$ 64.7773.47$49.96
22 января 2016 года в 15:15

Алексей Фёдоров (АКИТ): «Покупая на AliExpress, вы, по сути, совершаете кражу»

Автор идеи вскрывать на таможне 5% посылок — о пошлинах и контрафакте

Алексей Фёдоров (АКИТ): «Покупая на AliExpress, вы, по сути, совершаете кражу»

В начале недели Ассоциация компаний интернет-торговли (АКИТ) предложила таможне вскрывать не менее 5% посылок из-за рубежа, чтобы искать в них контрафакт. Глава Федеральной таможенной службы (ФТС) Андрей Бельянинов спустя несколько дней заявил, что «всегда реагирует на предложения бизнеса», но отметил, что «углублённый досмотр продлит сроки оформления», а «таможенные процедуры сейчас, напротив, направлены на упрощение».

Президент АКИТ и управляющий партнёр интернет-магазина «220 вольт» Алексей Фёдоров считает, что точку в этой истории ставить рано. «Секрет» обсудил с ним эту инициативу, а также пошлины на покупки в зарубежных интернет-магазинах, которые АКИТ лоббирует с момента своего основания, конкуренцию российских онлайн-ритейлеров с китайскими и кризис в российской экономике.

— Таможня не поддержала вашу инициативу и не станет вскрывать каждую 20-ю зарубежную посылку. Руководитель ФТС Андрей Бельянинов сказал, что «варварства или вакханалии» не будет, и пообещал, что всё, наоборот, будет «очень цивилизованно». Вас удивило это заявление?

— Честно говоря, я не до конца понимаю, в чём здесь заявление. Глава ФТС всего лишь сказал, что не допустит вакханалии. И это нормально и правильно. Кроме того, досмотр посылок — это вообще не главное. Это лишь одно из предложений. У нас есть соглашения о сотрудничестве с Гонконгской, Китайской и Европейской ассоциациями интернет-торговли. Мы изучаем их опыт. Досмотр посылок — это из опыта Гонконгской ассоциации.

— Хорошо.

— «Хорошо» — это в смысле «хватит»?

— Нет-нет, я вас слушаю.

— С Европейской ассоциацией мы тоже договорились об обмене лучшими практиками. Вообще, мы хотим создать специальную платформу, конференцию, где смогут общаться с нами и между собой наши друзья из Европы, Китая, Гонконга, Сингапура, Макао, Таиланда, Тайваня. Идея борьбы с фейковой продукцией возникла как раз в результате обмена опытом. Коллеги из Гонконга сказали, что для них эта проблема — самая большая.

— Проблема контрафакта на российском рынке?

— Нет, проблема контрафакта во всём мире. Но больше всего, конечно, их беспокоит распространение контрафакта в Гонконге. Из Китая в Гонконг посылка идёт пять часов, и доля контрафакта у них из-за этого зашкаливает. При этом Китайская ассоциация, как ни странно, тоже заинтересована в том, чтобы подделок в мире было как можно меньше. В том числе в России. Зайдите у нас в любую социальную сеть и посмотрите, сколько там разных групп, где продают подделки.

— В социальных сетях можно найти что угодно. У вас есть абсолютные цифры?

— Эти данные неоднократно приводились и ГУ МВД по Москве, и МВД России. Эти данные неоднократно приводила ФТС. По данным департамента экономической безопасности МВД, которые были озвучены в 2011 году, в России 37% брендовых вещей — это контрафакт.

— И всё-таки какова доля контрафакта на российском рынке в целом? Какова — в зарубежных посылках?

— В разных товарных категориях доли разные. Нельзя измерять среднюю температуру по больнице.

— Давайте тогда приведём хотя бы несколько примеров.

— Например, чехлы для мобильных телефонов контрафактными почти не бывают, потому что там нет брендов...

— А что бывает? Где больше всего подделок?

— В часах, разумеется. В дизайнерских сумках. В ремнях.

— И какие это цифры?

— В этих категориях доля контрафакта достигает 30%.

— А в общем объёме?

— К сожалению, не могу сказать. Сейчас я располагаю только данными тех ассоциаций, которые занимаются перечисленными продуктами, а также данными, которые несколько лет назад были названы МВД по итогам проведения операции «Контрафакт».

— Вы считаете, что посылки — это основной канал доставки поддельных часов и сумок?

— В России — да. Когда кто-то рассказывает, что всё это закупают оптом на пекинском рынке «Ябаолу» и потом завозят в Россию в контейнерах...

— Мне приходилось бывать на «Ябаолу».

— Эта история в прошлом. Думаю, вы там были года три или четыре назад.

— Ещё раньше.

— Вот видите. Сейчас через российскую таможню и мышь не проскочит. Посылки — это практически единственный канал. Ещё какую-то часть провозят в багаже.

— Почему вы хотите вскрывать именно 5% посылок?

— Какая разница? Мы могли бы попросить вскрывать 100% посылок. Это был бы идеальный вариант. Не ищите корреляцию с объёмом контрафакта — мы просто взяли ту цифру, которую предложили коллеги из Гонконга. Они у себя проверяют до 5%.

— Вы сказали моим коллегам из «Коммерсанта», что хотите вскрывать не «до 5%», а «не менее 5%».

— Ровно 5% вскрывают и проверяют в Гонконге. Ещё раз повторю, что это был лишь один из 18 пунктов соглашения, которое мы подписали с Гонконгской ассоциацией. И далеко не самый важный.

— Но точно самый спорный.

— Возможно.

— Досмотр такого объёма почтовых отправлений — это, наверно, очень дорого. Нужно ведь не только вскрыть посылку, но ещё и провести экспертизу. Вряд ли таможенники смогут на глаз определить, фейк они держат в руках или не фейк.

— Приведу элементарный пример. Сколько стоят часы Cartier?

— Понятия не имею. У меня — Casio. Они стоят дёшево.

— Часы Cartier стоят явно больше 1000 евро.

— Наверно.

Фотография: предоставлена пресс-службой компании «220 Вольт»

— Сейчас порог беспошлинного ввоза — 1000 евро. Итак, таможенник находит в посылке часы Cartier, а объявленная стоимость посылки — $50. Вариантов здесь два. Или это настоящие часы и тогда это жесточайшее нарушение, так как заявленная стоимость значительно ниже реальной, или это подделка. С сумками Louis Vuitton — ровно такая же ситуация.

— Предположим. А если мы говорим о чём-то менее дорогом? Например, о футболке Adidas.

— Никогда не слышал о поддельных футболках Adidas.

— Как же? Бывает, ещё меняют одну букву в названии, и получается не Adidas, а Abibas.

— Ну это уже не подделка тогда.

— ОК. Сколько, по вашему мнению, нужно денег, чтобы организовать досмотр 5% посылок?

— Я не считал. Таможня и так осуществляет досмотр довольно большого количества отправлений.

— Но ведь не каждого 20-го?

— Не готов сказать. Если вы внимательно перечитаете публикацию в «Коммерсанте», увидите, что там чёрным по белому сказано, что я всего лишь предложил обсудить эту тему. Возможно, нам скажут, что таможня уже и так проверяет 5%.

— Есть мнение, что вас не волнует тема контрафакта и вы просто пытаетесь таким образом выдавить с рынка конкурентов, eBay, AliExpress, Amazon и других, создав проблемы их покупателям.

— О чём вы? Те, кого вы назвали, все вместе занимают всего 0,74% рынка российского непродовольственного ритейла. А он у нас сейчас практически весь e-commerce. Вы не можете, например, чётко сказать, является «М.Видео» офлайновым или онлайновым игроком. Я, например, считаю, что «М.Видео» — полностью онлайновый ритейлер…

— То есть вы не боитесь китайцев?

— Мы всего лишь хотим единых правил игры. Единые правила — это одинаковое налогообложение. Сегодняшняя ситуация — идиотская и вредная. Зарубежные интернет-игроки не платят в российский бюджет ни копейки. Это плохо для всех без исключения. Бюджет не получает налоги. В итоге вы не получаете медицинскую помощь, полицейские — зарплату. Дороги не строятся…

— Подождите. В отличие от вас, Amazon в России физически не присутствует. Он вступает в контакт со мной или с вами, только когда мы совершаем покупки — точно так же, как это происходит, когда мы покупаем что-нибудь во время заграничной поездки.

— Вы это серьёзно сейчас?

— Да.

— Жаль. Получается, я за всё время своей работы ничего не смог сделать. Смотрите. Только что два известных российских интернет-магазина построили логистические терминалы за рубежом, в Латвии и Эстонии, чтобы вы покупали у них товары без уплаты всяких налогов и пошлин.

— Что это за магазины?

— Не скажу. Вы знаете, что французский парламент в прошлом году принял закон, запретивший бесплатную доставку книг?

— Конечно. Чтобы Amazon прижать. Но вроде бы эта мера не работает.

— Эта мера утверждена и прекрасно работает, потому что она защищает французские книжные магазины от Amazon. Во всех странах, как вы, наверно, знаете, есть разные, иногда довольно жёсткие, беспошлинные пороги. В Европе это не 1000 евро, как у нас, а всего 22 евро. Любая страна стремится защитить своих производителей и ритейлеров, которые обеспечивают рабочими местами огромное количество людей. Участники нашей ассоциации дают работу сотням тысяч человек. Покупая что угодно на AliExpress, вы отнимаете деньги у кого-то из них, по сути, вы совершаете кражу. Это нормально для любого государства — защищать своих граждан. Давайте заглянем в будущее. Пройдёт несколько лет, «Почта России» и другие логисты научатся возить тяжёлую бытовую технику — и российского ритейла вообще не станет. Просто потому, что мы платим налоги, а иностранцы — нет. Напомню вам, что мы только с зарплат платим 43% налогов и сборов. В России мало кто понимает, как это устроено. Многие думают, что кроме 13% подоходного налога ничего больше нет.

— Есть, конечно, социальные выплаты...

— А ещё мы платим пошлины при ввозе товаров в Россию. Давно уже нет никаких серых схем, все большие ритейлеры — полностью белые. И ещё НДС. Когда мы перестанем платить все эти деньги, сотни тысяч или даже миллионы людей окажутся на улице. Вы знаете, что таможня является главным донором бюджета после нефтяников?

— В 2015 году сколько денег, по вашему мнению, недополучил российский бюджет из-за того, что посылки с AliExpress и прочих зарубежных сайтов не облагаются пошлинами?

— Если бы пошлина на посылку составляла хотя бы 300 рублей, бюджет получил бы около 40 млрд.

— Как вы это посчитали?

— Мы же знаем, сколько всего пришло посылок.

— А вы думаете, что, если ввести заградительные пошлины на все посылки, меньше покупать за рубежом люди от этого не станут?

— 300 рублей — это вовсе не заградительная пошлина.

— Нет, конечно. Просто я про 300 рублей слышу сейчас впервые. В конце прошлого года предлагали сделать 15 евро на посылки дороже 22 евро. Для посылок дороже 150 евро — 15 евро плюс 30% таможенной стоимости.

— Да мы вообще не хотим, чтобы вы платили. Пускай платят логисты. Вам не нужно будет никуда ходить, не нужно будет собирать никакие документы...

— Кто будет пошлины администрировать? Понадобится специальный «Платон» для посылок?

— При чём здесь «Платон»? У нас уже есть такой администратор — Федеральная таможенная служба. Не нужно ничего нового создавать. Это абсолютно нормальная практика. Скажите, вы лично в европейские ценности верите?

— В какие именно?

— В европейские хорошие ценности. В свободу слова...

— Верю в свободу слова.

— А в то, что в Европе более справедливая система налогообложения?

— Сложно сказать.

— Как же так? Здесь вы — за, здесь — против. Нужно быть последовательным. Нехорошо.

— Я родился в городе Иваново. Его почему-то до сих пор называют русским Манчестером, но, поверьте, это совсем не Европа.

— Ясно. А вот я верю в европейские ценности, в европейскую систему налогообложения и в то, что не зря европейцы установили беспошлинный порог в 22 евро. Посмотрите на Австралию, где беспошлинный порог такой же высокий, как у нас сейчас. Там местный e-commerce занимает всего 10% рынка, всё остальное — китайские интернет-магазины. Вы хотите, чтобы и у нас было так же? Повторюсь, речь идёт не о защите горстки владельцев крупных торговых сетей, а о сотнях тысяч их сотрудников, которые могут оказаться на улице. Речь только об этом.

Фотография: предоставлена пресс-службой компании «220 Вольт»

— Хочу уточнить по поводу 22 евро. Такой порог действует вовсе не во всех европейских странах. Где-то он выше, где-то — ниже. Потом, там в принципе система сложнее устроена. Помимо пошлины иногда требуют заплатить НДС. За некоторые товары приходится отдавать очень много, но за какие-то — почти ничего. Почему в России порог нужно установить именно на отметке в 22 евро?

— Мы вовсе не хотим, чтобы было обязательно 22 евро. Есть разные подходы. Ситуацию осложняет то, что у нас общее экономическое пространство с Белоруссией и Казахстаном и нам нужно с ними договариваться. То есть это политический вопрос.

— На ваш взгляд, каким должен быть порог?

— Лично я считаю, что нужно думать не о пороге, а о пошлине, и пошлина должна быть в районе $5. Столько нужно взимать с логистов за ввоз любой посылки — независимо от её стоимости.

— Почему?

— Потому что это примерно соответствует НДС с 22 евро.

— Опять 22 евро. Почему вам так нравится эта цифра?

– Мы просто берём европейскую практику, которая прекрасно себя зарекомендовала.

— Но мы живём в России.

— Мы же должны на кого-то равняться.

— У вас нет никакого обоснования?

— До кризиса средняя стоимость посылки с AliExpress была равна $20. Это почти то же самое, что 22 евро. Сейчас средний чек ниже — около 800 рублей. Получается, огромное количество посылок не дотягивает до обсуждаемого порога. На мой взгляд, это неправильно. Я считаю, что за любые посылки нужно брать налоги, потому что иначе они подрывают экономическую мощь Российской Федерации.

— Поговорим о другом? Начну издалека и проведу аналогию с рынком продовольственных товаров. Санкции, которые Россия ввела в отношении Европы и США, очевидно помогли целому ряду производителей, но потребители проиграли. Вместо качественных импортных продуктов они получили некачественные российские. Цены выросли…

— Я бы так огульно не стал говорить. Это ваше частное мнение. Не знаю, в какие магазины вы ходите.

— Хорошо. Пускай только я один пострадал...

— Вы сейчас скажете, что вам приходится есть сыр из пальмового масла?

— Сыр — это хороший пример.

— Дам вам совет. Ешьте меньше сыра. Это вообще вредная штука.

— ОК.

– К сожалению, как оказалось, санкции — это единственный способ вырастить российское производство.

— Есть мнение, что лучший способ — конкуренция.

— А вы знаете, что в Литве и Латвии прекрасная сыродельная промышленность была убита тем, что туда пришли отдотированные своими государствами греки и испанцы и завалили рынок дешёвой продукцией? Для любой страны нормально защищать свой бизнес протекционистскими мерами. Деньги должны вращаться внутри страны, создавая рабочие места. Конкуренция нужна, но не до безумия. Конкуренция хороша, когда твои собственные производители и ритейлеры соревнуются между собой.

— А конкуренция с иностранцами — это плохо?

— Конкуренция с иностранцами нужна, но правила игры должны быть одинаковыми. Мы же не хотим, чтобы нам было лучше, чем иностранцам. Мы хотим, чтобы и они, и мы играли по одним правилам. Сейчас мы платим налоги, они — нет.

— Вы хотите, чтобы хорошо было продавцам. Это понятно. А потребители?

— Посмотрите в окно. Весь этот большой город живёт за счёт ритейла. Мы кормим весь этот город, потому что все его жители так или иначе работают с нами или на нас. И все они — потребители. Вы хотите оставить их без зарплат?

— Я всего лишь хотел сказать, что конкуренция с иностранцами заставляет российский интернет-ритейл развиваться — снижать издержки, работать над скоростью доставки и качеством сервиса. Но спорить с вами не буду. Я здесь, чтобы задать вопросы, которые, как мне кажется, волнуют очень многих.

— А я здесь, чтобы через вас поговорить со всем российским обществом, экономическая безграмотность которого иногда меня просто шокирует.

— Введение пошлин обсуждается уже очень давно...

— Единственная причина, по которой их всё ещё нет, состоит в том, что у нас единое экономическое пространство с Белоруссией и Казахстаном. Пока договориться с ними не удаётся. Вы знаете, что у Казахстана своего e-commerce вообще нет? Ему пошлины не нужны.

— Как вы думаете, когда получится договориться? Давайте сейчас всех напугаем.

— К сожалению, я этого не знаю. На самом деле никому из членов АКИТ трансграничная торговля вообще не мешает.

— Тогда зачем вы лоббируете ограничения?

— А вы не допускаете, что мы это делаем не для себя, а для всего рынка?

— Так участники АКИТ — это и есть рынок.

— Нет, рынок — это вы. Мне больно видеть в переходе метро продавца чехлов для телефона, у которого никто ничего не покупает, потому что дешевле заказать на AliExpress. Второй мыслью я, конечно, понимаю, что завтра, когда вы окончательно разорите этот ларёк и продавец чехлов потеряет работу, он уже у меня товар не купит. В отличие от вас, я смотрю на несколько шагов вперёд. Ситуация с беспошлинным ввозом — это ужас и кошмар. Зачем разваливать Россию?

Фотография на обложке: предоставлена пресс-службой компании «220 вольт»

Обсудить ()
Новости партнеров