$ 63.3067.21$54.33
18 сентября 2015 года в 15:00

Псы и капибары: Как зарабатывают владельцы питомников

Заводчики животных — о своем бизнесе

Псы и капибары: Как зарабатывают владельцы питомников

Разведение и продажа домашних животных — сложный, плохо поддающийся учёту и контролю рынок. Профессиональным заводчикам приходится конкурировать с серыми продавцами, сбивающими цены на породистых кошек и собак. «Секрет» поговорил с владельцами питомников, о том, сколько можно заработать в России на разведении домашних и диких животных и как сказываются на этом бизнесе девальвация и текущий кризис.

Питомник померанских шпицев «Старпом»

Начальная цена за щенка: от 120 000 рублей
Приблизительная выручка за год: 1,8 млн рублей

Ирина Кобец
Владелец питомника

Я всю жизнь была равнодушна к животным, заниматься уходом за ними, а уж тем более разводить мне никогда не приходилось. Всё произошло случайно: после рождения второго ребёнка меня навестила подруга, которая на тот момент только стала хозяйкой шпица. Когда я увидела эту собаку, она меня поразила — хотя к животным в семье всегда относились спокойно. Решив завести такого же, как въедливый человек, я серьёзно и надолго погрузилась в тему. Сначала мы купили первого шпица, потом ещё одного. Заниматься ими оказалось настолько увлекательным делом, что я решила организовать свой питомник, направляя туда все свободные средства. Было это где-то 15 лет назад.

Сегодня в нашем питомнике 16 собак — и это считается довольно большим количеством, но я просто не могу расстаться со своими животными, которые перестали быть производителями и вышли из разведения. Может, именно поэтому мой питомник сложно назвать успешным бизнесом — весь доход уходит на обслуживание не только шпицев-производителей, но и наших шпицев-пенсионеров. В целом, конечно, мы выходим в ноль, но о заметных прибылях говорить не приходится.

Прибыль в этом бизнесе напрямую привязана к рождённым щенкам, а померанец — не самая простая порода для производства. Суки рожают раз в год по два-три щенка. Весь репродуктивный цикл укладывается всего в шесть лет. Нетрудно сосчитать, что максимум одна собака может родить не более 18 щенков за всю свою жизнь. В этом плане выгоднее заниматься крупными породами с десятью щенками в одном помёте — даже если продавать каждого из них за 50 000 рублей, заводчик всегда останется в плюсе.

Средней стоимости у померанских шпицев как таковой нет: можно приобрести собаку и за 5 000 евро, и за 10 000 рублей. Дешёвые шпицы — это всегда какой-то брак, болезни или физические недостатки. Щенки в моём питомнике недешёвые — поэтому кризис сильно ударил по нашему бизнесу, ведь в нашем питомнике довольно много собак покупается в США. Оттуда же нам привозят корм и новых производителей. До кризиса мы продавали щенков в валюте, и стоили они по 2 000 евро, сейчас же мы боимся потерять российских покупателей и держим цену где-то в районе 120 000 рублей. Конечно, на наших собак есть спрос на Западе, особенно в Европе. Сейчас вообще все хорошие питомники ориентируются на европейские страны и привязывают стоимость к евро, иначе разорятся. Но кризис и тут даёт о себе знать: на западные рынки стали выходить дилетанты и любители, которые существенно снижают среднюю стоимость за щенка, конкуренция нарастает, а рынок наполняется дешёвыми шпицами за 500–600 евро. Европейцы склонны верить на слово нашим заводчикам, поэтому нередко под видом будущих чемпионов русские подсовывают им брак. Мы и так уже опустили реальную стоимость на наших собак в два раза для российского рынка, потому что кризис и падение покупательской способности для нас — это катастрофа. Заводчикам нельзя сесть и переждать кризис — наши собаки стареют, траты на них растут, а каждый потерянный год — это серьёзный удар по нашему бизнесу

Питомник декоративных птиц и животных Rus Zoo

Начальная цена на фазана: от 10 000 до 30 000 рублей в зависимости от породы
Приблизительная выручка за год: 50 млн рублей

Максим
Владелец питомника

Как в доброй и хорошей сказке, всё началось с подарка. Шесть лет назад, когда я работал госслужащим, мне подарили несколько павлинов и куриц. Сначала мы держали их только для себя, но, когда появились излишки, решили попробовать выставить их на продажу. Оказалось, это приносит неплохую прибыль. Затем мы закупили фазанов-производителей. Птицы постепенно увлекли меня, и все свободные деньги я выделял на создание собственного питомника. Вложил я в этот бизнес на старте где-то 3–4 млн рублей. Сейчас мой питомник, в котором разводятся ещё и фламинго, лебеди, куропатки, утки и дрофы, — это единственный источник дохода.

Интересно, что наши основные клиенты — это не столько частные лица, сколько охотничьи угодья и разные компании, контактные зоопарки становятся важным элементом их офиса. Конечно, есть и отдельные любители, которые готовы платить деньги, чтобы видеть у себя дома наших птиц. Постепенно питомник выходит на производственные мощности — в прошлом году мы продали больше 2 000 птиц. Причём выходят на нас клиенты в основном благодаря сарафанному радио. Конечно, сейчас кризис тоже сказывается на нас — дорожает содержание птицы, а платить больше привычной суммы наши клиенты не очень готовы. Некоторые породы вообще становятся нерентабельными. Впрочем, сейчас мы планируем перевозить наш питомник в Москву — в центральной части России наблюдается большой спрос на декоративных птиц. Мы даже планировали начать продавать птиц в Европу, но мешает излишнее государственное регулирование и бюрократия: чтобы вывезти птенцов за границу, нужно оплатить услуги, дорогу и билеты государственным ветеринарам. Ещё заплатить пошлины за всё поголовье разным надзорным ведомствам. Все эти проволочки, как мне кажется, того не стоят. Ветеринарная служба и так постоянно мешает нам зарабатывать своими проверками и требованиями.

Три года назад мы стали заниматься ещё и животными — контактные зоопарки, в которые мы поставляли птиц, стали делиться с нами своими излишками. Так в питомнике появились еноты, скунсы, белки, сурикаты, бурундуки, дикобразы. Конечно, речь о таких же, как с птицей, масштабах не идёт. Заниматься ими целенаправленно пока не хватает времени, к тому же покупают таких зверей только для каких-то корпоративных нужд. Скорее это мой побочный бизнес. Среди частных клиентов сейчас особенно популярны еноты — один из бизнесменов завёл себе такого, это показали по телевидению и интернету, и вот многомиллионная аудитория теперь мечтает завести себе такое животное. Продаём мы их не очень дорого, где-то начиная от 25 000 рублей. Другое дело капибары — за одно животное мы просим 150 000 рублей, и, несмотря на высокую цену, спрос на них сохраняется отличный.

Питомник борзых «Бeль Этyaль»

Начальная цена за щенка: от 60 000 рублей
Приблизительная выручка за год: 1,12 млн рублей

Светлана
Владелец питомника

Наш питомник открылся более 15 лет назад — тогда мы ещё не сосредоточились на борзых, а занимались разведением левреток и йоркширских терьеров. Мы мало понимали, как устроен рынок: для прибыльного бизнеса на собаках необходимы международные титулы производителей. За большие деньги пришлось закупить животных из французских и шведских питомников. Выставочная карьера, продажи и качество щенков стали расти, поэтому постепенно от левреток и йоркширов я отказалась — мечтой моей жизни были русские борзые. Сейчас мы продаём наших собак в основном профессионалам, которые занимаются бегами, курсингом, охотой и выставками.

Питомники животных — сложно устроенный бизнес, который требует постоянных вложений. Если прибыли от продажи щенков и есть, то они достаточно незначительные. Содержание, уход, обследования, питание, экипировка, витамины, дрессировка — список расходов можно продолжать ещё долго. Много денег уходит на регулярные выставки, на которых собак обязательно нужно водить. С кризисом стало сложнее — плата за участие, как правило, привязана к валюте из-за приглашённых зарубежных экспертов. Организовать поездку за рубеж для собаки — тоже очень затратная и трудоёмкая история. К тому же цена на собаку зависит от её класса, но я стараюсь привязывать её ещё и к курсам валют. Случайных клиентов в нашей породе не бывает, а борзых покупают состоятельные люди с конкретными целями — охота или гонки. Кстати, последние чаще всего коммерческие. Наши собаки регулярно успешно участвуют в бегах. Поэтому каким-то образом снижать стоимость и работать в убыток мы не собираемся. Конечно, экономическая обстановка влияет на наши планы, но их всегда можно скорректировать, а к ситуации — адаптироваться.

Питомник далматинцев «Глориандус»

Начальная цена за щенка: от 30 000 рублей
Приблизительная выручка за год: 800 000 рублей

Евгения Алюшина
Владелец питомника

Ещё будучи ребёнком, в 1998 году во Владивостоке я попала на выставку собак. С такого самого дня я мечтала завести себе далматина — и в 14 лет, буквально по объявлению в газете, родители мне его купили. Нам сразу захотелось попробовать собаку на выставках — и она очень быстро стала чемпионом на Дальнем Востоке. Затем мы целенаправленно взяли вторую собаку, уже дочку чемпиона мира, и продолжили возить своих далматинов по российским выставкам. Этот образ жизни и кинология захватили меня, поэтому увлечение с годами переросло в питомник под Санкт-Петербургом.

Последние десять лет я профессионально развожу далматинов и неплохо на этом зарабатываю — с самого начала собаки стали давать отличное потомство, и бизнес пошёл хорошо. Но для меня это не основной источник дохода, я рассматриваю свой питомник как дорогое хобби, в которое вкладываю все лишние деньги. Нужно понимать, что есть породы коммерческие — такие щенки приносят существенную прибыль. Совершенно непопулярные сегодня далматины требуют очень много вложений, а средняя цена за щенка в 30 000 рублей давно закрепилась на рынке. В среднем мы получаем два помёта в год — это позволяет не уходить в глубокий минус. Нужно понимать, что это очень рискованный бизнес, ведь вся прибыль полностью зависит от щенков. Например, в этом году у нас родилось два помёта — в одном 11 щенков, а в другом только три. На продажи влияет и время года: летом щенки не продаются совсем, их покупают только зимой и осенью.

Мы готовились к тому, что кризис сильно ударит по нашему питомнику, потому что в два раза выросли цены на вязку в Европе, подорожали визы, дорога, эксперты-оценщики, которые, как правило, иностранцы. Корма, витамины, прививки — это ведь тоже закупается только за рубежом. Но несмотря на это, в кризис далматинов продолжают покупать по прежней цене. Напротив, летом продажи даже выросли по сравнению с прошлыми годами. В основном мои клиенты — люди со стабильной зарплатой, и от своих планов в кризис они не отказываться точно не станут.

Кризис — время возможностей. После присоединения Крыма к России мы решили расширять свой бизнес на полуостров — у нашего питомника там уже открылся филиал с пятью собаками. Возможно, такой же филиал скоро откроется и в Краснодаре.

Питомник бенгальских кошек BenGlory

Начальная цена за котёнка: от 30 000 рублей
Приблизительная выручка за год: 2,52 млн рублей

Татьяна Сизова
Владелец питомника

Образование я получила биологическое, и самым интересным для меня стала генетика животного, наполовину дикого, наполовину домашнего. Бенгалы — это как раз дикие звери в миниатюре, которых мы могли бы держать у себя дома. На самом деле заводчики проводят большую и многолетнюю работу, чтобы получить животных с отличной шерстью и красивым рисунком, при этом сохраняя красивую голову и отбраковывая излишнюю дикость. По характеру и повадкам бенгалы больше похожи на собак, они очень контактные и поддаются дрессировке.

Питомник я создала всего пять лет назад, причём ориентировалась на опыт заводчиков в США. Дело в том, что основоположница породы — американка, мысли и идеи которой оказались мне близки. Грубо говоря, для неё было важно сохранить в бенгалах облик хищника. Я решила продолжить её дело в России — мы даже привезли для скрещивания дикого азиатского леопардового кота.

Заводчиков с трудом можно называть предпринимателями. Питомник — не самый удачный источник дохода, а такой специфической породы, как бенгалы, — особенно. Самая большая статья расходов — мясо и корм. На содержание животных приходится тратить очень внушительные суммы. Чем лучше кормишь бенгалов, тем лучше выглядит их шкура, поскольку шерсти как таковой у них нет. Качественный и сбалансированный корм для животных нашего класса купить в России невозможно, поэтому его мы ввозим только из-за рубежа. Понятное дело, что с нестабильным курсом рубля это уже становится приключением.

Если продавать котёнка бенгала в возрасте четырёх месяцев, траты на него более или менее окупятся. Другой вопрос, что на рынке бенгалов сейчас серьёзно выросла конкуренция: порода в первую очередь международная, и период ажиотажного спроса там давно прошёл. И хотя мы регулярно заключаем сделки с иностранцами и отправляем в США и Европу своих котят, нужно понимать, что это единичные сделки между заводчиками, которые стремятся пополнить свой генофонд. На Запад мы продаём котят в основном шоу- и брид-класса (шоу-класс — выставочные животные, брид-класс — животные-производители. — Прим. «Секрета») где-то в пределах 5 000 — 6 000 евро. На российском рынке больше востребованы бенгалы пэт-класса (животные для домашнего содержания с незначительными отклонениями от стандартов породы — Прим. «Секрета»). Таких котят мы отдаём где-то за 30 000 рублей. Во всём мире животных пэт-класса, как правило, стерилизуют и кастрируют, чтобы те не нарушали родословные. Но мы стараемся делать такие операции только при желании покупателей.

Самая большая головная боль для российских заводчиков — это отсутствие государственного контроля за питомниками. Никто не следит, в каких условиях содержатся животные, вовремя ли они проходят ветеринарное обследование, как с ними обращаются владельцы. Поэтому у нас нередко можно встретить питомники, зарегистрированные в городской квартире, где проживают чуть ли не с десяток собак или кошек. Какие там условия, представить страшно. Другое дело Европа — там для каждой породы регламентируется количество необходимых квадратных метров в квартире, а хозяина могут оштрафовать за просроченные прививки. Например, недавно мы продавали бенгалов в Италию и с удивлением обнаружили, что местные законы требуют выделить в помещении для него как минимум 18 кв. м. Что тут можно сказать, если в России даже люди в таких условиях не всегда живут.

Фотография на обложке: Frank Gaglione / Getty Images

Обсудить ()
Новости партнеров