$ 63.3067.21$53.89
29 марта 2016 года в 19:53

Сергей Михайлович Брин: Советское прошлое основателя Google

Кидал камни в милицию. Ездил на лимузине в Ясенево. Миллиардер

Сергей Михайлович Брин: Советское прошлое основателя Google

Почти 40 лет назад Михаил Брин увёз свою семью из СССР в США. Это событие стало судьбоносным для всего мира IT — в 1998 году повзрослевший Сергей Брин вместе со своим другом Ларри Пейджем основал Google, самый популярный поисковик в мире. «Секрет» рассказывает о корнях Сергея Брина.

Back in the USSR

Летом 1990 года профессор математики Мэрилэндского университета Михаил Брин вывез группу одарённых американских школьников в СССР на двухнедельную программу обмена. Михаил взял с собой 17-летнего сына Сергея — это был шанс повидаться с оставшимися в Москве родственниками, которых он видел лишь маленьким ребёнком. СССР произвёл на будущего основателя Google удручающее впечатление. Он представил свою жизнь в этой стране: отсутствие перспектив и страх перед властью. Сергей успел попасть в передрягу в той поездке. Из-за чувства протеста он начал кидать камни в милицейскую машину. Из неё вышли два милиционера, чтобы разобраться с юнцом. Михаилу удалось уговорами уладить ситуацию, и Сергея не забрали в участок.

Теперь Сергей Брин говорит, что его бунтарский дух родился в Москве: «Он остался у меня и в зрелом возрасте». Но бунтарский дух был присущ всей семье Бринов. Эмиграция в США для интеллигентной московской семьи была сложной и опасной задачей. Но в 1979-м Михаил увёз всю свою семью: жену, мать и шестилетнего сына.

Прошлая жизнь

В СССР Михаил работал экономистом в Научно-исследовательском экономическом институте при Госплане СССР, но мечтал заниматься математикой. Это было неисполнимой мечтой в 70-х: студенты-евреи не могли рассчитывать на академическую карьеру в этой сфере. На мехмате МГУ у них даже экзамены принимали в отдельных аудиториях, которые студенты называли «газовыми комнатами». И это было не только в математике. После школы Михаил хотел изучать астрономию, но евреев не принимали на физические факультеты, чтобы они не получали доступ к ядерным разработкам.

«Я получил "отлично" по всем предметам, кроме трёх: история Коммунистической партии, военная подготовка и статистика. Но никто даже не думал принять меня в аспирантуру, потому что я еврей», — вспоминает он. Тем не менее Брину удалось защитить докторскую диссертацию. На мехмате Брин познакомился с Евгенией Краснокутской. Вскоре они поженились.

C тех времён осталось семейное фото: Евгения сидит рядом с Сергеем, одетым в рубашку в полоску и колготки. На фоне: узорчатые советские обои и шторы.

Евгения редко рассказывает о своей семье, но известно, что в ней чтили еврейские традиции: «У нас всегда был Пасхальный седер (трапеза во время праздника Песах. — Прим. «Секрета»). Я получила рецепт гефилте-фиш от моей бабушки».

Летом 1977 года Михаил Брин вернулся с математической конференции в Варшаве, где пообщался с западными коллегами, и объявил, что для его семьи возможна лучшая жизнь. Жена и мать не хотели уезжать, особенно противилась идее переезда Евгения: она выросла здесь, окончила школу с золотой медалью и работала научным сотрудником в Институте нефти и газа. Но постепенно Михаил убедил семью — и одним из главных аргументов стало будущее сына.

После переезда

В США Михаил Брин, наконец, смог заниматься математикой — он стал профессором Мэрилендского университета, а Евгения Брин занялась исследованиями в NASA. Но она столкнулась с испытанием: в 1999 году у неё диагностировали болезнь Паркинсона. О том, что это произошло, Евгения рассказала лишь в 2014 году, когда вместе с благотворительной организацией The Michael J. Fox Foundation призывала поучаствовать в исследовании болезни Паркинсона.

Вскоре после переезда у Михаила и Евгении родился ещё один сын — Сэм. Сейчас ему 29 лет, он занимается HR в финансовой компании Robinhood. Три года назад Сэм Брин пытался запустить свой стартап Butter Systems (софт для цифрового меню в ресторанах), однако в 2014 году проект закрылся.

А сама Евгения сейчас полностью посвятила себя благотворительности: она руководит программой сохранения архивов в благотворительной организации Hebrew Immigrant Aid Society (Общество помощи еврейским иммигрантам), которой Сергей Брин пожертвовал $1 млн.

Бабушка и дедушка

В Мэрилендском университете на русском отделении есть исследовательская программа The Maya Brin Residency Program — это программа названа в честь бабушки Сергея Брина, преподававшей здесь русский язык в течение десяти лет. Майя Брин (до замужества Кацина) в СССР была филологом и преподавателем английского языка, а после переезда в США стала учить студентов русскому языку. Также в университете действует ставка почётного лектора Maya Brin Distinguished Lecturer in Russian, её, как и программу, учредили на пожертвование Михаила Брина ($600 000).

Дедушка Сергея Брина Израиль Абрамович остался в Москве. Больше полувека, c 1944 по 1998 год, он преподавал в Московском энергетическом институте. Он всю жизнь занимался математикой — исследовал теорию вероятностей.

Отъезд сына в США не сильно повлиял на карьеру Израиля Брина — он полагал, что каким–то образом попал в число «любимых евреев», которых не трогали. Виделся он с уехавшими сыном и внуком нечасто — несколько раз они приезжали в Москву, а два раза Израиль Брин был в США. В свой приезд в 1993 году он виделся с Сергеем Брином, который тогда учился в Стэнфорде: «В ночь накануне моего отъезда из Калифорнии на машине приехал Серёжа. Я его видел один раз. Мы даже немного выпили — текилу». Потом они виделись уже в Москве — Сергей Брин приезжал к деду в Ясенево на лимузине, вспоминал он. В 2011 году Израиль Брин умер в Москве.

Дальние родственники

Среди родственников Сергея Брина ещё немало учёных и известных людей. Его прабабушка Рахаль Кацина была микробиологом: до войны она руководила Московским бактериологическим институтом. Но в конце 1930-х её арестовали, после чего она смогла лишь работать в районной поликлинике.

Двоюродный дедушка Сергея Брина — Александр Колмановский, советский борец и тренер по греко-римской борьбе. Он стал заслуженным тренером СССР и работал в «Динамо» и «Локомотиве». Через Колмановских Сергей Брин также в родстве с композитором Эдуардом Колмановским — он написал музыку ко многим советским фильмам, например «Большой перемене».

Фотография на обложке: Shutterstock

Обсудить ()
Новости партнеров