$ 64.9172.50$48.37
27 мая 2015 года в 09:00

Алёна Владимирская. Как я открывала филиал в Израиле

Опыт хедхантера

Алёна Владимирская. Как я открывала филиал в Израиле

Когда возникла идея открыть филиал рекрутингового агентства Pruffi в Израиле, мы быстро поняли, что это решение верно — даже не на юридическом уровне, а на уровне шестого чувства. Израиль действительно открыт и положительно настроен к партнёрству с российскими бизнесменами. На мой пост в фейсбуке о том, что мы хотим открыть фирму в Израиле, была такая бурная реакция — мне написали и фирмы, и частные лица, за сутки больше 200 предложений, — что я ещё больше убедилась в том, что именно Израиль нам необходим.

Почему Израиль? Во-первых, мы специализируемся на IT, а тут IT — это второй хлеб. Во-вторых, здесь очень много переселенцев и людей с русским менталитетом. В-третьих, русский — практически неузаконенный государственный язык. А когда ты обсуждаешь сложные моменты, связанные, скажем, с прибылью, правами акционеров и прочим, то можно упустить многое, если твой английский далёк от совершенства. Поэтому возможность говорить на родном языке с партнёрами и клиентами очень важна. Наконец, здесь очень популярен фейсбук — к моменту, когда мы открывали офис, я понимала, что меня читает пол-Тель-Авива.

Боялась ли я? Боялась. Это здесь я умная еврейка, а там все евреи и все умные. И меня пугали, что обязательно обманут. Потому я сразу решила открываться с местным партнёром. Пока не обманывают.

Как мы открывались? Для своего первого приезда мы составили очень плотный график — до 20 встреч в день. Это были встречи с клиентами, и, главное, мы искали партнёра и руководителя филиала. Мы практически оккупировали знаменитое кафе завтраков «Бенедикт» в Тель-Авиве, превратив его в свой офис. И началось.

Первый сюрприз. Средний израильтянин говорит многократно больше, чем россиянин, поэтому, в отличие от Москвы, здесь на любую встречу надо отводить не сорок минут, как мы привыкли, а целых два часа! При этом количество полезной информации одинаково. В Израиле у всех есть какой-то бизнес-опыт, зачастую с русскими, у всех есть своё мнение и советы по каждому поводу. Нас замучили советами. Нам постоянно говорили, что мы всё делаем неправильно, а «вот Сима, когда открывал хантинговое агентство...».

Если российские специалисты абсолютно не умеют себя продавать, то любой израильтянин продаёт себя настолько виртуозно, что хочется взять его на работу немедленно. И тут, конечно, нужно тщательно всё перепроверять, потому что самопрезентация у многих израильтян значительно лучше, чем опыт реальной работы. При этом, если в России принято переходить к вопросам оплаты и условий труда на 3–5 встрече, то здесь — уже на 15 минуте разговора.

Ещё одна особенность израильтян — они всегда хотят притащить в ещё не существующий бизнес всех своих знакомых и особенно родственников. Если взять количество жён-детей-тёть-дядь, которых нам рекомендовали, можно открыть маленький кибуц. Зато Израиль — страна социальных связей, страна нетворкинга. Мы были поражены, когда сразу после наших первых встреч с лёгкостью вышли на Кнессет, на ведущие инкубаторы. Причём нас сводили совершенно незнакомые люди, ничего не требуя взамен. Один из главных принципов Израиля — отдай без умысла и получишь многократно больше — работает постоянно.

Одно удивительное отличие Израиля от России — это высочайший авторитет и значение армии. В России очень сложное отношение к армии, этого не то чтобы стыдятся, но в разговоре сорокалетних мужчин не принято первым делом интересоваться — а где и с кем служил? Здесь это ключевой фактор при решении о партнёрстве, совместная служба открывает любые двери.

Праздники и выходные. Pruffi тогда не имело филиалов в Америке и Азии, но работаем мы с этими странами довольно плотно, и нам не раз предъявляли претензии, что количество выходных дней у россиян просто зашкаливает. В Израиле обнаружилось, что мы не рекордсмены: количество праздников у израильтян настолько большое, что периодически мы теряли всех, включая клиентов, где-то на месяц. Сама идея некоторых праздников нас тоже удивляла не раз. Например, в России никому не придёт в голову устраивать выходные по поводу выборов. В моём календаре появилось понятие «шаббат» — день, когда я не пишу писем в израильский офис.

Зато не возникает никакой проблемы по таймингу — мы в одном часовом поясе, что очень удобно. К тому же Израиль — близкая страна, лететь всего четыре часа. То есть, если у тебя срочные переговоры, ты можешь вылететь утром и тут же попасть на встречу — либо вечером накануне.

В Израиле дорогой труд и то, чего в России нет в принципе, — социальный пакет, который включает множество важных вещей, таких как, например, укороченный рабочий день для женщин и даже пиво по пятницам. Россиянам такое и не снилось.

И ещё очень важный момент. Я сразу открывала филиал вместе с местным партнёром — известной юридической фирмой. Поэтому у меня не болела голова о том, как именно оформлять офис и сотрудников. Всё делала компания Эли Гервица, причём, что важно, для меня в рамках партнёрства это было бесплатно.

В общем, на вопрос «Открывать или нет?» мой ответ такой: если вы хотите открывать компанию в Израиле ради рынка Израиля — пожалуй, нет. Всё-таки это небольшая страна. Но если в ваших планах перспектива «открытия» мира, то лучшую отправную точку для масштабной экспансии сложно себе представить.

Фотография на обложке: Abir Sultan/EPA

Обсудить ()
Новости партнеров