$ 64.1568.47$54.46
09 августа 2016 года в 14:02

Рейдеры всея Руси: Самые громкие дела о захвате собственности

От скупки колхозов на Рузе до разорения сети «Арбат Престиж»

Рейдеры всея Руси: Самые громкие дела о захвате собственности

Крестьяне громко жаловались милиции и раздражённо махали рукой на пашню, где орудовал трактор с надписью «За Русь святую!». Милиция хмуро чесала в затылке, пыталась заговорить с трактористом, но через пару часов уехала. Трактор прислал миллиардер Василий Бойко-Великий, который в конце 90-х и начале нулевых скупил десятки тысяч гектаров земли в Рузском районе. Вопросы к методам отчуждения колхозных земель возникли в 2005 году, миллиардер судился больше 10 лет, в 2016 году обвинения были сняты.

Читайте все тексты специального проекта «25 лет бизнеса в России»

Захватчики частной собственности появились в России вместе с самой частной собственностью, но называть явление недружественного поглощения активов рейдерством начали только на рубеже 90-х и нулевых. Рейдеры использовали разные способы отъёма земель, недвижимости и других активов: шантаж, подделку документов и подписей, обострение акционерных конфликтов и другие. В середине нулевых рейдеры стали особенно активны, так как появилось много людей, заинтересованных в их услугах, — бизнесменов, наживших капиталы в 90-х. В то же время большое количество недвижимости в привлекательных местах, например в центре Москвы, ещё с советских времён принадлежало коллективам со слабыми управляющими, которые еле сводили концы с концами, сдавая ветхие помещения в аренду. Торгово-промышленная палата России за пять лет с 2000-го по 2004 год насчитала примерно 5000 захватов, в одном 2005-м — уже 1900. Многие называют рейдерство естественным экономическим явлением: активы должны были перейти к новым собственникам, чтобы получить вторую жизнь. Увы, этот переход почти всегда был болезненным, сопровождался подкупом чиновников и других представителей власти, а также силовыми действиями, прозванными в народе «маски-шоу».

22 московских универмага и обувная фабрика

В начале июля 2003 года сотрудники фабрики «Аста», которая производила женскую модельную обувь и располагалась в самом центре Москвы по адресу Певческий переулок, 4, не смогли попасть на работу. Путь преградили бойцы спецназа с автоматами и в балаклавах. Заместителя директора Кирилла Мямлина вывели на улицу под руки. Ему показали решение Абаканского городского суда о восстановлении в должности директора фабрики некоей гражданки Хакасии, её фамилию Мямлин, проработавший на «Асте» много лет, видел впервые. Оказалось, в январе 80% акций производства у миноритарных акционеров смогла выкупить компания «Росбилдинг». Мажоритарии провели допэмиссию и размыли долю рейдера до 3,2%, но захватчики — компания «Росбилдинг» — оспорили выпуск допэмиссии в суде.

Многие называют рейдерство естественным экономическим явлением: активы должны были перейти к новым собственникам, чтобы получить вторую жизнь

«Росбилдинг» в разговорах о рейдерстве вспоминают одной из первых. В начале нулевых её название фигурировало в прессе не иначе как с присказкой «печально известная». Впервые она громко заявила о себе в 1998 году, когда скупила 22 больших советских универмага, в том числе «Бухарест», «Белград», «Перовский», «Первомайский». Акции магазинов принадлежали трудовым коллективам, то есть были распределены между сотнями людей. «Мы накопили колоссальный опыт, как покупать магазины с "колхозным" распределением акций, где нет единого хозяина», — рассказывал о сделках учредитель «Росбилдинга» Алексей Тулупов. В 1998 году ему было 22 года, его партнёру Сергею Гордееву — 21. СМИ писали, что «Росбилдинг» скупает акции у небогатых сотрудников универмагов в интересах британской розничной сети Tesco, но последняя так и не вышла на российский рынок и продавать магазины Тулупову пришлось по одному. Кстати, фабрику «Аста» через год суд вернул прежним владельцам.

НИИЭМИ

В иерархии рейдерских захватов поглощение научно-исследовательских институтов считалось самой сложной задачей. Владельцы долей в колхозах расставались со своими активами охотно, с меньшей готовностью и за большие деньги доли продавали сотрудники предприятий. Работники институтов всегда стояли до последнего — болели за науку, презирая материальные блага. Институты привлекали специалистов по недружественным поглощениям расположением и площадью. НИИ эластомерных материалов и изделий (НИИЭМИ), к примеру, занимал гектар в Хамовниках, на улице Ефремова.

7 февраля 2004 года в главное здание института ворвалось около сотни вооружённых людей в масках. Они выгнали руководство из кабинетов, приказали сотрудникам покинуть помещения и заняли все пять зданий института. Директор Сергей Резниченко был в бешенстве, он написал во все газеты, объявил, что «паралич деятельности НИИЭМИ привёл к срыву работ по созданию изделий для стратегических ракет морского базирования, ракетных комплексов "Тополь", "Тополь М", "Зарядье"», подал заявление в прокуратуру и добился возбуждения уголовного дела.

В 2008 году Хамовнический районный суд Москвы встал на сторону учёных и признал четырёх россиян и гражданина Украины виновными в рейдерском захвате недвижимости и имущества института. В решении говорилось, что рейдеры «подделали документы договоров купли-продажи акций этого предприятия. В итоге мошенническим путём они похитили более 173 000 акций, составляющих контрольный пакет». Этот пакет к тому моменту уже приобрела AEON Corporation Романа Троценко. Троценко в первую очередь был известен тем, что купил в конце 90-х Южный речной порт в Москве, выгнал арендаторов и оттюнинговал полуживой актив так, что на него обратили внимание в Минтрансе— предложили Троценко возглавить «Московское речное пароходство». Кстати, руководство НИИЭМИ в начале борьбы с рейдерами заявляло, что захват собственности института проводится в интересах «Пароходства», но к 2012 году это забылось — Троценко и Резниченко заключили мировую. Учёные получили компенсацию, размер которой не разглашался, и переехали в Перово. А Троценко снёс НИИ и построил на его месте бизнес-центр.

НИИ «Гипромез»

Красивая сталинка недалеко от метро «Алексеевская» в начале лета 2005 года оказалась на осадном положении. 70 вооружённых бойцов в камуфляже штурмовали её четыре раза — 3, 6, 15 и 16 июня. Все четыре раза захватчикам удалось прорваться в здания Государственного института по проектированию металлургических заводов, побив службу безопасности НИИ и нанятый учёными ЧОП. В первые три раза отбить здания удавалось милиции, а 16 июня не справилась даже она. «Гипромез», в отличие от многих активов, на которые претендовали рейдеры, был живым и здравствующим. В институте хранилась проектная документация главных российских меткомбинатов, в том числе НЛМК и «Северстали». У компании было заключено более 70 контрактов на 200 млн рублей по проектированию и модернизации металлургических производств в России и за рубежом.

В иерархии рейдерских захватов поглощение научно-исследовательских институтов считалось самой сложной задачей

Юрист Андрей Тюкалов, который до сих пор занимается сопровождением сделок слияний-поглощений и борется с рейдерством, рассказывал, что при захвате «Гипромеза» была использована примитивная схема с подделанным договором купли-продажи. «По слухам, рейдеры занесли в Федеральную регистрационную службу $800 000 за то, чтобы переделать одну бумажку. После этого они вошли в здание, вынесли оттуда старых владельцев. Кончили они плохо», — вспоминает Тюкалов. Осенью по делу «Гипромеза» был задержан Николай Фёдоров, скрывавшийся под фамилией Ульев. Сначала он вёл себя дерзко и угрожал милиции, что захватит здание центрального отделения, так как уже безнаказанно присвоил 12 объектов недвижимости в Москве. После предъявления обвинений по статьям «Мошенничество» и «Самоуправство» начал сотрудничать со следствием. Его дальнейшая судьба неизвестна. «Гипромез» несколько лет назад реконструировали, сейчас там бизнес-центр, но вход в здание по-прежнему напоминает бункер — маленькое окошечко, откуда на посетителя смотрит охрана, бронированная дверь, зона контроля.

Сельскохозяйственные земли Рузского района

Василий Бойко-Великий — один из самых одиозных и колоритных бизнесменов в России. В юности он закончил Московский инженерно-физический институт и работал ядерным физиком. Сейчас он носит кафтан, высокие сапоги, выступает за традиционные ценности и зачёркивает штрихкоды на продукции своего Рузского молочного комбината, потому что считает их печатью дьявола. Бойко-Великий больше десяти лет находился под следствием и полтора года просидел в тюрьме, только в феврале 2016 года с него были сняты предъявленные в 2005 году обвинения по статьям «Мошенничество в особо крупном размере» и «Легализация денежных средств или иного имущества, приобретённых в результате совершения преступления».

Бойко-Великий начал скупать земли в Рузском районе Подмосковья ещё в 90-х. Он действовал по стандартной схеме — приобретал паи у колхозников и таким образом через свою компанию «Вашъ финансовый попечитель» стал владельцем 9 из 11 колхозов района, или 23 500 га земли. Вот как он сам рассказывал об этом: «Думаю, почти все понимали, что дело высосано из пальца. Все граждане в Рузском районе стояли в очередях, продавали [паи] не только нам, но и "Нерли". Ночами стояли в очередях, чтобы продать. Если семья продавала два-три пая, могла купить дом в Рузе или в Туцкове двухкомнатную квартиру. Это солидно. Большинство могло купить подержанные "Жигули". Где-то платил 150 000, где-то 250 000». Следствие посчитало цены заниженными, многие расставшиеся с землями с этим согласились и потребовали компенсацию. Кроме того, структуры Бойко-Великого то и дело вступали в конфликт с крестьянами, не продавшими свои земли «Рузскому молоку», так как границы собственности были обозначены неточно. В 2012 году дошло до стрельбы и митинга у Белого дома. Бойко-Великий вывел на поле тракторы с растяжками «За святую Русь!» на боках, машины начали собирать сено с полей, которые крестьяне считали своей частной собственностью, а также угрожать разрушением казачьей конюшни. К тракторам скоро присоединились автобусы с чоповцами, и раздались первые выстрелы: казаки и охрана «Рузского молока» столкнулись на спорной территории, в Неверовском карьере, и палили друг в друга из травматических пистолетов. В перестрелке пострадало 12 человек.

«Арбат Престиж»

Холёного бонвивана, коллекционера, любителя шумных вечеринок Владимира Некрасова задерживали несколько десятков сотрудников ГУ МВД и автобус бойцов СОБРа. Чтобы застегнуть наручники, элегантного бизнесмена в пальто нежного бежевого цвета уложили лицом в слякоть — на январский асфальт. Некрасова и его бизнес-партнёра Семёна Могилевича, задержанного в тот же вечер, обвинили в сокрытии налогов. В офисах парфюмерно-косметической сети Некрасова «Арбат Престиж» параллельно шли обыски.

Бойко-Великий вывел на поле тракторы с растяжками «За святую Русь!» на боках, они начали собирать сено с полей, которые крестьяне считали своей частной собственностью

По версии следствия, с января 2005 по декабрь 2006 года «Арбат энд Ко» (юрлицо, управляющее сетью) перечисляло платежи за якобы поставленную продукцию на счета фирм-однодневок, предположительно подконтрольных Некрасову. После этого «Арбат энд Ко» подавало документы на возврат НДС и таким образом недоплатило в бюджет 49,5 млн рублей. Оборот компании на тот момент составлял 1,5 млрд рублей. Адвокат Некрасова Александр Садуков назвал всё происходящее «попыткой рейдерского захвата». Он рассказал прессе, что за несколько недель до ареста Некрасову поступило предложение продать компанию, но бизнесмен не стал вести переговоры.

Из-за ареста Некрасова сеть оказалась в сложном положении. Подходил срок погашения по облигациям, банки начали требовать долги и не давали возможности перекредитоваться. Почти через год, в декабре 2008 года, «Арбат энд Ко» продала пять магазинов и заявила, что сеть прекращает своё существование. В начале 2009 года закрылся последний из 98 магазинов «Арбат Престиж», а летом того же года с обоих бывших владельцев сняли обвинения за отсутствием состава преступления.

Читайте все тексты специального проекта «25 лет бизнеса в России»

Фотография на обложке: Александра Карелина / «Секрет Фирмы»

Обсудить ()
Новости партнеров