$ 63.9168.50$53.00
15 июля 2016 года в 14:50

«ФСБ называет это обследованием»: Amway — о проблемах с силовиками

Пришли за прямыми продажами

«ФСБ называет это обследованием»: Amway — о проблемах с силовиками

В четверг, 14 июля, служба экономической безопасности ФСБ провела обыски в московском офисе компании Amway и на её подмосковном складе. С чем это связано, в Amway не знают. По мнению источника «Интерфакса», речь о крупных налоговых претензиях. Представители ФСБ и Федеральной налоговой службы (ФНС) ситуацию не комментируют.

В апреле 2016 года ФСБ обыскивала московский офис Oriflame, конкурента Amway. СМИ объясняли это тем, что у следователей появились новые данные по делу о неуплате компанией налога на прибыль, которое раскручивается уже несколько лет.

В 2015 году компанию «Орифлэйм Косметикс» признали виновной в неуплате налогов на сумму свыше 500 млн рублей (с учётом пени). Налоговики убедили суды в том, что российская дочка Oriflame снижает базу по налогу на прибыль под видом лицензионных платежей, или роялти, в адрес голландской компании холдинга. В 2009–2010 годах эти выплаты составили около 2 млрд рублей.

Год назад другие игроки рынка прямых продаж старались дистанцироваться от этого конфликта. Они подчёркивали, что, в отличие от Oriflame, не «репатриируют прибыль» при помощи роялти и поэтому у них проблемы не возникнут. После обысков в Amway таких заявлений никто не делает. Чтобы зафиксировать момент, «Секрет» поговорил с представителями Amway и Oriflame, Ассоциации прямых продаж, в которую входят обе компании, и юристами.

Александр Селютин

Адвокат, управляющий партнер компании «Селютин и партнеры», представляющей интересы «Амвэй»

Когда в офис Amway на Сущёвском Валу нагрянули 30 сотрудников 8-го отдела управления «К» Службы экономической безопасности ФСБ (занимается контрразведкой в кредитно-финансовой сфере. — Прим. «Секрета»), там не было никого из руководства. Мы знаем, что этот отдел позиционирует себя в качестве одного из самых крутых оперативных подразделений в России. Они запугивают людей, потому что закон им не писан. Первые четыре часа в офисе творился полный беспредел — сотрудников согнали в одно помещение, стали их там опрашивать, угрожать.

Когда я приехал, угрожать начали и мне. В том числе физической расправой. Меня насильно удерживали в кабинете. Только спустя два часа мы наконец пришли к консенсусу — оказалось, им просто нужны финансовые документы. После этого ситуация вошла в законное русло. Сотрудники компании предоставили все документы, подготовили все копии — Amway скрывать нечего. Мне кажется, угрозы и другие процессуальные нарушения — следствие непрофессионализма приехавших сотрудников. Деятельность Amway прозрачна. Да, налоговая инспекция каждый год предъявляет компании несущественные претензии, но они всегда погашаются. Amway — примерный налогоплательщик. Закончилось всё только к полуночи.

Пока мне трудно сказать, с чем связаны обыски. Никто не называет причины. Но даже если бы их назвали, у ФСБ официальные причины могут быть одни, а на уме может быть что-то совершенно другое.

В отношении Oriflame были выдвинуты официальные обвинения в неуплате налогов. Говорить, что ситуация с Amway связана с уклонением от уплаты налогов, нельзя. Oriflame использовал агрессивный механизм оптимизации — роялти. Amway этого не делает. Впрочем, и механизм роялти на протяжении тех 20 лет, что Oriflame работает в России, считался законным. В законодательстве ничего не изменилось — изменился лишь подход правоприменителей. Тот, кому надо, всегда найдёт, к чему прицепиться. Это похоже на показательную порку или передел рынка. Если это так, я, кажется, знаю, кто следующий. Но говорить не буду.

Подводя итог, могу ещё сказать, что подобные действия для подразделений ФСБ стали обычным делом. Адвокаты перестали ездить на такие обыски по одному, потому что против них начали применять незаконные приёмы. Например, вчера у меня долгое время пытались отнять мобильный телефон. При обследовании помещения забирать телефоны недопустимо. Тем более — у адвоката. Это можно сделать только на основании судебного решения.

Анна Сошинская

Директор по внешнекорпоративным связям «Амвэй»

Мы не знаем причины обыска. Служба экономической безопасности ФСБ называет это «обследованием». Выводы пока делать рано. Конечно, мы следили за делом Oriflame, но у нас с ним не может быть ничего общего, потому что у нас совершенно другая финансовая политика. Мы полностью соблюдаем законодательство и платим очень много налогов. Никаких проверок ФСБ мы не ждали, это агрессивный шаг, не очень приятный, но ничего, мы открыты и готовы предоставить любую информацию.

Что касается нашего бизнеса, в кризис продажи снизились, но незначительно — ориентировочно на 4,5%. По сравнению с тем, что происходит на других рынках, это не очень большое падение. В любом случае этот кризис не такой страшный, как в 2008 году. Это видно по количеству наших новых партнёров. Безусловно, их стало больше (потому что многие люди потеряли работу или ищут новый заработок), но в прошлый кризис к нам пришло намного больше людей.

Марина Мартынова

Специалист по рекламе и PR «Орифлэйм»

22 апреля я пришла на работу и увидела людей в масках. Очень неожиданно. Никаких претензий со стороны налоговых органов перед этим не поступало. До сих пор не знаем, что произошло. Официально нам никто комментарии не давал, никаких бумаг не предъявлял. Пока официальных претензий к нам нет. Чем вызваны обыски в других компаниях, мы тем более не знаем и сказать не можем. Честно говоря, сами хотели бы узнать. Думаю, вопросы нужно задавать не нам, а тем, кто проводит обыски.

Тамара Шокарева

Президент Ассоциации прямых продаж, исполнительный директор компании «Мэри Кэй»

Какие претензии могли возникнуть к Amway, мы пока не знаем. Можно только гадать. С Oriflame было понятнее. Компания отчисляла роялти крупного размера, эта история тянулась несколько лет. У Amway, я знаю, не было никаких опасений по налогам. Думаю, весь рынок сейчас в шоке. Мы не знаем, будут ли поголовно проверять все компании.

Наверно, кризис катализирует проверки. Власти говорят, что бизнес нужно поддерживать, а количество проверок — сокращать, но получается наоборот. Зарплаты в стране не растут, реальные доходы падают. В том числе у чиновников. Видимо, они ищут новые источники дохода. Налоговая служба испытывает давление, ей нужно выполнять план. Понятно, что бегать за мелкими игроками никому не интересно — лучше потрясти крупных. Не хочется думать, что это кампания по вытряханию денег у западного бизнеса. Надеюсь, это не так.

У компаний, занимающихся прямыми продажами, выручка сейчас, конечно, падает. В среднем по рынку — на 6–7%. Лишь некоторые говорят о росте. Например, Herbalife. Ещё российский производитель Faberlic утверждает, что его продажи в прошлом году выросли на 10% за счёт того, что он начал торговать одеждой. У российских производители сейчас есть возможность захватить кусочек рынка.

Дмитрий Титов

Управляющий партнёр адвокатского бюро «Титов, Кузьмин и партнёры»

Думаю, дело не в том, что Amway и Oriflame занимаются прямыми продажами, скорее в том, что это дочерние компании иностранных фирм. На это указывает и то, что в обоих случаях к обыскам привлечены сотрудники ФСБ, хотя Уголовно-процессуальный кодекс ведение предварительного следствия по делам о налоговых преступлениях относит к компетенции Следственного комитета. Такое вот импортозамещение. Учитывая то, какие у обеих фирм обороты (например, выручка Amway в 2014 году, по данным СПАРК, составила 18,85 млрд, убыток — 677,5 млн рублей, что в пять раз больше, чем годом ранее. — Прим. «Секрета»), допускаю, что найти нарушения будет несложно.

Фотография на обложке: Maxim Shemetov / Reuters

Обсудить ()
Новости партнеров