$ 64.1568.47$54.46
21 июля 2016 года в 16:50

Шёлковый путь: Партнёр «Додо Пиццы» в Китае о русском бизнесе в этой стране

Братья навек

Шёлковый путь: Партнёр «Додо Пиццы» в Китае о русском бизнесе в этой стране

В 2006 году я впервые приехал в Китай. У меня была виза на 30 дней, но то, что я увидел, настолько поразило меня, что вот уже 10 лет как я живу в КНР. Я увидел будущее место силы!

Всё началось в декабре 1978 года, когда Китай провозгласил курс на социалистическую рыночную экономику, стали создаваться новые коммерческие предприятия. В начале 90-х удалось решить проблему обеспечения населения питанием, а в нулевых произошёл невиданный ранее в современной истории экономический рост. Тут все что-то производили, покупали и продавали. Волна индустриализации била через край, это было лучшее время для производства и экспорта товаров из Китая.

Как начался предпринимательский бум

Бум начался благодаря грамотной политике Коммунистической партии, которая позволила людям работать на себя. Китайцы не стали строить карьеры, они начали строить бизнес. Типичной была такая схема: инженер устраивается на завод, изучает предмет, берёт кредит и открывает собственный завод. Потом один из инженеров с этого нового завода делает то же самое — и это повсеместно. Аналогичным образом развивались когда-то экономики в США, Японии и других странах, которые сегодня стали лидерами.

Предпринимательство у китайцев в крови. Уличный продавец мороженого и бумаги Цзун Цинхоу стал миллиардером, создав крупнейшее предприятие по производству соков и напитков Hangzhou Wahaha Group. 12-летний мальчуган Лай Чи-Инь, сбежавший из дома и штопавший джинсы за $8 в месяц, основал компанию — производителя одежды ТЗ Giordano с многомиллиардным оборотом. Это не просто красивые истории успеха из телевизора, я лично знаю предпринимателей, которые добились всего сами.

Десять лет назад мой знакомый Су Ди продавал электронику на рынке, сегодня он владелец разрастающейся сети мейкер-спейсов (это такой коворкинг со станками, инструментами, 3D-принтерами и другими инструментами). В прошлом году у него было всего одно пространство, а к концу 2016 года будет не менее 110. Другой мой товарищ в 2007 году всюду ездил на велосипеде, но не потому, что это модно и экологично, а потому, что его зарплата составляла всего 2000 юаней ($300). Часть этой небольшой зарплаты он вкладывал в регистрацию товарных знаков зарубежных компаний, которые ещё не вышли на китайский рынок. Ежемесячно он регистрировал несколько ТЗ. Через несколько лет один мировой бренд решил выйти на Китай, обнаружил, что права на товарный знак принадлежат моему приятелю, и выкупил их за несколько миллионов долларов.

Я уверен, что в Китае, стране с 1,5 млрд жителей, — десятки миллионов долларовых миллионеров. Это не официальная цифра, я вычислил её самостоятельно исходя из количества дорогих автомобилей на улицах. Китайцы — очень рациональный и бережливый народ, здесь никто не купит «Мерседес»? не имея миллиончик-другой за пазухой.

Возможности открылись не только для местных, Китай начал развиваться, и масса предпринимателей со всего мира поехали в эту страну на заработки. Одним из них стал и я.

© James Leynse / Getty Images

Как начался IT-бум

История взаимоотношений семьи Прохорович с Китаем началась ещё в царской России — мой прапрадед, прадед и позже дед торговали с Китаем. Зимой на санях они возили товары в Харбин, проводили бартер и везли обратно в Россию. Я и сам уже успел узнать, каково вести дела с китайцами, — в 2002 году я жил во Владивостоке, импортировал строительные материалы и перепродавал местным компаниям.

Итак, я переехал в Китай и шесть лет занимался экспортом оборудования и строительных товаров в страны СНГ, а параллельно налаживал связи и приобретал новые компетенции. Меня всегда интересовал сектор хай-тек, и в Китае я собирался реализоваться в этой сфере.

Я далеко не единственный решил изменить формат работы на рынке КНР. В какой-то момент стало ясно: время перекупщиков прошло, наступило время массового предпринимательства, инноваций, развития сферы услуг и высокотехнологичного сектора, ориентированного на внутренний рынок Китая.

В 2015 году в КНР ежедневно регистрировали 12 000 новых компаний, то есть за один год — 4,5 млн новых субъектов хозяйствования малого и среднего бизнеса с общим уставным капиталом $4,4 млрд. Если раньше китайцы создавали компании с прицелом на производство и торговлю, то сегодня всё больше компаний создаётся в сфере IT и финансов. За 2015 год на рынок вышло 240 000 новых компаний в сфере IT.

Теперь не китайцы копируют Запад, а Запад присматривается к местным стартапам и проектам. Один из ярких примеров — AliPay, сервис, который появился гораздо раньше Apple Pay и технологически его превосходит. То, что высокотехнологичные компании и «компании-киборги» станут локомотивом в процессе построения нового Китая, мне стало понятно ближе к концу нулевых, и в 2012 году я создал компанию Eurasia Development Ltd., основной специализацией которой является консалтинг в сфере инноваций и трансфер технологий между РФ и КНР. Проще говоря, мы помогаем высокотехнологичным компаниям и стартапам из России выходить на китайский рынок, а также прорабатываем механизмы и инструменты по выходу аналогичных компаний из Китая в Россию. Венчурные фонды КНР выделили $338 млрд на развитие хай-тек-стартапов на 2016 год, значит, возможностей очень много. Мы консультируем и РВК, и Ассоциацию зон высоких и новых технологий «Шёлковый путь», и Китайско-Российский инновационный технопарк, и многих других.

В прошлом году я стал партнёром Фёдора Овчинникова, основателя компании «Додо Пицца», и возглавил проект Dodo Pizza China. Пожалуй, это мой любимый проект, ведь он сочетает и инновации, и рынок общепита — IOT-компания во всей своей красе. Я обязательно расскажу про адаптацию, локализацию и выход на китайский рынок «Додо Пиццы» в следующей колонке — это занимательная история.

Что может предложить Россия помимо нефти и газа

Россия обладает огромным количеством талантливых людей, которые, к сожалению, не всегда находят себе применение. У России невероятный сельскохозяйственный потенциал, а китайцы хотят потреблять вкусную и здоровую пищу, такая у них в остром дефиците. В связи с этим всё больше компаний из постсоветского пространства выходят на китайский рынок. Многие начинают с торговли: поставка мёда, вина, муки и других продовольственных и товаров народного потребления.

Открываются производства: один мой знакомый из РФ открыл цех колбасных изделий Doft & Hoft и продаёт их как экспатам, так и местному населению. «Додо Пицца» уже запустила первую пиццерию в Китае и строит вторую, идёт процесс по запуску завода российской компании BioTechProgress по производству современных, не имеющих аналогов в КНР, систем водоочистки. Примеров много, и скоро их станет ещё больше.

Мир крутится быстрее, все бизнес-процессы ускоряются, в том числе благодаря интернету и информационным технологиям. И тот, кто не успеет взять долю рынка в ближайшую пятилетку, может оказаться за бортом этого огромного пирога под названием Китай.

Мне очень нравится фраза Ричарда Бренсона: «К чёрту всё — берись и делай!» Именно так и следует поступать. Мечтаете о новом рынке, возможностях, перспективах — так идите и берите! Не попробовав, вы никогда не узнаете, возможно это или нет.

Фотография на обложке: China Photos / Getty Images

Обсудить ()

Читать по теме

Новости партнеров