$ 65.0872.80$49.92
21 апреля 2015 года в 17:47

Я, ритейл-робот: Пермские инженеры поставляют торговцам андроидов

Promobot ($6 000) умеет кокетничать, читать лекции и рекламировать товар

Я, ритейл-робот: Пермские инженеры поставляют торговцам андроидов

Два года назад трое программистов из Перми собрали в своём гараже первого российского автономного робота. Они назвали его Promobot и презентовали в местном торговом центре: робот ездил вокруг цветочного магазина, предлагал посетителям розы и продал в 2,5 раза больше, чем под силу промоутеру-человеку. Робота снимали на смартфоны, а девушки краснели, принимая комплименты машины. Партию из 20 роботов, собранных вручную, продали за 9 млн рублей; Promobot стал резидентом «Сколково». В 2014 году компания заработала 9 млн рублей и собрала 139 предварительных заказов на Promobot второй версии. Кому нужны роботы-продавцы?

Идея

Олег Кивокурцев впервые столкнулся с роботом-андроидом на Дне города в Перми. Столкнулся в буквальном смысле — вышел из трамвая и чуть не наступил на железную штуковину, похожую на автомат. Штуковина обернулась и поехала дальше, потом начала сигналить, как полицейское авто, потом проехала по кочкам и застряла в выбоине. Так сломался робот-полицейский компании Rbot, а Кивокурцев решил пойти учиться на инженера-конструктора в Пермский политехнический университет.

К третьему курсу у него был свой бизнес — компания «Чайна таун», которая каждый месяц поставляла 20–40 кг элитного китайского чая в 11 местных ресторанов. Дело приносило 30 000–50 000 рублей в месяц. Предпринимательство увлекало начинающего инженера, он смотрел на ютьюбе «Бизнес-секреты» Олега Тинькова и мечтал когда-нибудь также уверенно рассказывать про монетизацию, кэш-аут и баксы.

Однажды в институте Кивокурцев получил задание — создать концепт полезного робота — и решил, что нужно не только получить отличную оценку, но и сделать хороший продукт на продажу. Он зашёл в Google и узнал, что каждый пятый робот в Европе на 2012 год — робот-пылесос. На форумах писали: «В робототехнике активно используется Arduino», и Олег заказал плату Arduino. Она идеально подходила, чтобы собрать и запрограммировать отпугиватель для кошки, дверной звонок и даже систему «умный дом».

Кивокурцев хотел смастерить робота для нанесения дорожной разметки. Но он был инженером, а не программистом, поэтому начал искать помощников — зашёл в группу Arduino в социальной сети «ВКонтакте», нашёл в ней восемь пермяков. Ответил один — Игорь Еремеев, для магистерской диссертации он делал робота-пожарного. На встречу позвали третьего специалиста по робототехнике — однокурсника Кивокурцева Максима Утева, лучшего инженера-конструктора на потоке. Стали думать: что также нескончаемо, как пыль? В Перми это снег.

Утев не спешил ударить по рукам — его звали в конструкторское бюро крупной компании, отвлекаться на сторонний проект не было бы времени. Тогда Кивокурцев вспомнил всё, чему научили его бизнес-уроки на ютьюбе. Он стал считать: «Сейчас ты устроишься в КБ, сначала младшим конструктором, будешь получать 25 000 рублей и возьмёшь Renault Logan в кредит. К 30 годам получишь должность главного конструктора, тебе поднимут зарплату до 30 000, ты продашь Renault Logan и возьмёшь Renault Duster в кредит. А тут гляди, какая ниша. Никогда не поздно остановиться и уйти в КБ».

Через месяц они создали прототип.

Фотография: Ильяс Фархутдинов/«Секрет Фирмы»

Первый вариант

Прототип робота-снегоуборщика OMI Plow обошёлся в 5 000 рублей. Инженеры распилили шкаф, сбили из досок корпус, достали двигатели от ВАЗа, купили на рынке колёса для тележки, тросы и веб-камеру. Машину задумали как робот телеприсутствия: оснастили камерой, разработали мобильное приложение для смартфонов и программный продукт для PС. «Это как твой личный марсоход», — думал Еремеев.

Снегоуборщик стал участвовать в стартап-конкурсах: от Фонда Бортника и конкурса «Большая разведка» получил 430 000 рублей. Затем одержал победу на региональном этапе Generation S, а на финале в Москве проиграл. Зато о нём написали в газете РБК и сняли сюжет на телеканале Russia Today, и с инженерами связался инвестор Игорь Мацанюк: он предложил сотрудничество с его стартап-инкубатором Farminers, выделил деньги на доработку прототипа. Сколько Мацанюк инвестировал в проект, ребята держат в секрете.

Робот получил новый каркас из стеклопластика, его отливали в Перми. По тяге (2 килоньютона) робот получился сопоставимым с тракторами малой механизации, но не требовал регулярной замены масла и бензина, для управления роботом не нужны водительские права. Гелиевые аккумуляторы позволяли OMI Plow работать на морозе в 50 градусов, пока водитель — человек с мобильным телефоном, направляющий робота на борьбу с сугробами, — сидел в тёплой квартире.

Инженеры создали сайт и установили цену — 180 000 рублей за машину.

В Политехническом университете Кивокурцев познакомился с гендиректором компании «Интеллект-строй» Алексеем Южаковым. Южаков читал студентам лекции о том, как продавать инновации. С 2004 года его компания занималась интеграцией системы «умный дом» и была крупным игроком на пермском рынке. Компания Южакова заключала контракт с департаментом образования Перми на 40,9 млн рублей, с Политехом — на 1,7 млн рублей. На момент встречи Южакова с Кивокурцевым выручка «Интеллект-строя» (за 2013 год) составила 85,3 млн рублей.

Кроме того, Южаков выращивал розы. Ему принадлежал автоматизированный тепличный комплекс в деревне под Пермью. Там на 2 300 кв метрах росли кусты роз, к каждому была подведена капельница с автополивом и автоматической подачей удобрений. Всем необходимым эту большую голландскую теплицу оснастил «Интеллект-строй». Это была «умная теплица». В 2013 году выручка «Интеллект-агро» составила 9,1 млн рублей, и Южаков мечтал об увеличении прибыли.

Кивокурцев хотел предложить Южакову поработать со снегоуборщиком: «Вашим «умным домам» не помешала бы дистанционная уборка снега». Бизнесмен ответил: «У меня есть другие мысли».

Фотография: Ильяс Фархутдинов/«Секрет Фирмы»

Смена профессии

В голове у Южакова всплыла картинка: Корея, автономный робот-промоутер FURO-D помогает посетителям магазина сделать покупку. В него загружен кейс с ответами на вопросы в зависимости от отрасли, в которой он работает. Цена такой машины — 50 000 евро. Южаков видел, как робот привлекает к себе внимание. Он хотел, чтобы Кивокурцев переделал своего снегоуборщика и научил его продавать цветы. Инженер согласились попробовать. Южаков зарегистрировал на себя компанию «Малое инновационное предприятие “Интеллект”» («МИП “Интеллект”») и оформил команду Кивокурцева как сотрудников. В разработку прототипа робота-промоутера Южаков вложил 200 000 рублей и выделил инженерам офис. Они им не пользовались и четыре месяца не выходили из гаража. Кивокурцев, Еремеев и Утин стали придумывать Promobot.

В сети инженеры нашли много open-source-решений и начали дорабатывать их, совершенствовать технологии распознавания речи, мимики лица, шумоподавления. Над лингвистической базой робота трудились знакомые филологи. Сегодня лингвобаза Promobot — 100 000 различных модулей, разделённых на три части. Первая — узкая база — направлена на непосредственную деятельность робота. Если он работает в строительном магазине и слышит вопрос «Где найти цемент?», её хватает, чтобы помочь посетителю. Вторая — общая база — это синтез всех узких лингвистических. Тот же робот из строительного магазина может ответить на вопрос «Какой тариф мобильной связи хорош для звонков по межгороду?». Третья — база Google: робот не находит ответ в своих данных и посылает запрос в поисковик.

Когда Promobot привезли в головной офис «Интеллект-строя», посмотреть на него сбежались все сотрудники: он был похож на кулер с экраном на брюхе, на месте тары с водой будто бы ракетка для настольного тенниса, а внутри неё мигают голубые глаза. «Красавица, давай познакомимся», — приставал Promobot секретаршам. Те краснели, отходили в сторону, а Южаков потирал руки и прикидывал, как здорово это будет продаваться. Он привёз робота в местный ТЦ и заставил продавать цветы.

Promobot сделал 260% от средней ежедневной выручки продавца, но плохо слышал людей и путался, если становилось слишком шумно. Когда на робота ругались матом, он обижался, разворачивался и уезжал. Когда не мог найти ответ, менял тему. «Я знаю одну хорошую песню, — говорил он, — она про моего друга: “Владимирский централ, ветер северный...”».

Используя связи, Южаков продал 20 роботов в разные торговые центры страны по цене 450 000 рублей за штуку. В 2014 году Promobot победил в финале Generation S в Москве и получил 1,25 млн рублей призовых. На продаже роботов в 2014 году «МИП “Интеллект”» заработало 9 млн рублей.

Фотография: Ильяс Фархутдинов/«Секрет Фирмы»

В лидеры отрасли

В конце 2014 года Южакову поступило предложение от Московского технологического института — возглавить кафедру робототехники и помочь в исследовании взаимоотношений людей и роботов с помощью Promobot. Уже в феврале в МТИ состоялась презентация робота второй версии. У андроида больше не было объёмного экрана на груди — его заменили планшетом. Улучшилась технология распознавания лиц и шумоподавления.

«Promobot уже читал лекцию о развитии информационных технологий в МТИ и МФТИ», — говорит Южаков. «Мне доставляет большее удовольствие общение с людьми, чем Стиву Джобсу переустановка Windows», — шутит робот. Promobot может читать лекции на 20, на 40 минут. Следит, как кто реагирует, даёт отчёт. Его можно перебивать, задавать уточняющие вопросы.

Пять плат инженеры печатали сами, но к выпуску второй версии Promobot в феврале 2015 года все они уместились в одну, которую по чертежам пермяков делают в Китае. Там же закупаются электродвигатели: российские потребляют 45 ампер в час, а китайские — 12; выходит, что на китайских робот может работать не 7 часов, а 10. «Печатные платы делают и у нас, но на импортном оборудовании, с импортными химикатами и, зачастую, на импортном текстолите [основании], — рассказал «Секрету» Виктор Накоряков, совладелец компании «Амперка», занимающейся продажей hitech-конструкторов. – Помню, как цена на платы из Зеленограда поползли вверх, почти пропорционально курсу доллара. В итоге, даже сейчас китайские платы дешевле местных. А платы с шильдом «made in Russia» состоят из импорта больше, чем на половину». Южаков рассчитывает, что скоро у него будут покупать по 10 роботов в месяц, с таким объёмом печатать платы станет выгодно в России.

В конце марта Южаков, как генеральный директор компании «Промобот» (совладельцев пятеро: Южаков, Кивокурцев, Еремеев, Утев и один из менеджеров «Интеллект-строя») в Сколково заключил договор на поставку 50 роботов второй версии в МТИ. Реализация договора рассчитана до середины 2016 года. По расчётам «Секрета», МТИ планирует потратить на роботов около 1,5 млрд рублей. «Мы планируем получить 15–25 роботов уже в 2015 году, — рассказал «Секрету» проректор МТИ Евгений Плужник. — А масштабное исследование по изучению взаимоотношения робота и человека уже началось. Мы планируем завершить его в 2017 году. В нашем понимании рынок [роботостроения] в ближайшие 20–30 лет покажет огромные темпы роста».

Фотография: Ильяс Фархутдинов/«Секрет Фирмы»

По оценке руководителя робоцентра «Сколково» Альберта Ефимова, объём реализации сервисных роботов в мире — $1,7 млрд, притом что в год продаётся около 200 штук. По словам Южакова, до 2016 года у его компании имеется 139 предварительных договоров на Promobot 2.0 (при возможности производить по 10 роботов в месяц). Среди клиентов — ТЦ «Авиапарк», аэропорт в Севастополе, многофункциональный центр предоставления государственных и муниципальных услуг в Якутске и другие. Цена на «Алантима» осталась равна цене на робота первой модели — около $6 000.

«Если смотреть на российские робототехнические стартапы, которые я знаю, 139 предварительных договоров — это неплохо, — говорит «Секрету» директор по развитию Grishin Robotics Валерия Комиссарова. — Но не очень правильно сравнивать продажи Promobot с продажами, скажем, российских роботов телеприсутствия. Promobot не делает робота массового пользования, это b2b-история, тут своя специфика бизнеса. Имеет смысл сравнить его с зарубежными ритейл-роботами. С тем же Pepper от компании Softbank».

Pepper, разработанный подразделением Softbank во Франции, компанией Aldebaran Robotics, работает продавцом-консультантом в японских подразделениях Nestle и стоит $2 000. Сколько роботов работает в Японии — секрет. «Я думаю, что цена в $2 000 — это пиар-ход компании с целью привлечь внимание и получить обратную связь о недоработках робота, — рассказал «Секрету» менеджер по развитию интернет-магазина Nanojam Сергей Кушкин. — Скорее всего, потом цена поднимется. На массовом рынке, за исключением Pepper, нет роботов-консультантов андроидного типа. Российские автономные роботы-консультанты Promobot и AR-D от AlexPobotics не похожи на человека».

«Все заработанные деньги мы вкладываем в производство, — говорит Кивокурцев. — Мы не пьём смузи в коворкингах, не сидим, уткнувшись в планшеты. Не шикуем, ничего. Мы какими были, такими и остались. Приходим на работу к 8:00, уходим не раньше 21:00. Смузи вообще не знаем, чё такое. А планшетник у нас только один. И он у нас на андроиде. И он сломался. Мы его разбили. Короче, вот так».

Кивокурцев замолкает. Робот оживляется и подхватывает голосом птицы-говоруна: «Интересно, а будет ли сегодня снег или вообще дождь?»

Фотография на обложке: Ильяс Фархутдинов/«Секрет фирмы»

Обсудить ()
Новости партнеров