10 февраля 2017 года в 05:44

Алина Гизатуллина. Женщины платят мне за помощь в выборе бюстгальтера

Как сделать бизнес на большой груди

Алина Гизатуллина. Женщины платят мне за помощь в выборе бюстгальтера

«Секрет» попросил Алину Гизатуллину рассказать историю о том, как она в погоне за идеальным нижним бельём построила бизнес с годовым оборотом в 35 млн рублей и помогла сотням женщин подобрать идеальные бюстгальтеры.

У меня всегда была проблема — подобрать бельё. Когда я приходила в магазин и просила 85D (четвёртый размер), мне в лучшем случае приносили пару хилых лифчиков, а чаще говорили: «У нас такого нету». Я чувствовала себя монстром.

Мне было 22 года, когда я поехала в отпуск в Америку. И совершенно случайно в одном из книжных наткнулась на книгу «Искусство подбора белья» Ребекки Эпсан. В аннотации было написано, что автор — владелица бутика нижнего белья и одевала, в частности, актрис сериала «Секс в большом городе». Ну, я загуглила, выяснила, что бутик находится на соседней улице, и рванула туда. Прихожу, говорю своё: «Дайте мне 85D». Продавщица так удивлённо посмотрела на меня и спрашивает: «А с чего вы взяли, что у вас 85D?» И отправила меня в кабинку мерить подобранные ей самой размеры. Оказалось, что у меня 75Е и всю жизнь я выбираю лифчики не того размера. Меня это шокировало.

Я вернулась в Москву и стала читать англоязычные блоги. Оказалось, что в Штатах или в Европе лифчики тестируют так же, как уже знакомые российскому потребителю бьюти-блогеры тестируют румяна. У этого, говорят, слишком эластичный пояс, сидит не так, а этот слишком закрытый, а у этого чашечки слишком большие.

У меня тоже был блог. Он был посвящён деловому дресс-коду и стилю, так что тема лифчиков была вполне актуальна. У блога было больше 10 000 подписчиков. Я училась на юрфаке МГУ, работала в международной юридической фирме и была, конечно, уверена, что надо десять лет поработать в конторе на дядю, прежде чем открыть своё дело. Зарабатывать на лифчиках деньги я тогда и не думала.

Я стала делиться своими откровениями и находками о нижнем белье с читательницами блога. А потом, чтобы укрепить знания, стала предлагать читательницам абсолютно бесплатно помочь подобрать лифчик. Мне было сложно — и знаний не хватало, и размерные линейки в магазинах были неполные. В 2013 году я решила пройти курсы для бра-фиттеров — специальных помощников в подборе лифчиков. Больше всего бра-фиттинг был тогда развит в Великобритании и в Америке. С американским подходом я была хорошо знакома, поэтому решила изучать подход британский. К тому же у британок — самая большая грудь в мире. Средняя британка носит 52-й размер, это примерно российский четвёртый или пятый. Поэтому именно в этой стране зародился бра-фиттинг.

Недельный курс известного бра-фиттера Линдси Браун стоил 1000 фунтов. Мне нравилось моё хобби, муж тоже был не против, так что я сорвалась и улетела в Лондон. На выпускном экзамене нужно было подобрать лифчики четырём женщинам разной комплекции.

Я вернулась и снова объявила акцию в блоге для читательниц. Пошли по магазинам, и тут я поняла, что в обычной московской рознице есть всего 16 размеров лифчиков вместо двух сотен существующих. Так что даже при желании я не могу купить хорошего белья ни себе, ни своим читательницам.

Тогда я нашла в Москве оптовый склад британского белья и договорилась с ними, что приду мерить их со своими клиентками. Дело в том, что каждый магазин решает для себя самостоятельно, какую размерную и модельную линейку закупать — и чаще они предпочитают взять 25 моделей в пяти ходовых размерах, чем забивать шкафы и вешалки десятками одинаковых вещей разных размеров. Я решила, что могу зарабатывать на этом как на сервисе.

С помощью моих профессиональных рук грудь, вне зависимости от формы, размера и возраста, взлетала на девичью высоту, появлялась соблазнительная ложбинка и красивый силуэт. И у меня достаточно быстро получалось подбирать бельё. Служащие склада первое время удивлялись, но потом привыкли. А однажды пришла хозяйка склада и сказала: «Ваша женщина покупает всего два-три лифчика, но вы ради этого перерываете весь склад. Либо вы прекращаете к нам приезжать, либо берёте бельё в собственность». Я пошла к мужу. Говорю: всё прогорело. И муж меня очень поддержал.

Мы купили три самых дешёвых комода в IKEA, наполнили их бельём, муж собственноручно отгородил шестиметровую примерочную в коридоре. Мой сервис стоил 2500 рублей, а бельё я продавала по рекомендованной розничной цене. Бюстгальтер стоил до девальвации 4000–5000 рублей. Заработало сарафанное радио, и мои аппетиты стали расти. Я перестала помещаться в три комода, и муж сказал: «Давай-ка ты перебирайся».

Я поняла, что в обычной московской рознице есть всего 16 размеров лифчиков вместо двух сотен существующих

Это было весной 2014 года. Я уже понимала, что работа юриста меня не устраивает, что бра-фиттинг пока убыточен, что у меня нет бизнес-плана и не хватит организованности его сделать. Но я провела три проекта для топ-менеджеров и линейных сотрудников Сбербанка по деловому дресс-коду и заработала больше полумиллиона, которые тут же потратила на закупки. На эти деньги я сняла 15-метровую комнату у метро «Достоевская» в административном здании класса С– и переехала туда.

Офис был отвратительный. Когда я оставляла мыло в туалете, его воровали. Туалетную бумагу надо было носить с собой. Но со знакомым дизайнером мы отремонтировали мою комнатушку, покрасив всё в фиолетовый, белый и бирюзовый. С тех пор эти цвета стали нашими корпоративными. Я стала давать платные объявления в ЖЖ, сарафанное радио продолжало работать.

Через год мой оборот достиг 200 000 рублей в месяц. Я переехала в 40-метровый офис с отдельным входом на первом этаже жилого дома, дала рекламу в Facebook и стала искать помощников. Звонили и мужчины. Но согласно рекомендации Профессиональной ассоциации бра-фиттеров мужчина не может работать бра-фиттером. Женщинам не понравится, когда мужчина трогает их за грудь, прикрываясь профессией. Так что мужчин мы в бизнес не берём. Обвиняйте нас в сексизме, если хотите.

Весной я сняла помещение 200 кв. м на «Маяковской». К августу мы его отремонтировали и переехали туда. Сейчас наша выручка достигает 2–3,5 млн рублей в месяц (все клиенты только частные) в зависимости от сезона. Когда теплеет, женщины идут покупать новые лифчики. Моя подруга долгое время была маркетологом в крупной FMCG-компании, которая выпускает продукты для бритья для женщин. Она говорит, что продажи женских бритв зимой тоже резко падают. То есть женщины не бреют в это время ноги и не следят за тем, какие на них лифчики.

Большую часть прибыли я реинвестирую и даже зарплату себе толком не плачу. У нас с мужем до сих пор нет ни машины, ни квартиры. Мы тратим всё заработанное на развитие бизнеса. И даже ремонт в новом офисе сделали на деньги, которые подумывали потратить на ипотеку. Всё это меня здорово раздражает, и я регулярно хочу всё бросить. Но всё же слишком люблю свою работу.

Сейчас у меня в гардеробе 15 пар идеального подобранного нижнего белья. Но чаще всего я ношу трусы и лифчики от разных комплектов. Теперь заняться личным гардеробом нет времени из-за бизнеса.

Обсудить ()
Новости партнеров