$ 63.9168.50$53.00
09 августа 2016 года в 13:41

Сергей Полонский: «Ведёшь бизнес без Большого Брата? Готовь чемодан с сухарями»

Скандальный девелопер — об истории Москвы-Сити, выросшего на месте каменоломни

Сергей Полонский: «Ведёшь бизнес без Большого Брата? Готовь чемодан с сухарями»

Полонский забыл себя и забыл, каким он был в нулевые. Так он утверждает сам. Сейчас он сидит в СИЗО по делу об обманутых дольщиках, судится и общается только через адвоката. Во второй порции ответов на вопросы «Секрета» он не только вспоминает, как строил Сити, но и обращается к Владимиру Путину и обещает срывать процессы в Мосгорсуде.

Читайте все тексты специального проекта «25 лет бизнеса в России»

— Первые заказы в Москве вы получили благодаря отстранению компаний ФЦСР, «Росглавматериалы», «Московская строительная компания», которые якобы обманывали дольщиков. Как так получилось, что вы сами сидите по тому же обвинению?

— Мы действительно доделывали работу за недобросовестными застройщиками. А дальше со мной произошло то, что может произойти с любым россиянином. Недавно я ездил в суд. В автозаке один человек сказал мне, что, если бы я тогда не улетел в Камбоджу, меня бы убили, и поздравил меня с тем, что я жив. Точно так же необходимость моего нахождения в СИЗО объяснял мне следователь Олег Сильченко. Другой следователь, подполковник Кириллов, считает, что, когда меня привезли из Камбоджи, мне спасли жизнь, и обижается, что я не говорю ему спасибо. Это было бы смешно, если бы не было так печально. Покушение на жизнь предпринимателя по строгости наказания нужно приравнять к покушению на полицейского.

— Как вы подружились с ректором Медицинской академии им. Сеченова Михаилом Пальцевым, территорию которой застраивали?

— С ректором Медицинской академии имени Сеченова я познакомился после начала реализации проекта «Корона». Мы построили медицинский центр площадью 40 000 кв. м. без бюджетных денег, создали совместную компанию «Миракс-фарма», которая вошла в пятёрку крупнейших российских фармкомпаний. Как только я оказался в Камбодже в тюрьме, он её присвоил.

— Как?

— Есть такое понятие «воровка на доверии». Это когда человек приходит к вам в дом и что-то крадёт.

— Вы всегда отрицали связь между быстрым взлётом «Миракс-групп» и наличием высокопоставленных покровителей. Говорили, что для работы в Москве таковые не нужны. Заключение не изменило вашу позицию?

— С покровителем безопаснее, без него честнее. Все, кто ведёт бизнес в России без Большого Брата, должны иметь под кроватью чемодан с сухарями. Это реальность.

— У вас были высокопоставленные покровители?

— Как выяснилось, мои покровители оказались не такими уж высокопоставленными.

— Кто они?

— Дворкович, Шувалов, Мутко, Ресин, Матвиенко, Медведев. Мог бы ещё продолжить. Каждый из них не просто меня знает, а знает очень хорошо. И знает, что никакого преступления не просто не было, а быть не могло. Мог бы продолжить, но боюсь, что ваш журнал закроют, а мне политическую статью пришьют. А мне так хочется покататься на сноуборде и кайте и обнять свою любимую Олечку (Ольга Дерипаско, жена Сергея Полонского. — Прим. «Секрета»). Но если ситуация потребует, ради свободы России готов и жизнь отдать, можете не сомневаться. Как десантник десантнику (автор интервью не десантник, так что, вероятно, это обращение к воображаемому читателю. — Прим. «Секрета»).

Все, кто ведёт бизнес в России без Большого Брата, должны иметь под кроватью чемодан с сухарями

— Вы упомянули Владимира Ресина, которого называли вашим другом. Как сложились такие отношения? В каком состоянии они сейчас?

— Действительно, когда я приехал в Москву из Петербурга в 2000 году, я познакомился с Ресиным и главным архитектором Москвы Александром Кузьминым, просто записавшись на приём. Поскольку у меня к тому времени уже был десятилетний опыт работы в сфере строительства, вопросов о моём профессионализме у них не возникло. Правительство Москвы в лице Ресина обратилось ко мне за помощью в реализации проекта «Кутузовская миля», так как застройщик ООО ФЦСР (по словам Полонского, компания контролируется Аркадием и Борисом Ротенбергами. — Прим. «Секрета») и его руководитель Пётр Иванов не исполнили свои обязанности. Также мы помогли правительству Москвы полностью достроить дом на Ленинском, 111. Потом «Кутузовскую милю» у нас наглым образом увели. В результате мы пострадали так же, как и 108 человек, которые не получили квартиры. Москва, не имея на это никакого права, забрала себе 528 квартир, которые мы построили на деньги вкладчиков. А господин Иванов в мае этого года сбежал из России. Считаю Ресина одним из ключевых виновных в сложившейся ситуации. После такого он не имел права баллотироваться в депутаты Госдумы.

— Если у вас были с ним действительно хорошие отношения, почему же он участвовал в отъёме у вас квартир?

— Их отняли уже во времена Собянина. А Ресин забрал сам проект. Конкретнее я, к сожалению, ответить не могу, но очень хочу выйти на свободу и посмотреть ему в глаза.

— Однажды при строительстве ОВД в качестве обременения от города вы потратили $13,5 млн вместо $7,5 млн. Вы же хотели купить лояльность чиновников?

— Нет. Просто проект был ужасный, а строить плохо я не хочу. Что касается лояльности, то сотрудники именно этого ОВД захватывали проект «Кутузовской мили», не имея на это никаких прав и документов.

— Вы не упомянули президента России, который тоже раньше относился к вам благосклонно. Помогало ли это вам в получении заказов или кредитов?

— У меня нет ни одного государственного контракта и государственного рубля. Но раз мне не помешали создать «Миракс-групп», наверно, можно сказать, что президент относился ко мне благосклонно. Почему сейчас, имея такую власть, силу, желание восстановить экономику и прекратить «кошмарение» бизнеса, он не может за одно совещание собрать всех обезумевших людей в погонах и привести их в чувство — я, к сожалению, не знаю. Этот вопрос либо решится до конца года, либо предприниматели навсегда потеряют веру в будущее со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Пользуясь случаем: уважаемый Владимир Владимирович, я не Нострадамус, но, по моему ощущению, у вас осталось два квартала — и точка невозврата будет пройдена. Всегда к вашим услугам, с наилучшими пожеланиями. Человек, создавший лучшую компанию «Миракс-групп».

Поскольку за последние четыре года я стал специалистом по островам (в Камбодже я создавал проект университета и научно-технических лабораторий для интересных стартапов), считаю, что, кроме меня, никто проект «Крым» в России потянуть не сможет. А его можно сделать уникальным местом, куда поедут самые креативные люди мира.

— Путин регулярно говорит, что предпринимателей не нужно держать в СИЗО без веской на то причины. Как считаете, почему это не выполняется?

— Каждый руководитель, а тем более военный, знает: приказ, повторенный дважды, теряет в весе в два раза. 3 декабря президент сказал, что предприниматели не должны сидеть в тюрьме, а 29 декабря мне в очередной раз продлили арест. Мне такой бизнес-климат, когда в год заводят 280 000 уголовных дел против предпринимателей, из-за которых 83% бизнесменов теряют бизнес, не нужен. При этом прокуратура говорит, что продажа квартир — это не бизнес, то есть все, кто продаёт свою продукцию людям, — не предприниматели.

Сергей Полонский во время строительства башни «Федерация»
© Денис Гришкин / fotoimedia / ТАСС

Смотрите дальше. Борис Титов пишет письмо Ольге Егоровой (председателю Мосгорсуда. — Прим. «Секрета»), что он, как представитель президента, бизнес-омбудсмен, провёл четыре экспертизы. Кражи денег и события преступления в моих действиях не обнаружено. И что вы думаете? Встаёт следователь и говорит: мы не знаем, кто такой Титов, какая у него квалификация, просим отказать в приобщении этого документа. Судья отказывает и удаляет меня из зала суда, написав в протоколе, что я нецензурно выражался. Через месяц мы доказываем, благо есть аудиозапись, что я не ругался. Протокол исправляют, но решение остаётся в силе. То есть меня элементарно незаконно лишили права защиты!

23 марта президент приходит на первое совещание рабочей группы по взаимодействию бизнеса и силовиков. Сергей Иванов (глава администрации президента. — Прим. «Секрета») предлагает изменить закон: если предприниматель в первый раз что-то нарушил, но покрыл ущерб, дело закрывается. Президент поддерживает. А что в итоге вносят в Госдуму? Наказание предпринимателям увеличить с пяти до десяти лет, и ни слова о прекращении дела. И эти поправки называют декриминализацией!

1 мая президент лично подписывает закон и вводит статью 200.3 об обмане дольщиков. Все пять адвокатов, читая моё обвинение, в один голос говорят: «Такое ощущение, что статью списали с твоего обвинения». Поздравляют с победой, пьют за моё здоровье и свободу. 12 мая мы подаём ходатайство о переквалификации. Хочу подчеркнуть, что закон обратной силы не имеет, то есть на момент реализации проекта в 2004–2009 годах это не было нарушением. И что отвечают на это следователи? Мы согласны, но не можем прибавить к 159.4 статью 200.3, поскольку её не было в 2008–2009 годах. Вы вдумайтесь! То есть они не просто сами так решают. Они ещё не стесняясь говорят, что согласовали это с генеральной прокуратурой.

Это третье невыполнение прямого приказа президента. То есть если 100% силы трижды разделить пополам, получится 12,5% силы. О каких инвестициях может идти речь, если цинично на глазах у всей страны следователи, прокуратура и суд игнорируют прямой приказ?

— Вы были первым девелопером, который поверил в проект «Москва-Сити». Что или кто заставил вас это сделать?

— Прежде чем взяться за этот проект, я облетел все страны с высотными зданиями и изучил деловые кварталы во Франции, Англии, Америке и других странах. Небеса вам кидают вызовы — вы их или принимаете и живёте, творите, создаёте, бьётесь, или нет. Когда я взялся за этот проект, половина моих знакомых перестала со мной общаться, так как не верила, что это возможно. Мне пришлось закрыть офис и на полтора года надеть сапоги и переехать на стройку. Взялся бы я сегодня за такой же проект, зная, какое количество проблем придётся решить? Думаю, нет. Счастье в неведении. Адвокат никогда не станет бизнесменом в России. Каждый день, приходя в СИЗО, он видит, к чему это приводит.

На тот период действительно никто не брался за этот проект, тем более за башню «Федерация», которая должна была стать самым высоким зданием в Европе. К сожалению (может, из-за того что не верили, может, по другим причинам), помощи ни от правительства Москвы, ни от правительства РФ не было. Хотя надо высказать им благодарность за то, что никто не мешал. Я действительно уверен, что башня «Федерация» — лучший проект в мире. Такое же мнение при посещении высказали президент и глава правительства.

— Всё-таки кто или что вас заставило поверить в проект «Москва-Сити»? Почему вы стали ездить по миру и изучать небоскрёбы и деловые кварталы?

— На этом месте должно было быть 100-этажное здание. Я согласовал другой проект — на 60 этажей, но знал, что, пока я буду строить, получу компетенции и на 100-этажное. Ничто и никто конкретно меня к этому не подталкивали.

— Из того, что вы взялись за этот проект, многие делают вывод, что вы всегда хотели быть выше и круче других. Согласны ли вы с этим утверждением?

— Плох тот мужчина, который не хочет быть генералом. Я считаю таких людей даже вредителями России, поскольку современное государство опирается только на своих граждан. Это принципиальное отличие от тоталитарных систем, не являющихся конкурентными в высокоскоростном мире.

Я не взялся за этот проект, а создал его от начала до конца, приглашая для решений различных задач необходимые ресурсы в виде подрядчиков, банков, партнёров, за что я благодарен всем, кто поверил и принял участие. К сожалению, Россия — страна чёрной зависти. Вместо того чтобы прийти и изучить, как мы делали этот проект, и создать лучше, начали завидовать и кричать всякие мерзости, когда начался кризис 2008 года. Я безумно благодарен судьбе, что я реализовал этот проект. Считаю, что он изменил не просто вид Москвы, а энергию города, саму его суть. Дал новый виток энергии.

— Вице-президент ВТБ Павел Косов говорил, что Сити начал жить только после того, как они профинансировали строительство «Федерации». А сделали они это после того, как вы к ним обратились. Вы тоже считаете, что появление всего Сити — это ваша заслуга?

— Катастрофичность ситуации уже в том, что вопрос, был ли бы Сити без Полонского, присутствует. Значит, такая вероятность превышает 10%. Нам нужно гораздо больше предпринимателей в стране. Не тех, кто приватизировал предприятия, воспользовался природными ресурсами или сам работал в государственных органах, используя административный ресурс. Года три-четыре назад я насчитал всего 10 предпринимателей в России, которые создали бизнес с нуля. Берегите предпринимателей, их мало.

Прямой ответ таков: думаю, если бы не я, Сити бы не было. То, что ВТБ тогда мне поверил и выдал кредит на строительство, который мы вернули через 10 месяцев, — безусловно, важно. Ещё важнее, что мне удалось убедить Андрея Костина (председателя правления ВТБ. — Прим. «Секрета») продать все старые ужасные здания ВТБ, которые были разбросаны по всей Москве, и переехать в новый офис мирового класса, что сыграло важную роль во всём проекте «Москва-Сити». А сам ВТБ благодаря этому сократил на 30% расходы на хозяйственную деятельность. Очень жаль, что, когда я из СИЗО попросил Костина выделить мне официального адвоката, он вместо этого прислал повестку в суд по задолженности по банковской карте на $13 000. Времена меняются.

— Ваш бизнес был построен на буме кредитования и надежде, что недвижимость будет постоянно расти в цене. Финансовый кризис обрушил этот пузырь. Вы признаёте, что модель не оправдала себя?

— Я всегда говорил, что финансовый кризис влечёт кризис психологический. Когда человек перестаёт видеть цель, не находит пути её реализации, это гораздо страшнее, чем просто отсутствие денег. В нашем же случае имеет место кризис в первую очередь психологический, так как он связан не столько с отсутствием денег, сколько с состоянием самой предпринимательской среды.

— То есть вы по-прежнему считаете свою бизнес-модель работающей?

— Уровень кредитов у нас был 0,6 (вероятно, имеется в виду показатель банковской задолженности по отношению к месячной выручке — Прим. «Секрета»), а у других российских компаний — больше 1. Все девелоперы строят на кредитные деньги. Другого способа в мире просто не создано. Поэтому считаю её работающей.

— Вы лично совершали какие-то ошибки, которые привели к краху? Например, ваша эксцентричность настроила против вас некоторых важных людей. Не жалеете о том, что не вели себя скромнее?

— А какие мои качества, по вашему мнению, позволили мне создать лучшую в РФ компанию и построить прекрасные дома? И мне кажется, вы неправильно употребляете слово «крах». Есть заказное уголовное дело, не имеющее правового основания. Оно и разрушило бизнес. Был рейдерский захват компании и её активов на $800 млн. Крахом было бы банкротство, только тогда можно было бы говорить, что финансовая модель несостоятельна.

Сергей Полонский во время строительства башни «Федерация»
© Денис Гришкин / fotoimedia / ТАСС

Настоятельно прошу написать утверждение президента на экономическом форуме о персональной ответственности силовиков за развал бизнеса. Думаю, что моё дело станет первым по возбуждению уголовного дела в отношении следователей, а именно Сильченко и Сергея Мурашова. Хочу отметить, что именно с Сильченко (он возглавлял следственную группу по делу Сергея Магнитского. — Прим. «Секрета») связаны первые санкции против России. И вновь этот же человек незаконно возбуждает уголовное дело против предпринимателя и участвует в разрушении компании.

Я рад, что у нас появился бизнес-омбудсмен, который не боится таких людей и вступается за предпринимателей. Если мы хотим справиться с экономическими санкциями, призываю голосовать за партию Титова. Когда представители предпринимателей окажутся в Думе, то можно будет говорить, что бизнес защищён и экономика движется к восстановлению. Артистам и спортсменам я предлагаю освободить места и пойти на стадионы и концерты. Госдума — не место для артистов. Единственная проблема сегодня — это экономика. Все остальные — это производные.

— Расскажите самую характерную историю из 2000-х.

— Был у меня один проект, разрешение на который мы получили на следующий день после завершения строительства. Не буду называть его адрес, но хочу сказать, что проект удачный и хороший. Никакими указами, регламентами и законами нельзя создать успешную компанию или проект. Никакими штрафами не заставить выпускать качественную продукцию. Главный штраф для предпринимателя — это отзыв клиента. Если человек, купив у вас квартиру, не привёл ещё 10 клиентов, это показатель того, что проект у вас плохой, а расходы на рекламу вырастут на 30%.

В области строительства нужно оставить только согласование четырёх опасных конструкций: фундамента, фасадов, конструктива и противопожарной системы — того, что может привести к гибели человека. Всё остальное нужно отдать в ведение строителей и девелоперов. Именно они понесут ответственность за некачественное строительство. Ответственность рублём.

Есть такие понятия — «открыватели» и «закрыватели». Если вы возьмёте принимаемые Госдумой законы, то 99% из них — «закрывательные». Как будто все вокруг преступники и только и хотят что-то украсть и похитить. Но тем не менее сегодня 100 000 обманутых дольщиков, а в нулевые их вообще не было, а договора составлялись на трёх страничках. Почему? Потому что, если есть преступник, который хочет обмануть, он это сделает и никакими законами его не остановить. Главное на сегодняшний день — это имя, бренд. Акционеры должны не прятаться за компанией, а быть на виду.

Был у меня один проект, разрешение на который мы получили на следующий день после завершения строительства

Помимо этого, закон запретил в строительстве выступать инвестором. Упразднили целый институт, который следил за качеством застройщика. При этом 90% застройщиков — карманные лавочки чиновников. То есть 214-ФЗ просто уничтожил рынок, который саморегулировался. И это пример из важнейшей сферы экономики — строительства. Поэтому в 2008 году всемирный кризис недвижимости начался именно со строительства.

— Вы тогда предлагали пути выхода из него?

— В 2007 году я предлагал запретить строить на территории Москвы панельные дома. Тогда все были против, сегодня это данность. Когда начался кризис 2008 года, Игорь Шувалов собрал антикризисный штаб и мне предложил выступить первому. На тот момент было понятно, что продажи упали в 10 раз. Я предложил две простые вещи: сделать субсидирование ипотечной ставки до 7% годовых и разрешить строить квартиры от 20 кв. м без учёта инсоляции. Тогда все журналисты посмеялись над этим предложением, а правительство их не реализовало. Однако в 2014 году именно эти две вещи стали единственными мерами, которые принесли прибыль.

Считаю, что 2000-е были временем стабилизации и роста. Этот момент мы упустили и перешли в регрессию. Осознание ошибок должно привести нас к новому рывку развития. Мы должны совершить переход на новый технологический уровень бизнеса из периода дефицита товаров и отсутствия рынка в условия сужения рынка, смягчения покупательной способности, дефляции и увеличивающейся конкуренции. Где владение средствами производства не даёт никакого конкурентного преимущества.

Сегодня самое ценное — это мозги сотрудников. От того, насколько они структурированы, зависит, выживет ваша компания или нет. Магнаты, такие как Lehman Brothers, тоже думали, что бессмертны. Все IT-компании раз в квартал проводят для своих сотрудников трансперсональные тренинги, которые снимают блокировки с сознания и позволяют заглянуть в будущее. Только создавая сегодня то, что можно будет продать завтра, можно стать лидером в своей области. А если не вы хотите стать лидером, то вы такой же наёмный сотрудник, только с большой зарплатой. Эта статья не для вас. Да, в СССР с помощью шарашек создали ракеты. Сегодня это невозможно. Если вы не можете удерживать лучшие мозги у себя, они найдут себе применение в другой компании, в другой стране. Что мы и видим на протяжении последних 25 лет в России.

— Как идёт процесс по вашему делу?

— Я просто приведу пример с июньского заседания. Мы заявляли, что в шести томах, представленных следствием на суд, мы не нашли ни события, ни состава преступления, ни доказательств, что Полонский угрожает кому-либо или собирается скрываться (находясь в тюрьме в Камбодже по делу о моряках, я попал под судебный надзор, аналог подписки о невыезде). Просили указать следователя, на какой странице и в каком томе находятся доказательства его умозаключений (сам следователь Сергей Мурашов в присутствии адвокатов заявил, что его мозг подвергся профессиональной деформации и он считает всех предпринимателей мошенниками). Один пострадавший там же заявил, что Полонский не виноват, а виновато ООО ФЦСР и его директор Пётр Иванов, сбежавший за границу.

Судья читает шесть томов не за пять минут, как обычно, а целых полчаса. Все собравшиеся поздравляют меня со свободой и радуются, что впервые судья не выносит решение сразу, а переносит оглашения на следующий день. И вот на следующий день при полном зале он заявляет, что всё изучил и решил, что я — не предприниматель, что строительство и продажа квартир — не бизнес, что несмотря на то, что мы с Ольгой Владимировной Полонской в браке, я не имею регистрации, что я безработный и могу уничтожить доказательства (следствие закрыто, дело уже передано в суд). И поэтому он меня оставляет в СИЗО!

Ну ладно, до этого судьи не давали мне говорить и не принимали наши документы. Здесь же пять часов изучался элементарный вопрос, а потом судья целый день о чём-то думал и потом учинил такое безобразие на глазах у всех собравшихся, у всей страны! Я видел у всех на лицах недоумение, шок, слёзы на глазах у моей Олечки. Это был переломный момент. Я этого уже так не оставлю.

После этого меня спускают в подвал Мосгорсуда, сажают в одиночный бокс метр на метр, и я там восемь часов сижу и слушаю всё, что происходит. Разговоры конвоиров, как они ведут себя с неосуждёнными. Это не описать. Поверьте, ни в одном фильме или книге я таких слов, такого скотства, такого издевательства не видел. Так что в автозаке состоялось большое совещание. Было принято решение — требовать увольнения всего конвоя Мосгорсуда и возбуждения уголовного дела. В случае отказа все заключённые СИЗО Москвы будут блокировать суды в Мосгорсуде. Мы не знаем, чем это закончится. Возможно, ситуация изменится или мне дадут и новую уголовную статью. Но я, как и все заключённые в СИЗО Москвы, молчать по поводу этого скотства больше не буду.

Читайте все тексты специального проекта «25 лет бизнеса в России»

Фотография на обложке: Александра Карелина / «Секрет Фирмы»

Обсудить ()
Новости партнеров