$ 63.3067.21$53.89
09 августа 2016 года в 14:00

Финансист Евгений Коган — о том, как заработал капитал, скупая акции заводов

Война за активы «Роснефти», Владимирский тракторный завод и другие предприятия

Финансист Евгений Коган — о том, как заработал капитал, скупая акции заводов

В 1990 году я уехал с женой и ребёнком в Израиль, имея в кармане $400 — больше из Союза я увезти не мог. Все накопленные рубли я подарил родственникам, друзьям, а квартиру — государству. Уехал буквально с голой задницей. Даже без гражданства, его советская власть тогда забрала.

Читайте все тексты специального проекта «25 лет бизнеса в России»

Когда вернулся в 1996 году в Россию, сбережений не было. Несмотря на статус советника в израильском банке Union Bank of Israel, мне платили немного. Зато там я получил знания о фондовом рынке и деривативных инструментах, опыт работы с крупными клиентами. В России я пытался понять, как заниматься динамическим дельта-хеджированием и покупать синтетические депозиты. А на меня смотрели как на больного: в России все скупали акции, которых оказалось много у населения после приватизации. Причём в регионах особенно много. Как говорится, бери больше и кидай дальше, ну и не умничай по дороге. Скупка была жёсткая, без сантиментов и соплей. Правдами и неправдами брокеры добывали реестры владельцев акций.

В 1998 году я работал в брокерской компании «Центринвест» — среди прочего мы скупали акции дочек «Роснефти» в Краснодарском крае. Цифр сейчас не вспомню, но на этом свою первую копейку в России и заработал после возвращения из Израиля. Было сложно: у каждой из противоборствующих сторон акций было примерно одинаково. А это значит, драка шла за каждую акцию, причём цена уже значения не имела. Главный вопрос — кто будет хозяином. Иногда акции вырастали в несколько раз каждый день. Тогда я смог купить первую хорошую подержанную машину, Audi — уже не помню за сколько.

Как убедить конкретного человека продать акции, полученные за многолетнюю работу на заводе или организации? Только ценой. Скупщики обзванивали владельцев, многие торговались. Бывало, что в результате такой торговли цена акции взлетала в десятки раз. Скупка происходила через нотариальные конторы, у которых выстраивались очереди из брокеров и продавцов.

Со скупкой акций в регионах связано много весёлых и грустных историй. Бывало, нам пытались продать одни и те же акции несколько раз. Никто не стеснялся, все пытались заработать. Прибегали отдельные товарищи с криками вернуть их акции. Они считали себя обманутыми, потому что продали акции, а они потом выросли в цене. Иногда приходилось экстренно эвакуировать скупщиков, чтобы их просто не убили.

Драка шла за каждую бумагу, причём цена значения не имела. Стоял вопрос, кто будет хозяином

Помню, когда покупали акции Владимирского тракторного завода, приехал ко мне один деятель. Говорит, ты зачем акции купил, ну, твои пацаны купили? Спрашиваю, у вас? Не у меня лично, но, говорит, эти акции я для себя готовил, вы их в моём районе купили. Он искренне считал, что всё, что находится на расстоянии километра от его дома, по определению его.

Вся скупка велась законно, так работала модель приватизации. Аттракцион не для слабонервных: вооружённые мешками денег — торговля-то велась за наличные — брокеры окучивали всех, кого было можно, чтобы купить разные пакеты, от миллионов рублей до нескольких тысяч. Каждая акция стояла на учёте, так что не брезговали и копеечными пакетами.

Местные дельцы в регионах, мы называли их «жучками», прослышав о скупке, пытались захватить акции вперёд московских и любых пришлых скупщиков. Эти ребята, бывало, получали миллионы рублей за пару месяцев. Потом они нам, брокерам, сами пытались всё это сбыть. Помню, сидим и думаем: как заставить местных поскорее продать нам акции? Делали вид, что прекращаем скупку и уезжали, тогда они начинали нервничать. А мы ещё и пытались немного продать, так что ребята совсем не расслаблялись.

Иногда скупки напоминали игру в кошки-мышки. Терпение требовалось дьявольское. Приходилось одного клиента окучивать неделями. Скупка велась для разных противоборствующих сторон, каждая из которых пыталась собрать контрольный пакет того или иного завода. Методы применялись самые разные вплоть до науськивания на конкурентов милиции, местных братков и так далее. Конечно, тогда можно было не только заработать, но и голову потерять. Но ничего, я разобрался в новых российских реалиях и не падал в обморок от слова «нал».

Справка об авторе

С 1990 года Евгений Коган — старший советник по инвестициям в Union Bank of Israel. С 1998 года — директор торгового управления компании «Центринвест». В мае 2003 года основал с партнёрами инвесткомпанию «Антанта Капитал». В 2009 году стал партнёром УК «Третий Рим». С 2011 года — президент инвестгруппы «Московские партнёры».

Читайте все тексты специального проекта «25 лет бизнеса в России»

Фотография на обложке: Александра Карелина / «Секрет Фирмы»

Обсудить ()

Читать по теме

Новости партнеров