$ 63.3067.21$54.33
16 августа 2016 года в 17:25

Мама-анархия: Как стартап Neuromama выдал себя за единорога на $35 млрд

И зачем ему это было нужно

Мама-анархия: Как стартап Neuromama выдал себя за единорога на $35 млрд

Капитализация стартапа с российскими корнями Neuromama почти неделю держалась на отметке $35 млрд (на эти деньги можно купить восемь с половиной «Яндексов» или одну Tesla), но сегодня внебиржевые площадки его заблокировали — американская Комиссия по ценным бумагам и биржам заподозрила компанию в совершении «потенциально манипулятивных сделок».

В документах, с которыми компания знакомила инвесторов, говорится, что у технологического стартапа есть офисы по всему миру — от Лондона до Сиднея. Основные проекты — поисковик, основанный на нейротехнологиях, социальная сеть, о которой никто не слышал, и «значительные земельные активы» на берегу Тихого океана, где компания собирается принимать туристов и устраивать реалити-шоу с их участием.

«Секрет» узнал у экспертов, каким образом компании с такими фантастичными проектами становятся единорогами и на чём в действительности пытаются заработать их создатели.

Олег Сейдак

Генеральный директор Blackmoon Financial Group

Важно, что акции Neuromama торгуются на внебиржевом рынке. Чтобы выйти на него, бумаги должны удовлетворять ряду формальных требований, но вообще это не очень сложно. Нужно, например, чтобы компания существовала некоторое время, чтобы у неё была базовая аудированная отчётность.

Вся операция займёт пару месяцев и обойдётся в несколько десятков тысяч долларов. Всегда можно купить готовую компанию с ничтожной капитализацией, перерегистрировать её на себя и повесить на неё необходимые активы. После этого вы выпускаете хоть миллиард акций, покупаете одну за доллар — и всё, вы миллиардер. Правда, только на бумаге.

Извлечь выгоду из такой капитализации нельзя. По крайней мере — должно быть так. Но вы, конечно, можете прийти к управляющему семейным офисом какого-нибудь арабского шейха, дать ему неполную информацию о ситуации и за символическую благодарность продать свои акции по формальной оценке. Ещё один вариант, который может прийти в голову, — заложить акции по кредиту как залог. Кстати, владельцы таких акций в любом случае должны будут заплатить налог на доходы. Если они резиденты США, это может стать для них реальной проблемой.

На самом деле произошедшее с Neuromama высвечивает перекосы «бумажных» показателей ценности активов, широко распространённые в современном финансовом мире. Неликвидные бумаги, покупаемые и продаваемые в рамках непрозрачных и слаборегулируемых сделок, плохо отражают реальную стоимость компаний.

Отсутствие формальных ограничений на оценку активов — важный фактор развития инновационных направлений, бизнес-эффект от которых часто отложен или не очевиден большинству сторонних наблюдателей. Сами по себе такие операции не опасны для финансового рынка и независимых инвесторов. Но регулятор должен пристально следить за побочными эффектами, связанными с формированием нерепрезентативных балансовых показателей у владельцев подобных активов, попытками залога или массовой продажей таких акций на основе искусственно сформированных ценовых показателей.

Констанин Синюшин

Сооснователь инвестиционного фонда The Untitled Venture Company

Оценка любых горизонтальных проектов всегда пропорциональна их устойчивому трафику, а у Neuromama он находится на смешном уровне. Личная история действующего руководителя проекта заставляет предположить, что мы наблюдаем обычные манипулятивные сделки, задача которых — надуть капитализацию на внебиржевом рынке.

История совершенно обычная. Стартапы часто продают минимальные пакеты по максимальной оценке, чтобы на небольших закрытых сделках поднять оценку предстоящего большого раунда. Просто здесь люди подошли к вопросу индустриально и уже доказали гипотезу о несовершенстве регулирующих процедур внебиржевого рынка.

Тимур Нигматуллин

Аналитик инвестиционного холдинга «Финам»

Рост капитализации никому не известной компании с отсутствующей в публичном доступе отчётностью выглядит сомнительным — с начала прошлого года она увеличилась на порядок. Тем не менее, терминал не врёт: по тиккеру NERO и правда можно найти котировки Neuromama, и её рыночная капитализация действительно составляет почти $36 млрд.

С высокой вероятностью это манипуляция ценами в условиях низкой ликвидности. Впрочем, не исключаю и какого-либо инсайда у покупателей. Наконец, кто-то мог просто ошибиться при работе в терминале и купить не ту акцию по запредельно высокой цене. Такое было уже не раз. Например, при IPO Twitter кто-то случайно надул пузырь в акциях Twitter.

Игорь Песин

Инвестиционный директор фонда Life.SREDA

Любое непрофессиональное инвестирование — игра в рулетку. Оно не принесёт никакого положительного финансового результата в долгосрочной перспективе, но в моменте — азартно и интересно. Кейс Neuromama — типичная история, когда оценка компании не имеет под собой никакой базы в виде финансовых показателей или хотя бы прогноза будущего роста.

Инвестиции в хорошие торгуемые компании (голубые фишки) вроде «Яндекса» или Tesla должны поощряться и приветствоваться, но рискованными инвестициями должны заниматься только профессионалы.

Весь смысл посевных или венчурных инвестиций — в глубоком анализе индустрий и бизнесов (финансовом, операционном, технологическом due diligence), понимании технологий, продуктов и их перспектив. Непрофессионалам это не под силу, но доступ на рынок для них, к сожалению, почти ничем не ограничен, поэтому пузыри будут появляться снова и снова.

При участии Виктории Чарочкиной и Анастасии Черниковой

Фотография на обложке: Kieran Doherty / Reuters

Обсудить ()
Новости партнеров