$ 64.1568.47$53.94
24 мая 2016 года в 15:20

Красота по-русски: Модельные агентства строят бизнес на нестандартной внешности

Конец моды на одинаковые лица

Красота по-русски: Модельные агентства строят бизнес на нестандартной внешности

Лариса Михальцова стоит в белой мужской рубашке, серебристые волосы собраны высоко на затылке, а в руках — баян. Спустя десять минут нашего разговора по Skype она признаётся, что не видит меня — пришлось позвать мужа из соседней комнаты, чтобы он подключил видео. Супруги Михальцовы живут в селе Калиновка Николаевской области (Украина). Обоим 64 года, муж — полковник в отставке, жена продолжает преподавать детям игру на баяне, как и 40 лет назад. Год назад у Ларисы Григорьевны появилась мечта — быть не только музыкантом, но и моделью: «Не знаю, худеть мне или нет. Рост у меня 175 см, вес — 75 кг с баяном и 60 кг без. Грудь — 90 см. Талия, правда, 65 см, а бёдра 100 см, но что тут поделать? А вообще я люблю, чтобы серьги яркие, чтобы губы красные, чтобы выглядеть интересно. Многие незнакомцы, которых встречаю, говорят, что я похожа на иностранку».

Прошлым летом Михальцова играла на баяне в одном из ресторанов в Николаеве. Подружка хозяйки заведения, фотограф, приметила баянистку, подошла к ней после выступления и сказала, что она очень похожа на американскую модель Кармен Делль'Орефиче. Делль'Орефиче сейчас 84 года, но она продолжает участвовать в показах и фотосессиях. Через полгода фотограф перезвонила Михальцовой с предложением сняться для местного журнала Cool'Baba. «Я ей говорю: Запоздалый у вас звонок, я за это время могла уже два раза помереть, — смеётся Лариса Григорьевна. — К счастью, конечно, я была здорова и отправилась на съёмки. Всё, что там происходило, мне понравилось, очень! Я не любитель, чтобы мне что-то с лицом делали, обычно сама себе чуть-чуть глазки, чуть-чуть губки накрашу и не трогайте меня. А тут пришлось и начёс пережить, и плойку, но потом, когда увидела себя на фотографиях, была очень счастлива, до сих пор с журналом засыпаю».

Фотограф журнала Cool'Baba выложила снимок Ларисы Михальцовой у себя в инстаграме — и вскоре ссылка с её портретом оказалась в личных сообщениях Игоря Гавара, автора блога об эстетике зрелого возраста Oldushka и основателя одноимённого модельного агентства. Сейчас Михальцова и Гавар ведут переговоры о возможном дальнейшем сотрудничестве.

О запуске агентства пожилых моделей Гавар объявил в марте этого года. Изначально основной целью его проекта было переосмысление темы старения. Неожиданно он заметил, что в СМИ появился спрос на моделей в возрасте — в 2014 году «Афиша» предложила ему отобрать героинь блога для фэшн-съёмок в журнале, а следом поступило ещё несколько предложений. «Модельное агентство напрашивалось само собой», — написал он в своём фейсбуке и объявил о наборе моделей.

Западный мир уже несколько лет борется с консервативными стандартами модельного рынка, куда раньше была открыта дорога только стройным, длинноногим, молодым и очень молодым. Иностранный глянец и бренды сегодня регулярно привлекают нестандартных моделей — будь то plus-size-модель Эшли Грэхэм в Sports Illustrated или 63-летняя Джеки О’Шонесси в нижнем белье в рекламной кампании American Apparel. Тренд подхватили и в России — сразу несколько московских модельных агентств сегодня зарабатывают на нестандартных моделях. «Секрет» рассказывает, как устроен этот рынок.

Харизма зрелых

На карьерном пути Ларисы Михальцовой есть одна проблема — она живёт на Украине. Чтобы добавить её к остальным девяти моделям агентства, необходимо организовать съёмку в Киеве. Когда Oldushka сможет себе это позволить, пока неясно. «Мы не зарабатываем таких денег, как агентства с юными моделями. Мы — новички и пока что диковинка», — признаётся Игорь Гавар.

Бюджет на запуск агентства составил 10 000 рублей — они ушли на аренду фотостудии и техники. Гавар не берёт со своих моделей деньги за портфолио — агентство зарабатывает за счёт комиссии в 25% с каждого гонорара. Его агентству чуть больше двух месяцев, и больших доход оно пока не приносит.

Тем не менее модели Oldushka успели появиться на страницах «Афиши», Bosco Magazine, Buro 24/7, Design Scene Magazine и других изданий. Московский дизайнер Кирилл Гасилин снял одну из «олдушек» в своей рекламной кампании, а певица Ёлка — в клипе. Модель Виктор с серебряной бородой волшебника принимал участие в программе «Новое утро» на НТВ.

«Когда наших моделей показывают по телевизору, это очень хорошо, потому что телевизор для пенсионеров — один из главных источников информации, — поясняет Гавар. — У проекта задача не только избавить молодых людей от страха перед старостью, но и вселить уверенность людям в возрасте. Самая распространённая причина отказа пожилых людей сниматься — старость — это некрасиво, снимайте лучше молодых. Если мне удаётся переубедить человека, настроенного подобным образом, это маленькая победа над стереотипами».

Эксперты считают, что телевидение — одно из самых перспективных направлений для Oldushka. «Пожилые люди очень хорошо оплачиваются в рекламе, особенно на телевидении, — говорит директор модельного агентства General Models Надежда Твардовская. — При этом снимающихся и хорошо выглядящих пожилых людей очень мало». С ней согласен Сергей Тропников из агентства Modus Vivendis: «В российской рекламе всегда есть стандартная семья — бабушка, дедушка, мама, папа, два ребёнка, желательно разнополых. Они все дружно сидят и едят йогурт или творожок. Для таких проектов нужны модели».

Необычные лица

Объём российского модельного рынка до сих пор никто не измерял. «Сам по себе рынок не очень крупный и в значительной мере серый, я думаю, он не превышает 10 млрд рублей», — рассуждает финансовый аналитик «Финам» Тимур Нигматуллин. По его оценке, от трех до пяти крупнейших российских агентств имеют оборот 1–2 млрд рублей в год. Агентства, работающие в том числе на зарубежных рынках, могут иметь обороты до 20 млрд рублей. «Обычно бизнес-модель агентства основана на работе с рекламными агентствами, дизайнерами и кино, — объясняет Нигматуллин. — Больше половины выручки могут приносить обучение моделей, пробные съёмки и дополнительные услуги».

В России больше тысячи модельных агентств, но действительно активно работают и зарабатывают не больше десяти из них. «Новые агентства появляются практически каждый год, но зачастую их владельцы не понимают специфику бизнеса. В результате, просуществовав год, агентство закрывается», — рассказывает Сергей Тропников из Modus Vivendis. По его мнению, узкопрофильным агентствам в России непросто — местные клиенты часто не понимают, какой типаж им нужен, и могут прийти к клиенту с запросом на 15-летнюю блондинку, а утвердить на съёмку в итоге 40-летнего брюнета. «Решить эту проблему помогает обширная база моделей, которой нет у специализированных бизнесов», — уверен Тропников.

Возможные сложности не остановили выпускницу ВГИКа Авдотью Александрову, открывшую в 2014 году агентство нестандартных моделей Lumpen. Свой первый фотоаппарат она получила в подарок от родителей в девять лет и с тех пор не прекращала фотографировать. В какой-то момент она заметила, что больше всего ей нравится снимать лица людей. Поступив во ВГИК, она начала собирать портреты с интересными лицами для личной кинобазы. Когда их количество стало критичным, Александрова открыла Lumpen.

В 2015 году агентство заметила «Афиша» — на протяжении последнего года существования печатной версии журнала «люмпены», как называет своих моделей основательница агентства, появлялись в каждом номере. Вслед за СМИ необычными лицами моделей Lumpen заинтересовали бренды и дизайнеры, например марка ZDDZ и дизайнер Гоша Рубчинский. Западные СМИ провозгласили Lumpen борцом с консервативным фэшн-рынком: по их мнению, агентство разрушает представления о том, что мода — для избранных и быть её частью могут только люди с одинаковыми лицами.

Спустя почти два года после запуска в агентстве работает больше 140 моделей, а рекрутеры Lumpen охотятся за молодыми людьми не только в Москве, но и в Санкт-Петербурге, Ростове-на-Дону, Краснодаре, Архангельске, Самаре и Минске. Зарабатывает агентство за счёт процента (20%) с каждого гонорара. «В России очень маленькие и очень разные гонорары. От 2000 до 30 000 рублей за съёмочный день. В Европе съёмочный день в среднем стоит от 1000 до 5000 евро, а показ в среднем — 600–2000 евро за выход», — говорит Александрова. К удаче агентства, «люмпены» востребованы на западном рынке — они не раз появлялись в модных журналах вроде i-D Magazine и Dazed and Confused Magazine, а также ходили на показах Vetements, Comme des Garçons, Balenciaga и Kenzo.

«Сразу после показа Vetements в Париже немецкое агентство Tomorrow Is Another Day переманило к себе нашего мальчика, — вспоминает Александрова. — Спустя год директор этого же агентства пыталась при мне вручить визитку нашему фавориту Северу, но тот в ответ был нетактичен и неконтактен».

Участники рынка считают, что Lumpen — очень перспективная компания, но не в России. «На российском рынке агентства вроде Lumpen абсолютно неконкурентоспособные, — утверждает Сергей Тропников. — Но у них есть серьёзные перспективы за рубежом. На заграничных подиумах теперь редко встретишь по-настоящему красивых людей. Выбор ультрамодных брендов — люди с максимально необычной внешностью. Зачастую внешность настолько нестандартная, что нам здесь такой выбор совершенно непонятен».

По словам самой Александровой, нестандартными её моделей называют только в России: «В Европе подобные агентства существуют несколько лет. Мы изначально создавали Lumpen как некоммерческий проект, но предложение, которое мы сформулировали, привлекло к росту спроса в Москве».

Хотя спрос ещё недостаточный, чтобы построить устойчивый бизнес. Александрова говорит, что не считает месячный оборот, но его не всегда хватает, чтобы покрыть текущие расходы.

Нестандартный размер

Модель Диляра Ларина открыла агентство Plus Size Model Agency в 2011 году. Сегодня в нём работает около 20 девушек. Агентство бесплатно обучает своих моделей и делает им портфолио. Агентские сборы составляют 30%. В месяц модели Plus Size Model Agency получают в среднем 15 заказов. «Первый опыт моих моделей был во время показа фетиш-одежды из латекса и винила от дизайнера Агны Деви. Впервые в истории plus size в России полные модели дефилировали вместе со стандартными», — рассказывает Ларина.

Переломным для plus-size-моделей в России стал 2015 год, считает главный редактор Plus Size Magazine и основательница своего модельного агентства Елена Грачёва. Если на Западе модели с формами смотрели с обложек глянца и календаря Pirelli ещё в 2013 году, в России они стали массово появляться на обложках именно в 2015-м. В этом же году в рамках Недели моды в Москве впервые прошёл показ Plus Size Fashion Weekend, а в 2016 году должен выйти номер Maxim с мисс Россия plus size Евгенией Подберёзкиной. «Несмотря на то что рынок plus size довольно молодой, агентств на нём уже немало — можно насчитать 15–20 штук. При этом общий уровень сервиса в таких агентствах невысок — часто их открывают любители, которые к модельному бизнесу не имеют никакого отношения, плохо понимают, как организовать съёмочный процесс и показы», — говорит Грачёва.

Модели Диляры Лариной получают от 10 000 рублей за съёмку в каталоге, от 25 000 рублей — за съёмку для лукбука, от 50 000 рублей — за кино и рекламу и от 8000 рублей — за дефиле. «На самом деле российские клиенты по-прежнему не готовы хорошо платить за профессиональную модель, а начинающие девушки готовы работать за копейки, тем самым понижая стоимость оплаты модельного труда, — признаётся Ларина. — Я держу высокий ценник, поэтому не все могут позволить себе пригласить на работу Plus Size Model Agency. Часто во время звонков мы слышим фразы вроде: Для нас это дорого, но, как говорится в песне, А на меньшее я не согласен…. Мы — luxury в plus-size-индустрии в России».

Генеральный директор агентства i-Model Елена Ермолаева считает, что тема востребованности plus-size-моделей на рыке раздута: «Это не больше чем миф. Ну снялись две-три девушки в американском глянце, но нужны всегда были и будут модели с параметрами 90–60–90 — это стандартный размер, на который шьются все коллекции. Это не я придумала».

Перспективы

«История с неформальными моделями уже стала довольно массовой, — уверена шеф-редактор сайта журнала Harper's Bazaar Russia Ирина Дубина. — Несколько лет назад, когда стрит-кастинги только появились и моделей начали искать в Instagram, Tumblr или просто на улице, это было свежо, а потому интересно. На сцену вышли модели без кукольных лиц и идеальных пропорций».

По её мнению, приглашение нестандартных моделей — не только проявление социальной позиции, но и удачный маркетинговый ход: одно дело, когда смотришь на идеальную модель и не можешь сопоставить её с собой, а другое — когда видишь неидеального человека, похожего на тебя. «Выбравший нестандартную модель бренд располагает к себе. Однако с этим надо быть очень осторожным — грань между попыткой сделать мир лучше и желанием выехать на модной теме очень тонкая. Позавчера были трансгендеры, вчера — полные, сегодня — старушки», — предостерегает Дубина.

Сергей Тропников из Modus Vivendis не верит в то, что «диковинные» лица останутся на подиуме надолго: «Тренды цикличны, а российский рынок очень консервативен. Здесь всегда был один типаж: славянская внешность, светлые глаза и волосы. Думаю, история про моделей со странной внешностью пройдёт в течение нескольких лет».

Игорь Гавар из Oldushka также уверен, что индустрия никогда не уйдёт от молодых и красивых, но добавляет, что аудитории брендов свойственно стареть и рынку нужно реагировать на этот процесс: «В Европе пенсионеры активно потребляют моду, поэтому там возрастные модели уже стали нормой. У нас ситуация обратная, соответственно, российский рынок должен научиться привлекать такую аудиторию, в том числе используя возрастных моделей». Он предполагает, что тренд на взрослых моделей будет долго раскачиваться в России, но, когда поколение современных 30–40-летних достигнет пенсионного возраста, окончательно приживётся.

Фотография на обложке: Oldushka

Обсудить ()
Новости партнеров