы подкова начала приносить удачу, надо подковать ею коня и пахать, пахать, пахать. Но у каждого есть право на своё мнение, и отстаивать его можно разными путями.

Фотография на обложке: Геннадий Тарасков / РИА «Новости»

Обсудить ()
Новости партнеров